Сайт журналиста Владимира Шака


Как искали могилу учителя батьки Махно – гуляйпольского анархиста №1




Вольдемар Антони, главный анархист Гуляйполя, являвшийся, по сути, идейным вдохновителем крестьянской революции под руководством Нестора Махно, пережил своего легендарного ученика на 40 лет. Исколесив и Европу, и Южную Америку, где даже состоял в компартии Уругвая, он через полвека эмиграции  вернулся  на родину. Умер в Никополе, в котором жил под вымышленной фамилией. Благодаря усилиям никопольских махновцев, в 2016 году могила его была взята под государственную охрану.

Чтобы подтвердить выдающуюся роль Вольдемара Генриховича в судьбе мятежного атамана из Гуляйполя, а именно он, Антони, был организатором гуляйпольской революционной группы «Союз бедных хлеборобов», предоставляю слово самому Нестору Ивановичу. Вот о чем он  писал в 1929 году из Парижа: «На мою долю выпало счастье подпасть еще юнцом под идейное влияние анархиста-революционера Владимира Антони [известного в революционных рядах под именем «Заратустры»]. Благодаря влиянию этого революционера, с одной стороны, а также благодаря тому правительственному террору, который носился в 1906-1907 годах по русской земле против просыпавшегося народа, я быстро занял не последнее место в боевой Гуляйпольской группе хлеборобов-анархистов-коммунистов Екатеринославской организации и долго и упорно боролся с царско-помещичьим строем".

В Буэнос-Айрэсе Антони оказался 10 октября 1909 года. Причем в Южную Америку прибыл с документами, выписанными на имя Григория Андреевича Ляпунова. Ну а вернуться в СССР ему разрешили в 1962 году - с тремя сыновьями, невесткой и двумя внучатами.

*

Семья Вольдемара Генриховича снова уехала из Украины в Уругвай в лихие 90-е – через два десятилетия после смерти Антони-Заратустры. А уже в двухтысячных годах группа никопольских энтузиастов во главе с местным историком Мирославом Жуковским, заместителем директора Никопольского краеведческого музея по науке, отыскала на старом городском кладбище могилу Вольдемара Генриховича. Причем, как рассказал мне сам Мирослав Жуковский, поиски не сразу увенчались успехом, хотя поисковики получили официальный документ из ритуальной службы, в котором было четко обозначено место захоронения учителя батьки Махно. «Мы пришли туда, - вспоминал Мирослав Петрович, - а там похоронен совсем другой человек». Как можно предположить, неразбериха в бумаги ритуальной службы была внесена умышленно. Это было сделано для того, что могила гуляйпольского Заратустры просто канула в Лету. Просто исчезла. Чтобы ничего на земле не осталось от этого человека. Вообще.

И могила учителя батьки Махно исчезла бы наверняка, не будь никопольские махновцы настойчивыми. Посовещавшись, они приняли единственно верное решение: стали целенаправленно прочесывать кладбище – те кварталы, захоронения на которых производились в начале 70-х. И, зная, что гуляйпольский анархист №1 был похоронен под своей настоящей фамилией, отыскали в конце концов его скромную могилу. Представляет теперь из себя выкрашенную в цвета украинского флага оградку и памятник-пирамидку с пятиконечной звездой. На пирамидке – потертое фото, на котором изображен очень пожилой человек в очках, очень похожий… на немца, пожалуй [Вольдемар Генрихович был сыном чеха Генриха Алойзовича Антони и немки Сусанны Бонелис]. С возвращением из небытия, Заратустра!

Как особо подчеркнул Мирослав Жуковский, могила Вольдемара Генриховича уже находится под охраной государства: принято решение об этом. Кстати, в Никополь Антони попал не сразу: прямо из Одессы семью гуляйпольского южноамериканца отправили… в Казахстан – в хлопководческий колхоз, в котором работали… вчерашние «враги народа». Только благодаря ходатайству его сестры Юзефины Генриховны - коммунистки ленинского призыва и вдовы красного полкового комиссара, Вольдемару Генриховичу разрешили переехать к ней. И, перебравшись в Никополь, идейный вдохновитель Союза бедных хлеборобов и учитель батьки Махно стал добиваться хотя бы мизерной пенсии – рублей в 20-30, о чем сообщал в Гуляйполе отыскавшим его землякам. Причем обратный адрес старый конспиратор нередко указывал не свой, а вымышленный. На всякий случай.

Что характерно, Антони власть услышала: 2  июня 1967 года исполком Запорожского областного совета депутатов трудящихся принял следующее постановление: «Назначить персональную пенсию местного значения Антони Вольдемару Генриховичу, 1886 года рождения, активному участнику революционного движения в России 1905-1907 годов, за что преследовался царской охранкой. С 1907 по 1962 г. находился за границей и являлся членом Славянского движения Советского союза за рубежом, с 1 мая 1967 года, в размере 40 руб. в месяц, пожизненно». Ни в Никополе, ни в Запорожье, похоже, так и не поняли, что первопричиной широкомасштабного махновского движения, с которым некогда не могли управиться ни лидеры белого движения, ни большевистские вожди, был именно он, очень похожий на немца гуляйпольский Зарастустра. Мало того, что не поняли, но даже, оценив его революционные заслуги, кроме пенсии, пожаловали ему и квартиру в центре города – на проспекте Ленина [сейчас это проспект Трубников].

**

Последнее письмо из Никополя в Гуляйполе – внучатому племяннику батьки Махно Виктору Яланскому [датировано 22 мая 1974 года], пришло не от Вольдемара Генриховича. Подписал послание его сын. Вот о чем шла в нем речь: «С глубоким прискорбием сообщаю, что отец наш, Вольдемар Генрихович, скончался 15 мая. Скромно, но достойно похоронили его 17 мая в 13 ч. 15 м. Случилось это после довольно долгой болезни. Как Вы помните, когда были у нас, он уже болел. С тех пор не поправился, т.е. поправка была временной».

[Фото из Никополя Сергея Томко]

 



Создан 15 мая 2020