Сайт журналиста Владимира Шака

Как в Запорожской области погибшего генерала похоронили… частично




Что за глупости, удивится читатель, как такое могло быть? А вот могло: 26 сентября 1943 года в селе Гусарка [ныне это Бильмакский район] похоронили… сердце члена военного Совета Южного фронта генерал-лейтенанта Кузьмы Гурова.

 

Это случилось в день, когда войска фронта начали Мелитопольскую операцию, завершившуюся в конечном итоге прорывом немецкой линии обороны «Вотан» и освобождением многих населенных пунктов региона, включая Мелитополь.

 

Навсегда остались запорожцами

Между прочим, за годы войны с немцами в Запорожской области погибли шесть генералов Красной Армии. И все – на территории нынешнего Бильмакского района. Причем пятеро – в один день.

8 октября 1941 года были убиты в бою командующий 18-й армией генерал-лейтенант Андрей Смирнов, начальник артиллерии 18-й армии генерал-майор Алексей Титов, член военного совета 18-й армии бригадный комиссар Алексей Миронов, член военного совета 18-й армии бригадный комиссар Тихон Черепин, военный комиссар ВВС 18-й армии бригадный комиссар Никифор Новохатный [спецзвание для высшего политсостава «бригадный комиссар» приравнивалось к общеармейскому чину «генерал-майор»].

Ну, а 25 сентября 1943 года в Гусарке, где находился штаб Южного фронта,  умер боевой генерал Кузьма Гуров, прошедший Сталинград, а ранее побывавший в так называемом Барвинковском котле, устроенном немцами для войск Юго-Западного направления. Умер генерал, как погиб в бою  - смертельно раненым в сердце.

 

Кое-что из биографии генерала

Кузьма Гуров родился 14 октября 1901 года в Калужской губернии. В своей автобиографии он потом запишет: «В 1912 году окончил три зимы сельской школы, дальше учиться из-за отсутствия средств не мог». Еще два сезона будущий генерал был пастухом, потом - чернорабочим на кирпичном заводе под Москвой, и кочегаром на фабрике. А весной 1917 года поехал в Сибирь на заработки. 

В сентябре 1919-го Кузьма заболел тифом и попал в госпиталь американского Красного Креста. После выздоровления записался добровольцем во 2-й Иркутский кавалерийский полк.  С этого момента и начинается его военная карьера: сначала он становится слушателем курсов по подготовке политработников; затем, после выпуска, направляется на Дальний Восток – политруком эскадрона. За отличие в боях получает орден Красного Знамени. После этого, до 1928 года, служит политработником в Забайкалье, откуда получает направление в Смоленск - на курсы переподготовки. Экстерном получает среднее образование и назначается в политотдел 12-й кавалерийской дивизии в Северо-Кавказском военном округе.  С 1932 года учится в Военно-политической академии РККА, по окончании которой два года служил комиссаром 188-го артполка в Минске. В 1938 году ему присваивают звание «бригадный комиссар». Таким образом, до генеральского чина он дослужился за 19 лет. Однозначно хороший результат.

Спустя еще два года, будучи уже дивизионным комиссаром, Кузьма Гуров возглавил Высший военно-педагогический институт РККА.

 

На войне

С 15 июля 1941 года бригадный комиссар Кузьма Гуров - член военного совета 29-й армии, отличившейся в Смоленском сражении и в битве за Москву, а 12 января 42-го назначается членом военного совета Юго-Западного фронта.  В этой должности он и станет участником самых трагических событий 1942 года: попадает  в Барвенковский котел, в который 239 тысяч бойцов и командиров Красной Армии загнали бездарные военачальники – маршал Семен Тимошенко и будущий глава СССР Никита Хрущев [маршал был командующим Юго-Западного направления, а Хрущев при нем исполнял обязанности члена военного совета].

Ответив тогда контратакой на наступление Красной Армии, попытавшейся ликвидировать Харьковскую группировку противника и выйти к Запорожью, немцы окружили наступавших и… уничтожили их. По воспоминаниям местных жителей, трупов было столько, что гитлеровцы утрамбовывали их танками и посыпали известью с самолетов. В результате полного разгрома нескольких советских армий немецкие войска начали летнее наступление на Сталинград и на Кавказ. А Кузьма Гуров оказался единственным генералом, которому удалось вырваться из окружения и вывести с собой часть бойцов. Одиннадцать других генералов Красной Армии заплатили своими жизнями за просчеты Тимошенко и Хрущева, заваривших Барвенковский котел.

Очень не нужен был Хрущеву этот свидетель. И он его и ненавидел, и боялся. Боялся, что Гуров, как человек прямолинейный и бескомпромиссный, рано или поздно расскажет правду о случившемся в Харьковской области. А правда эта тяжким грузом лежала на сердце дивизионного комиссара, которому 6 декабря 1942 года, когда он находился в Сталинграде, было присвоено звание генерал-лейтенанта. К слову заметить, в вышедшем на экраны в 1989 году двухсерийном кинофильме «Сталинград» Кузьма Гуров, которого сыграл актер Любомирас Лауцявичюс, прямо обвиняет Хрущева [в исполнении киноактера Вадима Лобанова] в бездарном руководстве войсками. Стоит также уточнить, что именно после Барвинковского котла члены военных советов были лишены права решающего голоса. Они могли только советовать.

 

В Гусарке

1 марта 1943 года генерал Гуров назначен членом военного совета Южного фронта – вместо… Никиты Хрущева. Судьба будто специально постоянно сводила их. Однако доподлинно не известно, выясняли ли они отношения глаза в глаза, как говорится, как это было показано в киноэпопее о Сталинграде.

С командующим фронтом Федором Толбухиным новый член военного совета сразу нашел общий язык. Гуров умел слушать, не навязывая своего мнения, всегда сохранял спокойствие и был по-настоящему боевым генералом, отмеченным четырьмя орденами.

10 сентября 1943 года штаб Южного фронта – после освобождения Донецка, выдвинулся ближе к направлению будущего главного удара по немцам – в село Гусарку. Там командующий фронтом стал генералом армии [21 сентября], там был утвержден план Мелитопольской операции. А 25 сентября генерал Кузьма Гуров выступил перед жителями Гусарки на митинге. И недовыступил: умер от сердечного приступа. Вскрытие тела генерала проводили опытные военные медики, выяснившие причину его неожиданной смерти: «Закупорка сердечной артерии».

На следующий день, когда войска фронта пошли в наступление, в Гусарке попрощались с погибшим генералом и его тело отправили в Донецк, который он освобождал тремя неделями ранее. Там Гурова и похоронили. Но это еще не все: сердце генерала похоронили отдельно - возле штаба в Гусарке, во дворе под деревом, где оно оставалось до 1968 года: только к 25-й годовщине со дня смерти Кузьмы Гурова его сердце торжественно перезахоронили на аллее Славы села. В специально изготовленной коробочке, как мне весной 2017 года рассказала сельский голова Гусарки Наталья Слабышева, лично присутствовавшая – будучи школьницей, на перезахоронении.

Сельский голова также сообщила, что в Гусарке сохранился дом, в котором пребывал штаб Южного фронта. А в музее села можно увидеть… мундир генерала Гурова, который передала его дочь.

К сожалению, Наталья Юрьевна, много сделавшая для родной Гусарки и знавшая в ней все и всех, умерла в августе 2018 года. Поэтому нынче, когда мы вновь оказались в тех местах, нам не от кого было услышать, каким невероятным селом является Гусарка. И на сельский воинский мемориал нас некому было в этот раз сопроводить – сами туда отправились.

На гранитных плитах мемориала выбиты фамилии более 330  жителей Гусарки, не вернувшихся с фронта. А справа на аллеи установлен массивный гранитный обелиск с лаконичной надписью: «Здесь похоронено сердце члена военного совета Южного фронта генерал-лейтенанта Гурова Кузьмы Акимовича».

В народе, кстати, говорят, что душа человеческая как раз в сердце и находится. Но это так, в качестве мыслей вслух. Просто я не могу понять, почему в Гусарке генерала Гурова похоронили… частично. Нет у меня разумного объяснения. Что это было сделано с ведома командующего фронтом, мне понятно. Но зачем?

Ну, а что сейчас со штабом Южного фронта?

Вроде, на месте. Только двор там очень зарос. «Есть кто живой?» - оглянувшись по сторонам, полуспросил-полупозвал я.

Никто не отозвался.

Август 2019



Создан 08 ноя 2019