Сайт журналиста Владимира Шака

День рождения батьки Махно




Принято считать, что легендарный герой-анархист из Гуляйполя, лихой атаман Нестор Махно, которого уже в тридцать лет стали звать батькой, родился 7 ноября 1888 года [в 2018 году, к слову, в Гуляйполе – на родине батьки, отмечали 130-летие со дня его рождения].

То есть, день рождения самого известного гуляйпольца странным образом совпал с днем так называемой великой октябрьской социалистической и… какой там еще?.. революции, как ее называли большевики, хотя это была вовсе не революция. Это был вооруженный переворот – захват власти. Но не о нем речь.

Получается, что по старому летоисчислению, которое и было принято в Российской империи до февраля 1918 года [юлианский календарь], день рождения батьки, вроде бы, должен приходиться на 25 октября 1888 года: по аналогии с октябрьским большевистским переворотом [а не революцией], имевшим место 25 октября 1917 года. Но это не совсем так. Вернее, совсем не так: Нестор Махно родился 26 октября 1888 года. И сему факту имеется документальное подтверждение – фотокопия записи, сделанной священником Иоанном Стадницким и диаконом Василием в метрической книге гуляйпольской Кресто-Воздвиженской церкви о рождении Нестора Махно 26 октября 1888 года.

Эта фотокопия была обнародована 7 ноября 2018 года на странице в соцсетях «Гуляйпільські старожитності», где я ее и обнаружил.

А как же с датами быть, полюбопытствует сбитый с толку очевидным несовпадением человек? Почему при переводе на григорианский календарь 26 октября 1888 года и 25 октября 1917 года дают один и тот же день – 7 ноября? Это правильно? Абсолютно правильно!

Дело в том, что разница между юлианским и григорианским календарями – число не постоянное. В 1582 году, когда была проведена реформа, отставание юлианского календаря от григорианского составляло десять суток. В дальнейшем, через каждые 400 лет, разница увеличивалась на трое суток. И в двадцатом веке она достигла 13 суток.

Увеличение разницы осуществляется за счет лет, которыми оканчиваются столетия. По юлианскому календарю годы 1600, 1700, 1800, 1900, 2000 и т. д. считаются високосными, а по григорианскому високосными считаются лишь те из них, у которых первые две цифры делятся на четыре. Следовательно, 1600 год по юлианскому и григорианскому календарю был високосным, поэтому в 17 веке разница оставалась равной десяти суткам. 1700 год по юлианскому календарю - високосный год, по григорианскому - простой. Вследствие этого, разница увеличилась на одни сутки. 1800 год также по юлианскому календарю был високосный, а по григорианскому - простой. Разница снова увеличилась на одни сутки и составила уже 12 суток. Далее: 1900 год по юлианскому календарю - високосный, а по григорианскому - простой. Разница опять увеличилась на одни сутки и в двадцатом веке составила 13 суток.

Таким образом,

дата 26 октября 1888 года – при переводе из юлианского календаря в григорианский, увеличивается на 12 дней, а дата 25 октября 1917 года – на 13.

В итоге в обоих случаях мы получаем 7 ноября – давным давно не красный день календаря. Впрочем, анархисты красного цвета и не признавали: их вполне устраивал цвет черный) Так что день 7 ноября – с оглядкой на Нестора Махно, очень даже праздничный.

*

В тему

«Был со мной заодно пулемет»

Так сам батька Махно однажды написал - в своем стихотворении, датированном 1921 годом:

«Проклинайте меня, проклинайте, Если я вам хоть слово солгал, Вспоминайте меня, вспоминайте, Я за правду, за вас воевал. За тебя, угнетенное братство, За обманутый властью народ. Ненавидел я чванство и барство, Был со мной заодно пулемет. И тачанка, летящая пулей, Сабли блеск ошалелый подвысь».

Хорошие стихи — искренние. Добавить к ним я бы хотел короткую главку из книги Исаака Бабеля «Конармия» и несколькими фото из Гуляйполя, где установлен памятник легендарной махновской тачанке.

Итак, Исаак Бабель:

«Учение о тачанке

Мне прислали из штаба кучера, или, как принято у нас говорить, повозочного. Фамилия его Грищук. Ему тридцать девять лет.

Пробыл он пять лет в германском плену, несколько месяцев тому назад бежал, прошел Литву, северо-запад России, достиг Волыни и в Белеве был пойман самой безмозглой в мире мобилизационной комиссией и водворен на военную службу. До Кременецкого уезда, откуда Грищук родом, ему осталось пятьдесят верст. В Кременецком уезде у него жена и дети. Он не был дома пять лет и два месяца. Мобилизационная комиссия сделала его моим повозочным, и я перестал быть парием среди казаков.

Я — обладатель тачанки и кучера в ней. Тачанка! Это слово сделалось основой треугольника, на котором зиждется наш обычай: рубить — тачанка — кровь…

Поповская, заседательская ординарнейшая бричка по капризу гражданской распри вошла в случай, сделалась грозным и подвижным боевым средством, создала новую стратегию и новую тактику, исказила привычное лицо войны, родила героев и гениев от тачанки. Таков Махно, сделавший тачанку осью своей таинственной и лукавой стратегии, упразднивший пехоту, артиллерию и даже конницу и взамен этих неуклюжих громад привинтивший к бричкам триста пулеметов. Таков Махно, многообразный, как природа. Возы с сеном, построившись в боевом порядке, овладевают городами. Свадебный кортеж, подъезжая к волостному исполкому, открывает сосредоточенный огонь, и чахлый попик, развеяв над собою черное знамя анархии, требует от властей выдачи буржуев, выдачи пролетариев, вина и музыки.

Армия из тачанок обладает неслыханной маневренной способностью.

Буденный показал это не хуже Махно. Рубить эту армию трудно, выловить — немыслимо. Пулемет, закопанный под скирдой, тачанка, отведенная в крестьянскую клуню, — они перестают быть боевыми единицами. Эти схоронившиеся точки, предполагаемые, но не ощутимые слагаемые, дают в сумме строение недавнего украинского села — свирепого, мятежного и корыстолюбивого. Такую армию, с растыканной по углам амуницией, Махно в один час приводит в боевое состояние; еще меньше времени требуется, чтобы демобилизовать ее.

У нас, в регулярной коннице Буденного, тачанка не властвует столь исключительно. Однако все наши пулеметные команды разъезжают только на бричках. Казачья выдумка различает два вида тачанок: колонистскую и заседательскую. Да это и не выдумка, а разделение, истинно существующее.

На заседательских бричках, на этих расхлябанных, без любви и изобретательности сделанных возках, тряслось по кубанским пшеничным степям убогое красноносое чиновничество, невыспавшаяся кучка людей, спешивших на вскрытия и на следствия, а колонистские тачанки пришли к нам из самарских и уральских, приволжских урочищ, из тучных немецких колоний. На дубовых просторных спинках колонистской тачанки рассыпана домовитая живопись — пухлые гирлянды розовых немецких цветов. Крепкие днища окованы железом. Ход поставлен на незабываемые рессоры. Жар многих поколений чувствую я в этих рессорах, бьющихся теперь по развороченному волынскому шляху»;

гуляйпольская тачанка, бывая возле которой, я всякий раз думаю: батьке бы таких с десяток) Они бы, пожалуй, и против танков пошли:

 

 



Создан 08 ноя 2019