Сайт журналиста Владимира Шака

Где искать сокровища батьки Махно?




Этот вопрос однажды я адресовал исследователю махновского движения, запорожскому писателю и журналисту, автору романа "Нестор Махно" Виктору Ахинько, давнему моему другу, к слову.

 

Повод для обращения к нему нашелся более, чем веский: 13 января 2019 года Виктору Максимовичу исполнялось 80 лет. Как он сам заявил о себе при нашей встрече накануне юбилея, "я появился на свет в Большом Запорожье 13 января 1939 года, через три дня после образования Запорожской области".

А еще писатель припомнил, что, будучи пацанами, они, обитатели украиноязычной Вознесеновки, воевали с русскоязычной шпаной Слободки, которая располагалась за Капустяной балкой [сейчас это улицы Украинская и Запорожская]. "Не думалось, не гадалось, - добавил юбиляр, - что такое инстинктивное детское противостояние может когда-то обернуться настоящей войной с захватом Крыма и части Донбасса. Оказалось, что в Кремле, в России еще правят, обитают мужики с агрессивной психологией шпаны!"

Абсолютно справедливое замечание.

 

На что Махно тратил богатства

Кстати, с Виктором Максимовичем я знаком лет, пожалуй, двадцать пять. Одно время – в начале девяностых, даже в одной газете работали. О многом за четверть века успели переговорить. Почти обо всем на свете.

Однако о том, что его отец, выучивший сына в далеком от Запорожья Ленинграде [Виктор Максимович закончил филфак Ленинградского университета], в молодости служил у батьки Махно, не знал.

И не просто служил: он был причастен к теме  нашего разговора с автором романа о легендарном батьке.

- Мой отец, - объясняет Виктор Максимович, - оказался одним из немногих махновцев, кому удалось выжить – не добралась до него советская власть, не терпевшая вольнодумия. Хотя даже в восьмидесятом году отец очень не охотно вспоминал былое. Но как-то, разговорившись, рассказал, что лично прятал один из кладов батьки Махно – на территории современного Запорожья, выше Павло-Кичкаса. Нашли ли ту тайную махновскую золото-валютную, как сейчас говорят, закладку, не знаю. Может быть, не нашли. Еще один клад хлопцы батьки Махно упрятали в Дибровском лесу. Ну а после того, как махновцы захватили броневик, который вез из Одессы [или Крыма] сундук с драгоценностями – с бриллиантовыми ожерельями, с серьгами и кольцами с изумительными камнями, а также со слитками золота, они все это богатство – в виде клада, утопили в озере Берестоватом, которое находится в Черном лесу Кировоградской области. Руководил рабтами на озере помощник батьки Махно Петр Лютый.  В последствии он  погиба  Махно бежал. Насколько мне известно, тот тайный, богатейший клад никто так и не нашел.

- В Запорожье может быть нечто подобное упрятано – где-нибудь в очень укромном месте?

-Вполне. В соседнем Екатеринославе ведь махновцы крепко трясли богатых людей. Часть изъятых у них ценностей наверняка перевезли на Запорожье, поближе к Гуляйполю. Между прочим, реквизированное у богатеев Махно и его окружение тратили не на себя. В первую очередь, деньги шли на покупку оружия для повстанческой армии. И в обязательном поярке деньги раздавались сиротам, вдовам, нищим. Это был закон! Хотя об этом никто никогда не говорил. Лично же себе батька ничего не взял.

- Хотя ценности, как можно догадаться, у него были огромные.

- Колоссальные! Армию свою ведь махновцы сами обеспечивали всем необходимым. А это десятки тысяч человек. Плюс оружие и  боеприпасы. Плюс обоз.

- История о том, что однажды, спасаясь от красных, махновцы с тачанки стали бросать золотые червонцы, - это легенда?

- Ничуть. Имел место такой факт. Махновцы были не глупыми людьми, они прекрасно понимали, как поведут себя рабы, когда увидят под копытами своих лошадей золото – станут его собирать. Так и произошло тогда. А махновская тачанка, воспользовавшись моментом, ушла от погони. К слову, был и такой момент: однажды, когда тачанку с раненым Махно окружили красные, его хлопцы – они были родом, кстати, из Черниговки, взялись прикрыть батьку. А ты, заявили ему, уходи. Конечно, они все погибли. Но Махно удалось спастись. Потрясающий факт самопожертвования, который навсегда остался у меня в памяти.

– А мне особо запомнился эпизод из вашего романа, как батька – где-то здесь под Запорожьем, расправился с бандитом, обидевшим Петра Аршинова, учителя Нестора Ивановича.

– Это случилось на территории современной Матвееки. А у ту пору там была железнодорожная станция. На ней на Аршинова и напали бандиты. Тот им: "Я - учитель батьки Махно", а главарь смеется: знаем, мол, таких учителей. Едва вырвался от них Аршинов. А, добравшись до Гуляйполя, рассказал о случившемся батьке. Тот поднимает свою гвардию – а это была сотня отчаянных рубак на черных конях, и – в Матвеевку. Нашли бандитов, нашли их главаря, который позволил себе посмеяться над учителем Махно. Батька построил своих хлопцев и, выведя главаря, сказал ему пару горячих слов и... одним ударом шашки снес ему голову.  Горячий был человек. Но справедливый.

 

Украденная рукопись

– Как я понимаю, собирая материл для книги, вам пришлось работать в архивах...

– Причем в разных городах. Но, кроме этого, я отыскал в Запорожье истинного махновцы, с которым я сверял буквально каждый эпизод, описанный в книге. Это был Владимир Михайлович Кошевой. Жил он в Запорожье и заведовал, как мне помнится. молочной промышленностью. Или чем-то вроде этого. Так вот: его личная махновская коллекция насчитывала 35 тысяч единиц хранения: газет, вырезок из журналов, различных документов. Ценнейший материал был собран. Просто клад. Советы Владимира Михайловича были на вес золота, коль мы с него начали наш разговор.

– Ваш роман увидел свет в Москве...

– Это и для меня было открытием. Рукопись я ведь сдал в одно из харьковских издательств. А оттуда она – без моего ведома, попала в Москву и роман "Нестор Махно" был издан в серии "Жизнь знаменитых людей". Причем он открыл серию. Выдержал, насколько я знаю, три или четыре издания – допечатывался, потому что пользовался спросом.

– А вы что, не у дел оказались?

– Абсолютно! Хотя сами харьковчане порекомендовали мне обратиться в суд. За нарушение авторских прав, подчеркнули, москвичи без разговоров выложат тысяч тридцать в твердой валюте.

– Обращались в суд?

Как оказалось, Виктор Михайлович в суд не пошел.

– Многие писатели, – объяснил он мне, – правдами и неправдами собирают деньги на издание своих книг. А тут фактически воруют рукопись и печатают ее в большим тиражом. Да и рукопись-то какую – роман о батьке Махно, о нашем человеке, о герое из Гуляйполя, который заставил заговорить о себе весь мир. И мир помнит его.

– В том числе, и благодаря вашему роману!

– Ну да. Так чего ж мне было в суд идти? Я и к появлению в Интернете – тоже без моего согласия, электронной версии романа абсолютно спокойно отнесся: пусть читают люди, пусть знают, что народное самоуправление – истинно народное, подчеркну,  зародилось у нас на Гуляйполе. Безо всяких подсказок сверху.

– Получается, что Нестор Иванович опередил время...

– Причем намного. И можно только сожалеть, что его идеи о создании свободного общества, так и остались не реализованными. Их просто некому реализовывать.



Создан 08 ноя 2019