Сайт журналиста Владимира Шака

Кино и немцы: как в Запорожье снимали чрезвычайное происшествие в... Курске




В конце пятидесятых годов  на экраны кинотеатров вышли сразу две картины, посвященные одному и тому же событию. При этом фильм «Сегодня увольнения не будет» снял выпускник ВГИКа Андрей Тарковский, а работавший над картиной «В твоих руках жизнь» режиссер «Ленфильма» Николай Розанцев для натурных съемок выбрал город за днепровскими порогами, не имевший никакого отношения к рассказанной в фильме истории

 

Хитрый склад с боеприпасами

О случившемся в октябре 1957 года в городе Курске было известно тогда, пожалуй, всей стране. А произошло там вот что:

в Кировском районе города случайно обнаружили склад боеприпасов времен войны. Под землей лежали 84 кубометра артиллерийских и реактивных снарядов. Это был так называемый склад-детонатор, от взрыва которого должны были сдетонировать все находившиеся поблизости боеприпасы. А их там было не просто много, а невероятно много - миллион штук. Такой «подарок» гитлеровцы при отступлении приготовили жителям Курска.

Немецкие боеприпасы после освобождения города обнаружили сразу же. И их аккуратно вывезли  – миллион штук. А склад-детонатор саперы не нашли. И он ждал своего часа.

И дождался.

По идее, его нужно было взорвать на месте обнаружения. Но тогда, как я узнал из публикаций в прессе шестидесятилетней давности, в результате взрыва мог быть разрушен «большой участок магистральной линии Москва - Ростов, вся южная горловина станции Курск. В зону поражения попали бы также корпуса нового рабочего городка и примерно семьсот маленьких домов с общим населением около десяти тысяч человек».

Ситуацию с хитрым складом боеприпасов, в частности, подробно описал в своем очерке [и опубликовал его в газете «Правда»] журналист Аркадий Сахнин, который в последствии, кстати, работал над мемуарами «дорого Леонида Ильича» - генсека Брежнева.

Вот, что я узнал из его очерка:

«Существует инструкция, как хранить снаряды, чтобы они не взорвались. В ней много пунктов. И, словно глядя в инструкцию, немцы их укладывали здесь, делая прямо противоположное тому, что указано в каждом параграфе. 203-миллиметрового калибра снаряды, например, лежали и стояли в самых опасных положениях. Их взрыватели были обложены минами. Рядом - кумулятивные снаряды, и снова тяжелые болванки. Все это не ровным штабелем, а как пирамида, выложенная из спичек: возьмешь одну — посыплются все. Но это не спички. Фугас 203-го калибра весит 122 килограмма. Его длина — без малого метр. Как подступиться к такой глыбе?»

Короче говоря, аккуратно извлечь снаряды из земли казалось нереальным. Но именно такое решение и было принято в Курске осенью 57-го – за три недели до  юбилея так называемой Октябрьской революции [каждую годовщину которой народ отмечал, однако, в ноябре].

 

***

Ходом разминирования руководил не просто военный специалист, а боевой полковник, Герой Советского Союза Михаил Диасамидзе, служивший в то время военным комиссаром Курской области.

Непосредственно же саперов ждала буквально ювелирная работа: немцы сделали все, чтобы снаряды нельзя было извлечь - спаяли их между собой, соединили проволокой. Одно неосторожное движение и… часть Курска взлетела бы на воздух.

Неосторожного движения никто из принимавших участие в разминировании не допустил.

И о ЧП в Курске узнали все.

И  в город – снимать художественный фильм, выехала бригада выпускников ВГИКа во главе с начинающим режиссером Андреем Тарковским.

Снятая им в Курске картина «Сегодня увольнения не будет» [в ней, между прочим, дебютировал в кино Леонид Куравлев], стала первой серьезной работой Андрея Тарковского. А сегодня его фильмы «Андрей Рублев», «Зеркало» и «Сталкер» считаются классикой кинематографа.

Сразу признаюсь: я фильм смотрел вполглаза: мне ни тема картины, ни сюжет были не интересны. Кстати, когда я отыскал в электронной библиотеке книгу с очерком Аркадия Сахнина о случившемся в Курске, оказалось, что до меня ее читал… один человек.

Я стал вторым.

 

А тем временем в Запорожье

А вот другую ленту о событиях в Курске, тоже снятую в 1958 году, я посмотрел, как говорится, от первого кадра до заключительного – того, который помечен финальной надписью «Конец фильма».

Почему меня захватила картина? А потому, что она была полностью снята в Запорожье [ну, может быть, за исключением каких-то малозначительных сцен]. Причем на тех улицах, по которым я хожу каждый день.

Это мой город, это мое Запорожье, которого я – в силу различных обстоятельств, не знал. В первую очередь, если воспользоваться языком юристов, в силу срока давности.

Итак, что же происходило в Запорожье ровно 60 лет назад?

А вот что: в 1958 году в городе за днепровскими порогами, куда вместо Курска нагрянула съемочная группа фильма «В твоих руках жизнь», начали… рыть котлован под Крытый рынок. Видимо, поэтому авторы картины и выбрали для съемок Запорожье – в нем все подходило  под историю с курским хитрым складом боеприпасов: большая строительная площадка имелась, застраивающийся микрорайон находился тут же.

Ну, и город, видимо, приглянулся ленфильмовцам: юг Украины, много солнца, гостеприимные люди, дешевые фрукты, хорошее вино.

И режиссером, перенесшим курские события на берег Днепра и передвинувшим произошедшее в Курсе на год вперед [что станет очевидно в начале фильма], одним тихим запорожским утром была подана самая главная киношная команда: «Мотор!»

 

Смотрим кино

Свои места, а я на Крытый рынок хожу каждую субботу, я узнал буквально с первых кадров фильма. Как только оператор выпустил из поля зрения экскаватор, копавшийся за забором с плакатом «К 41-й годовщине Великого Октября выполним годовой план» [а в Курсе, напомню, события раскручивались накануне 40-го юбилея Октября], на экране появился красивый пятиэтажный дом с колоннами и нишей в виде арки наверху.

Это типичная запорожская архитектура. 

Сегодня, правда, на этот дом, заявленный в самом начале фильма «В твоих руках жизнь», никто не обращает внимания, хотя в рыночный день мимо него проходят сотни и сотни людей.

Его вообще сегодня почти не видно: он закрыт высокими деревьями.

А дом очень даже впечатляет – любой Курск позавидует.

Это при том, что находится дом с колоннами не на главной улице города. Он расположен на улице Независимой Украины, как раз напротив входа в Крытый рынок.

Перед улицей Михаила Гончаренко [бывшая Панфиловцев] в доме имеется арка, пройдя через которую, попадаешь в сквер, явно отбившийся от рук озеленителей. В сквере сохранилось несколько голубятен. Возле них в любое время года тасуются мужики – то ли голубятники, то ли любители выпить-закусить.

Судя по позвякивающим стаканам, это таки не голубятники.

Далее дорожка из сквера выводит к еще одной арке и мы, миновав ее, оказываемся на проспекте Соборном – неподалеку от подземного перехода, что на улице Сталеваров.

Примыкающий к переходу большой дом с шестью арочными нишами по всей высоте  - это тоже исключительно запорожский стиль. Вместе с домом напротив Крытого рынка он образует преогромные – на весь квартал, квадратные скобки со сквером внутри них.

В фильм дом с шестью нишами, конечно же, тоже попал – вместе с вечерней трамвайной остановкой, находившейся некогда напротив него. Имею в виду времена, когда по главному запорожскому проспекту еще бегал трамвай.

Эх, подумал я, глядя картину, знать бы, когда ее будут снимать, вышел бы на ту остановку трамвайную – а я с нее много раз уезжал, да посветил фонариком: сигнал таким образом передал бы в будущее.

И в наши времена, отыскав картину в Интернете и запустив ее, говорил бы друзьям: а вот сейчас сюрприз будет. Видите, на трамвайной остановке огонек зажегся? Это я вам из 1958 года привет передаю.

Хотя с приветом я, пожалуй, переборщил: в 1958 году меня не только в Запорожье, но и на свете не было.

Но я, однако, заговорился. Предлагаю вернуться на стройплошадку  с трудягой экскаватором возле плаката с призывом о досрочном выполнении годового плана.

С того экскаватора и закручивается весь сюжет запорожской картины.

Оказывается, женой работяги-экскаваторщика была молодая женщина по имени Настя [ее играет на тот момент уже хорошо известная – по фильму «Кубанские казаки», киноактриса Клара Лучко].

Когда время приближалось к обеду, Настя поручила дочке отнести отцу обед. Девчушка потопала, отец ее заметил, приветливо помахал рукой. И тут… из ковша его экскаватора падает… снаряд, зацепленный вместе землей.

На экране – полные ужаса глаза отца, выпавшая из рук девочки корзинка, разлившееся молоко…

Вот так в одном мгновение Настя потеряла самых близких людей – мужа и дочь.

Стройплощадку оцепляют, к месту взрыва вызывают саперов, те обследуют территорию и находят тот самый склад-детонатор, о котором я подробно рассказывал.

Только находят его не в Курске, а в Запорожье – на месте будущего Крытого рынка.

Цитирую официальную аннотацию к фильму:

«Отступая из города, немцы зарыли в одном из его районов склад боеприпасов. И вот, спустя пятнадцать лет, город снова в опасности. На строительстве нового дома обнаружены снаряды. Каждую минуту они могут взорваться, и тогда погибнет все, что было построено с таким трудом. Кажется, единственный выход – эвакуировать население и взорвать боеприпасы на месте. Но капитан Дудин  предлагает вывезти снаряды за город и взорвать их там. Пять лучших минеров во главе с капитаном вышли на борьбу… за жизнь. Сырая земля плотно сковала корпусы бомб, снарядов и мин. Нужна величайшая осторожность, огромная выдержка и умение, чтобы извлечь и вывезти изъеденные ржавчиной боеприпасы. Весь день город в напряжении ждал. И только к вечеру отдаленные взрывы известили об удачном окончании операции».

 

Зачем школу в роддом превратили?

Роль капитана Дудина досталась ярко заявившему себя к тому времени в фильмах «Овод» и «Сорок первый» Олегу Стриженову.

Тем не менее, сыграл он так себе. Потому что там играть нечего было. По сути, весь фильм укладывается в пятиминутный репортаж с места события: найден артсклад, решается его судьба, ведется обезвреживание снарядов, после чего их вывозят за город и взрывают в котловане. Все. Конец фильма.

Авторы же его растянули на полтора часа, не придумав никаких других – кроме главного, снарядного, сюжетных ходов.

Но чего не отнять у фильма – так это натурных съемок Запорожья образца 1958 года. Причем съемки в основном ведутся, как я уже говорил, на хорошо знакомых мне улицах: это Крытый рынок и прилегающие к нему микрорайоны.

Плюс к ним – улица Победы, участок главного проспекта от - 12 апреля до теперешней мэрии [тогда ее еще не было], и проспект Маяковского, в начале которого находится  самое запоминающееся здание Запорожья – дом с колоннами, поддерживающими крышу.

Не буду пересказывать, о чем дальше идет речь в картине: не очень хорошо помню. Я не следил за сюжетом, а вглядывался в знакомые и, одновременно, не знакомые дома и улицы, по которым сновала военная техника и маршировали солдаты.

А вот финал фильма запомнился.

После того, как капитан Дудин, он же Овод, он же Сорок первый, вернулся в город с места ликвидации снарядов, он узнал новость: его жену забрали в роддом – у нее начались преждевременные [от волнения за мужа-сапера] роды.

Капитан ловит попутку и приезжает… в школу №71, что на проспекте Маяковского. Почему там рожала его жена, не знаю. Может, в роддоме – а он в двух кварталах находится, выходной был? В фильме не объясняют этого.

Главный герой картины  забегает во двор, не обращая внимания на граффити, начертанную на входе: на увенчанном массивной шишкой  кирпичном столбе красуется на весь экран… цифра 71 – номер школы. Кто-то таки передал привет в будущее из 1958 года!

Очень переживающий капитан садится на крыльце [а оно в школе необычным было – с каменными шарами по бокам] и курит папиросу за папиросой. Курит до тех пор, пока к нему ни подходит строгого вида…  директор школы, как я подумал, хотя это была врач роддома. Она объявляет, что у капитана родился сын и, видя, что он не в себе от счастья, отправляет его домой – приходить в себя.

Через 60 лет, когда мы решили пройти по следам съемочной группы фильма, точно так же и я присел на школьном крыльце. И ко мне тоже, как и к капитану Дудину, подошла… директор школы. Взаправдишний директор. Вовсе не строгого вида.

Я коротко объяснил, с чем связан наш интерес к школе, превращенной однажды ленфильмовцами в роддом.

Оказалось, фильма в школе не видели.

Значит, будет чему удивиться.

Фото 2018 года Сергея ТОМКО

***

Запорожье 1958 года, кадры из фильма:

Участок проспекта с предыдущего кадра сегодня

*

Клара Новикова в фильме "В твоих руках жизнь"

Олег Стриженов в фильме "В твоих руках жизнь"

*

Кадры из фильма:

Улица Победы [перед перекрестком с бульваром Шевченко]

Бульвар Соборный в районе улицы 12 Апреля [виден краешек моста над железной дорогой]

Проспект Соборный [вдали видны мост в районе улицы 12 Апреля и знаменитая запорожская башня перед проспектом Металлургов]

На кадре из фильма: отряд военных подходит к остановке трамвая "Бульвар Шевченко" [перед теперешней мэрией]; это же место в июле 2018 года

Кадр из фильма: забор возле "роддома" - школы№71; это же место сегодня

Дом, который попал в предыдущий кадр [сегодня он скрыт деревьями]


Кадр из фильма: вход на территорию "роддома" - школы №71 [кто-то на столбе оставил - в виде цифры 71, послание в будущее из 1958 года]; это же место сегодня

Шишки на стобах ограждения "роддома"-школы сегодня кое-где таки имеются

Кадр из фильма: таким был вход в школу №71 в 1958 году

Кадр из фильма: у входа в школу №71 [киношный роддом]

Кадр из фильма: врач уходит из двора роддома [видны горящие фонари и вдали - дом на противоположной стороне проспекта Маяковского, на углу с проспектом Соборным]

Фонарный столб из предыдущего кадра на территории школы  №71 сохранился

Приметный дом из предыдущего кадра - на противоположной стороне проспекта Маяковского





Обновлен 22 окт 2018. Создан 02 авг 2018