Сайт журналиста Владимира Шака

Запорожье нашей памяти: от горлана-главаря до мужика в штанах с лампасами




Отправившись однажды в путешествие по главному проспекту города за днепровскими порогами,  мы с коллегой – фотокорреспондентом  Сергеем Томко, выяснили, куда с него исчезла… космическая ракета. А еще мы с удивлением узнали, что на главной запорожской магистрали могли появиться… три башни – в добавок к тем, которые известны всем горожанам.

 

У ворот  города

Пожалуй, с башен я и начну наш отчет о странствиях – виртуальных и всамделишных, по проспекту Соборному, дома на котором имеют неправильную, как мне видится, нумерацию.

С чего ведь берет отсчет любая, уважающая себя улица, тем паче – проспект? Правильно: с какого-то важного объекта. А какой самый важный объект находится поблизости от главного проспекта Запорожья?

Естественно, Днепрогэс, который от проспекта отделяет только площадь Запорожская.

Так почему ж отсчет домов на нем ведется от… железнодорожного вокзала?

Никто не знает.

Кстати, замечание, что вокзал -  это ворота города, в случае с Запорожьем отметается напрочь: мысленно перенеситесь на площадь Запорожскую и вы увидите, что два крайних к площади дома очень напоминают… ворота города.

Эти дома имеют башни, но – не завершенные.

В фильме «Весна на заречной улице» водитель, везущий учительницу в ее новую квартиру, останавливается перед этими воротами, пропуская идущий поезд. С тех пор – а картина снималась в середине пятидесятых годов минувшего столетия, в Запорожье многое изменилось. Нет, например, железной дороги, которая проходила перед современной площадью Запорожской.

Но в неизмененном виде остались главные ворота города. Хоть и незавершенные.

Говорят, что башни для крайних зданий на главном запорожском проспекте таки были изготовлены. Но перед тем, как их установить – чтобы завершился талантливо продуманный архитектурный ансамбль, случилось непредвиденное: вышло постановление правительства о борьбе с архитектурными излишествами.

И башни отправили в утиль.

Вроде бы, в более близкие к нам времена – в конце восьмидесятых, вновь возникла идея увенчать начало главного проспекта Запорожья двумя башнями, чтобы в городе, наконец, появились настоящие главные ворота.

Но, увы, дальше идеи дело не пошло.

И очень жаль.

 

Как создавали центр города

Теперь я от третьей  башне, тоже не случившейся на проспекте, расскажу.

Согласно генеральному плану развития Запорожья за 1949 год, в послевоенную пору, когда только-только формировался центр  будущего большого города, главным административным зданием в нем должен был стать Дом советов.

Его планировалось разместить «в глубине центральной городской площади, застроенной общественными и административными зданиями».

Сам Дом советов должен был выглядеть… примерно так же, как сейчас выглядит здание Запорожской облгосадминистрациии и облсовета. Только с башней, которая должны была быть сооружена посередине здания – над центральным входом.

В начале же главной площади Запорожья предусматривались два памятника на высоких постаментах. Безошибочно можно предположить, кто бы взгромоздился на них [если вспомнить, что генплан датирован 1949 годом] – Ленин и Сталин, конечно же.

С другой стороны проспекта должен был брать начало бульвар, спускающийся до Днепра.

Примерно так с современным запорожским бульваром Центральным и случилось. Правда, до Днепра он не добежал – в Вознесеновский рынок [и околорыночные сооружения] уперся. Но центр города бульвар обозначил.

Как и площадь, с которой он начинается – нынешняя Фестивальная.

Далее по главному проспекту [в сторону Днепрогэса] запланирован был второй бульвар, ведущий к парку культуры и отдыха [ныне это Вознесеновский парк], городскому стадиону  и, в конечном итоге, - к Днепру.

Догадались, о каком бульваре речь?

О современном проспекте Маяковского, сбегающем к Днепру от одноименной площади, которая, кстати, не во все пережитые ею  [и нами] времена носила имя поэта Маяковского, заглянувшего в наш город в конце февраля 1928 года [перед запорожцами агитатор и горлан-главарь, как называл сам себя Маяковский, выступил в бывшем Народном доме в старой части города]. Чтобы убедиться в этом, достаточно обратить внимание на надписи, сделанные на угловых зданиях площади Маяковского.

Там значится, что от центрального проспекта вглубь города – в противоположную от Днепра строну, уходит… площадь Театральная.

Я, разумеется, объясню, с чего она вдруг должна была получить такое название [с учетом, что театр в Запорожье находится совсем в иной районе], но чуть позже. А пока предлагаю мысленно проследовать далее по генплану Запорожья за 1949 год.

Вниз по бульвару Маяковского - примерно там, где сейчас находится городок запорожского медуниверситета, в послевоенные годы хотели построить… центральный стадион. Причем очень даже приличный – на 20-30 тысяч мест.

Третий бульвар в советские времена носил имя Жданова – вождя рангом пониже Сталина [на полголовы, может быть], но такого же деспота, как и сам Сталин.  Сейчас этот бульвар носит имя Тараса Шевченко [в обиходе его иногда называют короче – просто БэШа].

Открывать бульвар должен был кинотеатр. Правда, вместо него появился… строительный техникум, который своим парадным входом очень даже напоминал кинотеатр.

Потом вместо будущих строителей в задние въехали… впрочем, неважно, кто туда въехал, важнее другое: к началу третьего тысячелетия  это красивейшее здание, в котором тогда располагалась мэрия, как бы исчезло – его скрыли разросшиеся деревья. И только благодаря городскому голове Александру Поляку, распорядившемуся убрать с центрального проспекта Запорожья лесные заросли, запорожцы увидели, в каком красивом городе они живут.

К слову, именно при Александре Владимировиче центр Запорожья с площади Фестивальной сместился на бульвар Шевченко – после того, как его украсили часы Влюбленных и фонтаны.

При Александре Поляке засияли по вечерам огнями специальной подсветки  и существующие на главном городском проспекте башни. Завораживающее зрелище, которое стало бы еще более завораживающим, если бы к существующим башням добавилась светящаяся башня в районе облгосадминистрации.

 

Мужик в штанах с лампасами

Между прочим, третий запорожский бульвар мог начинаться вовсе не от здания нынешней мэрии, а от… концертного зала имени Глинки.

По крайней мере, архитектор Георгий Вегман, руководивший проектом создания зала, предлагал возвести его именно там. В самом начале убегающего к Днепру бульвара, полагал он, концертный зал смотрелся бы выигрышнее.

На мой, исключительно дилетантский взгляд, архитектор был прав. Подобные нестандартные здания действительно требуют простора – широты и размаха.

Однако произошло то, что произошло: разработанный в 1948 году проект концертного зала с кинотеатром был запущен в производство  и в конце главного проспекта Запорожья трест «Запорожстрой» приступил к строительным работам, которые были завершены в начале ноября 1953 года.

Государственная комиссия приняла новостройку на «отлично», однако, записала в акте, что ей не хватает… скульптурной фигуры композитора Михаила Глинки.

Памятник ему был установлен перед входом в концертный зал в 1955 году.

Глинка в Запорожье, несмотря на то, что он – памятник [бессмертных «джентльменов удачи» припоминаете?], таки сидит. И читает что-то многостраничное.

Возможно, популярную запорожскую газету «МИГ» с рассказом о нем самом.

Справа на постаменте имеется подпись автора памятника. Им был харьковский художник-плакатист и скульптор Страхов [настоящая фамилия Браславский], носивший не очень подходящее для советского времени имя – Адольф.

Помнит ли кто-нибудь из нас сегодня Адольфа Страхова? Вряд ли. Хотя, как отмечают специалисты,  это был большой художник, тонкий лирик. А известным в свое время он стал благодаря созданному им в 1924 году плакату «В.Ульянов (Ленин)», ставшему хрестоматийным: на фоне зловеще чернеющих на втором плане силуэтов фабричных труб и заводских цехов в красном авто с винтовками наизготовку едут маленькие красные революционные солдатики и матросики. А «вождь мирового пролетариата» стоит во весь рост на переднем плане - эдаким великаном в стране лилипутов, вровень с фабричными трубами, так что авто с солдатиками ему по колено. Пресловутая кепка и вытянутая вперед рука указывает «верную дорогу» голытьбе революционной.

На международной выставке в Париже плакат был удостоен Большой Золотой медали и Гран-При. Ныне он хранится в Государственной Третьяковской галерее в Москве.

Не знаю других скульптурных работ Адольфа Иосифовича, но что Глинка, установленный в Запорожье, у него получился – факт. Это, пожалуй, лучший запорожский памятник.

Рассказывают, что, если, подойдя к композитору и прикоснуться рукой к его башмаку, на который ниспадают брюки с лампасами [обратите внимание, когда окажетесь рядом], а затем прочитать бессмертные строки «Я помню чудное мгновенье…» и тут же загадать желание, оно обязательно сбудется.

Проверял, подтверждаю: работает! Исполняет желания «мужик в штанах с лампасами»  [это я вновь  «джентльменов удачи» припомнил - ихнего «мужика в пиджаке»].

Почему нужно читать стихи Пушкина о чудном мгновеньи? А потому, что Михаил Глинка положил их на музыку.

Как в свое время поэт Александр Пушкин был влюблен в женщину по фамилии Керн, посвятив ей проникновенные строки, так спустя годы  был влюблен в женщину с такой же фамилией композитор Михаил Глинка, посвятив ей прекрасную музыку – свой лучший романс.

Только музу Пушкина звали Анной, а музу Глинки – Екатериной. При этом Екатерина была дочерью Анны.

Между прочим, когда Михаил Глинка окончательно покидал Россию [27 апреля 1856 года], он, остановившись на границе, вылез из кареты и, плюнул на землю, произнес в сердцах: «Дай Бог мне никогда больше не видеть этой мерзкой страны и ее людей!»

Довели человека, однако.

 

Почему Театральная?

Ну а теперь я предлагаю вернуться на площадь Маяковского – у меня есть, что о ней рассказать. Ведь она – моя любимая запорожская площадь.

Между прочим, в снимавшемся в Запорожье фильме «Бессонная ночь», который стал дебютной работой в кино известного киноактера Юрия Соломина, площадь показана такой, какой она тогда была – в 1960 году.

А годом ранее одно из самых красивых зданий, окружающих площадь – дом с колоннами, засветилось в картине «В твоих руках жизнь», которая тоже снималась у нас.

Итак, почему площадь хотели назвать Театральной. Согласно все тому же генплану развития Запорожья, на который я уже ссылался, эту площадь должен был украсить… оперный театр на 1200 мест.

Построить его планировали на том месте, где сейчас находится фонтан. Вернее, подобие фонтана: на значительном, как там, открытом пространстве смотрелся бы большой фонтан. Он бы там не терялся, как теряется фонтан нынешний.

Знаю, что именно таким – величественным фонтаном, и собирался украсить площадь Маяковского так рано ушедший от нас мэр Александр Поляк.

Пустующая ныне часть площади – за памятным камнем в честь чернобыльцев, не всегда пустовала. На старых фотографиях, разглядывание которых и подвигло нас в путешествие по главному проспекту Запорожья, мы углядели на дальней части площади Маяковского странное сооружение. Им оказалась… космическая ракета, устремившаяся к луне, прикрепленной – длинным шпилем, к носу ракеты.

В связи с данным событием та часть площади Маяковского называлась – в начале 60-х годов минувшего столетия, площадью Космонавтов.

Побродив там, мы отыскали, где находилась ракета: точно на том месте, где сейчас растет большое дерево. Прямо под деревом и находятся остатки ракетопамятника – той его части, которой памятник крепился к земле.

А сама ракета, наверное, улетела. В лучшие миры.

Хотя лично для меня самый лучший мир – это моя семья, мой дом, мой двор – а он находится наискосок от площади Маяковского, и мой город, раскинувшийся за днепровскими порогами.

2018

Фото автора и из открытых Интернет-источников

Киногерой Юрия Соломина в районе площади Маяковского

Площадь Маяковского, 1960-е

В поисках космической ракеты, 2018

Часть главного проспекта: 1952 и 2018



Обновлен 30 июн 2019. Создан 09 мая 2018