Сайт журналиста Владимира Шака

Адриан Кащенко: автор первой украинской книги Приднепровья




Сто лет назад его многочисленными повествованиями о временах козачества зачитывались. А историк и председатель Центральной Рады УНР Михаил Грушевский особо подчеркивал, что книгу Адриана Кащенко о Великому луге запорожском «предстоит прочитать каждому, кто интересуется Запорожьем или из научного положения, или просто как интересным уголком Украины».

 

Слово под запретом

Родившийся 1 октября 1858 года младший брат первого украинского академика Николая Кащенко  действительно был очень плодовитым писателем. Вот, например, какие книги Адриана Феофановича имеются в моей электронной библиотеке:

«Запорожська слава»,

«Зоря нового життя»,

«Борці за правду»,

«Великий Луг Запорозький»,

«З Дніпра на Дунай»,

«Зруйноване гніздо»,

«Кость Гордієнко-Головко – останній лицар Запорожжя»,

«На руїнах Січі»,

«Над Кодацьким порогом (про гетьмана Івана Сулиму)»,

«Оповідання про славне військо запорозьке низове»,

«Під Корсунем»,

«Про гетьмана Сагайдачного»,

«Славні побратими»,

«У запалі боротьби».

Впечатляет, согласитесь.

И написано все это здорово. Не удержусь, чтобы не процитировать кусочек из «Великого Луга Запорозького» - получите удовольствие для души, как получаю его я, обращаясь к книгам Адриана Кащенко:

«А який ранок у плавні! Чи може ж бути щось чарівніше? Небо на сході починає біліти – світлішають разом із ним і води протоків та озер, що вночі були темні, як домовина. Далі схід починає червоніти, одбиваючи в собі промінь невидимого ще сонця і посилаючи той відблик на вкриті ранковим туманом води та зарошені дерева й очерети. От бліді протоки й озера зарожевіли ніжними кольорами ранкової зорі, й, нарешті, крізь віти сумних, похилих верб та струнких осокорів проглядає сонячне сяйво, граючи золотом спершу на деревах, а далі й на травах, переливаючись самоцвітами в кожній краплі роси, цілує м’які китиці очерету й визолочує гаптованим килимом озера й протоки Великого Лугу».

Дальше мой материал можно не читать – лучше, чем сказано тут, я сказать не смогу – слов таких проникновенных не имею в запасе. Несмотря на то, что я – филолог по образованию, а Адриан Кащенко после окончания юнкерского училища в Екатеринославе какое-то время служил офицером, а затем, выйдя в отставку, многие годы работал… контролером на железной дороге.

Впрочем, я не имею намерения состязаться с ним в слове. Моя задача много скромнее: донести до читателей мысль, что пребывавший в забвении вплоть до 1990-х годов писатель и историк Адриан Кащенко заслуживает и уважения, и памяти [в начале 30-х он был объявлен «украинским буржуазным националистом», его книги попали под запрет и были изъяты].

 

Издатель собственных книг

Кстати,  первая [весьма скромная] книга Адриана Кащенко, написанная в жанре анекдота, имеет непривычно длинное и несколько замысловатое название: «Жар-птиця, або З паном не братайся, в прийми не бери і жінці правди не кажи». Отдельным изданием – за подписью А.Торішній, она вышла в Екатеринославе в 1883 году благодаря местному юристу, журналисту и книгоиздателю Александру Егорову. Разбирающиеся в издательском деле люди уверяют, что, если бы после этой скромной книги Адриан Феофанович вообще бы ничего не написал, его имя все равно осталось бы в истории: ведь именно его «Жар-птица» стала первой украинской книгой в Приднепровье.

Подавляющее же большинство своих книг – после завершения работы на железной дороге, он издал в собственном издательстве, основанном в Екатеринославле в 1917 году. Оно так и называлось: «Украинское издательство А. Кащенко в Екатеринославе». Причем размещалось издательство… прямо в квартире Адриана Феофановича [на доме, где он жил, установлена мемориальная доска, а одна из улиц в Чечеловском районе Днепра названа его именем].

В течение 1917-1919 годов некоторые книги писателя переиздавались четыре-пять раз, что, конечно, требовало от него огромного сосредоточения и труда и привело в конечном итоге к инсульту.

За короткое время существования издательства [до конца 1918] Адриан Кащенко выпустил в свет 43 издания тиражом в 401550 экземпляров [данные Днепропетровского национального Исторического музея им. Дмитрия Яворницкого].

 

«Воля ваша йому очі коле!»

К сожалению, биография писателя, после которого не сохранилось ни архива, ни фотографий [их всего две известно] почти не изучена. Даже могилы его нет: похоронили Адриана Феофановича [умер он в 1921 году] на екатеринославском Севастопольском кладбище, где хоронили героев Крымской войны, однако, при большевиках кладбище ликвидировали, превратив в… Севастопольский парк.

Какое-то представление о жизни автора первой украинской книги Приднепровья – главным образом, о его детстве, можно составить лишь по воспоминаниям старшего брата – первого украинского академика Николая Кащенко [в своих записках, кстати, он называет Адриана Андрианом].

«Кроме нас, - вспоминал Николай Феофанович, переживший младшего брата на 14 лет, - в нашей семье было еще три брата и четыре сестры. Итак, всего девять; к тому же, Андриан был последний, а я - предпоследний. Разница в возрасте между нами достигала не более трех лет. Все остальные наши братья и сестры были намного старше нас, и мы мало сталкивались с ними, а некоторых я почти не помню в родительском доме.

Мы с Андрианом составляли отдельное маленькое общество и между собой были очень дружны. В общих играх заводилой всегда считался я, потому что я был и старший, и имел сравнительно быстрый характер. Андриан же был незаменимым, почти всегда на все согласным другом - с ангельским поведением. Несмотря на присущую мне несдержанность и некоторую медлительность, я совсем не помню, чтобы мы с ним когда-то ссорились. Да и могло разве это быть с его чрезвычайно мягким, спокойным и уравновешенным поведением. В тех исключительных случаях, когда он в чем-то возражал мне, то высказывал это так мягко и деловито, что невозможно было не уступить ему. Он уже с малых лет приобрел репутацию вдумчивого и даже как бы опытного дедушки».

А вот запись о дате и месте рождения писателя:

«Андриан родился 19 сентября [1 октября] 1858 в помещичьем имении наших родителей «Веселое» за семь верст от села Лукашово Александровского уезда Екатеринославской губернии, где и прошло наше детство до поступления в гимназию. Точная дата рождения Андриана известна мне не из воспоминаний, а из официального документа, который случайно сохранился у меня».

Хутора Веселого давно не существует. А находился он, если привязываться к современной карте, неподалеку от села Московка, что в Вольнянском районе Запорожской области.

Исключительно наш человек, запорожец, мысли которого – о Запорожье, в частности, не утратили актуальности. Да что там не утратили – они как о сегодняшнем дне сказаны.

Заглянем, например, в главную книгу Адриана Феофановича - «Оповідання про славне військо запорозьке низове».

Она огромная, но я из нее процитирую лишь крохотную часть. Вот о чем там речь: козаки-запорожцы, прослышав, что Москва идет на них войной, перед боем пошли на могилу атамана Ивана Сирко за советом:

«Батьку наш незабутній. Почуй нас, нікчемних дітей твоїх! Дай нам раду, що маємо робити! Ті самісінькі московці, яким стільки ми служили, чиї землі три століття від бусурманів боронили й чиїх дітей із тяжкої неволі турецької і татарської визволяли, тепер ідуть сюди з великим військом, щоб зруйнувати матір - Січ нашу! Чи ж нам воювати з ними, хоча в них наша віра, чи віддати ворогові свої скарби, чи подарувати йому рідні, политі козацькою кров'ю, землі? Почуй же нас, батьку!.. Порадь!»

И атаман отвечает из небытия братьям-козакам:

«Я чую, діти! Коли я ще з вами був, то передчував час сконання Січі! Знайте ж: не відкупитися вам ані скарбами, ані землями! Не скарби й не землі потрібні цареві Петру, що послав на вас велике військо! Земель у нього - безмежний обшир... Не треба йому і скарбів. Воля ваша йому очі коле... і по неї послав він те велике військо!»

Сто лет назад книга была написана. А как будто - вчера. Настолько актуально изложенное в ней.

Только имя царя поменялось.

Только имя…

2017



Обновлен 18 авг 2019. Создан 09 апр 2018