Сайт журналиста Владимира Шака

Токмак в депрессии




Однако, несмотря на статус депрессивной территории, город с оптимизмом смотрит в будущее

Семь украинских городов областного значения были признаны  осенью 2017 года депрессивными по результатам мониторинга социально-экономических показателей развития регионов страны в 2016 году:

Могилев-Подольский Винницкой области, Бердичев Житомирской области, Ржищев Киевской области, Александрия Кировоградской области, Шостка Сумской области, Ватутино Черкасской области и запорожский Токмак, являющийся географическим центром Юго-Восточной части Украины.

Это была первая информация, обнародованная СМИ.

А затем последовало уточнение: предложения по предоставлению названным городам статуса депрессивных - по согласованию с местными органами власти, поступило только от Запорожской облгосадминистрации. И 27 сентября Кабмин принимает постановление «О предоставлении статуса депрессивной территории городу Токмак Запорожской области в 2017 году» [сроком на 5 лет].

Это что, возник сам собой вопрос, клеймо позора или трамплин для прыжка?

Предлагаю разобраться на месте.

 

Как разруха к Токмаку подбиралась

Ехать нам придется недолго, тем не менее, я успею рассказать многое.

Например, о том, что

центром Мелитопольского уезда, когда еще и Мелитополя не существовало, был назначен… город Токмак [в 1796 году]. Затем – в разное время в продолжение нескольких десятилетий, в его подчинении были Орехов, Бердянск и даже Мариуполь;

во время Крымской войны, когда Токмак как раз и стал [временно] центром Бердянского уезда, в нем размещались раненые, в городе был похоронен 281 защитник Севастополя;

при штурме укреплений под Токмаком в сентябре 1943 года свою первую награду – орден Красной Звезды, получил будущий народный артист СССР Владимир Этуш [товарищ Саахов из кинофильма «Кавказская пленница»]. При этом он был тяжело ранен и вскоре комиссован из армии по инвалидности;

выбежав из Токмака в степь, река Токмачка, разделяющая город на две неравные части, приняв в свои воды Чингул, меняет свое название и становится… рекой Молочной, на которой – ниже по течению, находится Мелитополь и которая еще ниже впадает в Молочный лиман Азовского моря;

родом из Токмака были первый украинский авиаконструктор Григорий Чечет [в 1912 году на  международной воздухоплавательной выставке в Москве его самолет был назван воздухоплавательным агрегатом «самой оригинальной конструкции»] и создатель авиационных турбовинтовых двигателей, основатель Запорожского машиностроительного КБ «Прогресс» Александр Ивченко [аббревиатура используемых доныне в авиации двигателей АИ расшифровывается как «Александр Ивченко»];

рядом с Токмаком во времена СССР располагался стратегический аэродром, который, кроме тяжелых самолетов дальнебомбардировочной авиации, стрелявших ракетами на сверхзвуковой скорости[!], мог принимать даже… космические «челноки» типа «Бурана» и «Шаттла». При независимой Украине  гигантскую взлетную полосу аэродрома разобрали [она состояла из бетонных плит], а всю его инфраструктуру, включая 49 объектов недвижимости, уничтожили [по слухам, в бомбовых хранилищах аэродрома имелось даже ядерное оружие]. Причем случилось это примерно в то же время, когда под Новобогдановкой артсклады взорвались. Создавалось впечатление, что кто-то умышленно войну в наш общий дом зазывал, демонстрируя лютым друзьям за стенами московского кремля, насколько мы становимся слабее;

в Токмаке находится один из старейших заводов Украины, основанный в 1882 году. На заводе выпустили первый советский трактор и первую советскую "самодвижущуюся морскую мину" – торпеду, то есть. Затем завод, переросший в ПО «Юждизельмаш» с десятью тысячами[!] работающих, отвечал за надежность ракетно-ядерного щита СССР [производил двигатели, использовавшиеся в ракетных шахтах] и за поставку в войска двигателей для бронетехники. В девяностые годы «Юждиземашем», рассказывали мне, заинтересовались немцы, но договориться с руководством предприятия – о создании совместного производства, им не удалось. И через десяток  лет роботы на градообразующем «Юждиземаше» прекратились.

Аллес капут, что в вольном переводе означает то же, что и слово «разруха».

Ну, вот мы и приехали.

Нет, пока не в Токмак. Мы добрались до самого главного узелка, развязав который, станет понятно, с чего это вдруг такой серьезный город особым постановлением Кабмина объявлен «депрессивной территорией», где безработица – самая высокая [достигала 7,4 процента], а средняя заработная плата – самая низкая [составляла 4,8 тысячи гривен].

 

Реквием «Юждиземашу»

Однажды – в разгар, между прочим, войны на Донбассе, Громадське TV поведало историю приобретения одним из ремзаводов Украины двигателей для бэтээров, которые – после соответствующего ремонта, естественно, должны были быть отправлены в зону проведения АТО – на Восточный фронт.

В качестве поставщика железного, образно говоря, сердца для боевых машин, оказывается, была выбрана фирма, торгующая... мясом. А за двигатели потом ремзавод переплатил... почти вдвое.

Но и это еще не все. Поступившие на завод двигатели, приобретенные [предположительно] у воюющей с Украиной России, оказались... нерабочими! Вот выписки из рекламационных актов [обнародованы ГромадTV], составленных по сему поводу: "Теч оливи", "забоїни, що свідчать про невідповідність 1-ї категорії", "теч палива із під штуцера", "теч палива дренажної системи".

А еще телевизионщики объяснили, почему завод вынужден был обратиться к мясоторговцам. Потому, что единственный в Украине производитель универсальных танковых двигателей [УТД-20] – токмакский "Юждизельмаш", обанкротился и прекратил существование. Таким образом, отвечать за поставку необходимых нашей армии – и не выпускающихся у нас, танковых двигателей могут... ну, хоть фармацевты, не в обиду будь им сказано.

Напрямую-то договариваться не с кем: не производятся больше в Токмаке железные сердца для боевых машин – полностью свернуто производство на "Юждизельмаше".

Зато Россия – завод «Нева-дизель», в частности, бойко торгует… продукцией токмакских дизелестроителей, не стесняясь подчеркивать это.

Понятно, что к Токмаку товар «Нева-дизеля» никакого отношения не имеет  -дизели в городе на реке Токмачке давно не производят, но марку «Юждизельмаша» россияне эксплуатируют с преогромной, видимо, выгодой для себя. Иначе зачем бы они во всеуслышание заявляли [на главной странице своего веб-портала], что «на производственных мощностях бывшего «Юждизельмаша» образовались предприятия, которые выпускают номеклатуру завода, с ними мы имеем договорные связи».

Господа нева-дизельцы, конечно же, воры: они присвоили завод, который им никогда не принадлежал, к которому они никакого отношения не имели. Но я не на этом хотел сосредоточить внимание.

Кто-нибудь ответит за то, что в Украине перестало существовать такое уникальное, а в условиях вооруженной агрессии со стороны России - крайне необходимое предприятие, как «Юждизельмаш» [об уничтоженном стратегическом аэродроме я вообще молчу]?

Россияне ведь почему присвоили торговую марку токмакского завода? Да потому, что она на слуху у специалистов, она узнаваема.

А мы от этой торговой марки избавились и токмачане на жизнь вынуждены теперь зарабатывать частной торговлей или выезжать на заработки за границу.

Какой бы роман в связи с этим Федор Достоевский написал? Правильно, «Идиоты».

Впрочем, я заговорился. Нас уже ждут в мэрии Токмака.

Мне же остается разбавить свой не очень веселый рассказ несколькими оптимистическим штрихами.

Порадовало, что в Токмаке – в центральной части города, начался ремонт дорог [экологические деньги, объяснят нам потом в мэрии, работают], а перед въездом в город построена… солнечная электростанция [компанией «Токмак Солар Энерджи»]. На, а объявление о розыске особо опасного преступника, которое мы тоже на въезде в Токмак обнаружили, нас просто развеселило.

Видать, из особой любви к дизельной технике объявление это токмачане разместили… на борту "железного" коня – видавшего виды трактора.

Кого они разыскивают?

А Путлера.

И еще одна новостройка Токмака произвела впечатление: храм с пятиметровым золоченым куполом апостолов Петра и Павла Украинской греко-католической церкви, возведенный за год[!].

«С нами Бог», - значится на входе на территорию храма.

«И слава, и сила Его», - отреагировал я мысленно.

 

Токмак покажет, как нужно выходить из депрессии

В городской мэрии гостей из Запорожья - журналистов областной газеты, встретили и доходчиво объяснили, как власть намерена преодолевать депрессивность города, секретарь Токмакского горсовета Александр Чуб, заместитель городского головы по экономике Наталья Мамчак и начальник отдела экономики исполкома горсовета Людмила Аненко.

Что я выделил для себя из услышанного:

до официального объявления Токмака депрессивным городом, в аналогичном статусе пребывали [и будут оставаться в течение 2018 года] два города Харьковской области. Из Госбюджета средств особых они на решение своих проблем, к сожалению, не получили, потому похвастаться какими-то весомыми результатами не могут;

Токмак процедуру депрессивности нынче проходит во второй раз за свою историю и в 2019 году он останется единственным городом Украины, получившим статус, действительно звучащий как приговор. Однако ни о каком приговоре речи не может быть: в течение полугода власть Токмака обязалась – перед жителями города, в первую очередь, подготовить конкретную программу выводы города из депрессивного состояния. Под эту программу, если она будет по-настоящему привлекательной, могут быть выделены большие деньги. По закону, на финансирование депрессивных территорий в Госбюджете предусматривается не менее 0,2 процента от его доходной части. Так что речь тут можно вести… о полутора миллиардах гривен. На один единственный город их должно хватить.

Очень на это надеются токмачане.

Как нам рассказали в мэрии, к созданию программы, которая, если ее утвердят в столице [а не проигнорируют, как это было в прошлый раз], может стать образцом преодоления украинским городом кризиса, подключились многие структуры. Кроме органов власти, включая областную администрацию, это вузы Бердянска и Мелитополя, ассоциация городов Украины, специалисты по привлечению инвестиций. Общественность Токмака приняла активное участие в первом заседании рабочей группы, формирующей перечень вопросов, которые в обязательном порядке будут включены в программу.

И уже вырисовываются ее очертания, кстати.

Из конкретного:

взяться за строительство мусороперерабатывающего завода и создать в городе военный госпиталь;

ввести льготы по налогообложению и по кредитам [погашать часть процентов за государственный счет].

И это только после первого заседания рабочей группы.

Конечно же, мэрия ломает голову, как вернуть в коммунальную собственность некогда мощный «Юждиземаш», наполнявший – наряду с ТКШЗ [Токмакским кузнечно-штамповочным заводом, тоже переживающим не лучшие времена], бюджет города. Очень пригодятся местной власти 52 гектара земли, на которых находятся некогда приватизированные, а теперь разграбленные заводские цеха и другие промпомещения.

Причем земля эта – государственная собственность.

Где Федор Достоевский со своим новым романом?

В остальном же, насколько я понял, статус депрессивной территории – это не клеймо и не приговор.

Это перспектива.

Фото Сергея ТОМКО

 

 



Создан 16 дек 2017