Сайт журналиста Владимира Шака

Почему Запорожье не освободили от немцев 14 октября 1943 года?




Уважаемым читателям, которые привыкли отмечать день освобождения Запорожья от фашистов по официальной версии - 14 октября, и которых в связи с этим привел в недоумение заголовок моего материала, предлагаю перво-наперво познакомиться с двумя сообщениями Совинформбюро, напрямую связанными с темой нашего разговора.

Цитирую:

«Рано утром советские танкисты ворвались на окраины Запорожья и захватили железнодорожный узел. Сломив сопротивление противника, наши войска штурмом заняли крупный областной и промышленный центр Украины. Ликвидирован один из решающих опорных пунктов немцев в низовьях Днепра. Противник понес тяжелые потери в людях и технике. В окрестностях Запорожья и на его улицах немцы бросили огромное число военной техники и военного имущества»;

«в излучине Днепра, западнее города Запорожье, наши войска перешли в наступление и с боями заняли более 30 населенных пунктов и среди них пригород города Запорожье на правом берегу Днепра, а также крупные населенные пункты Зеленый Гай, Лукашевка, Великий Луг, Хортица, Канцеровка, Бабурка, Нижняя Хортица, Разумовка и очистили от противника остров Хортица».

Может показаться, что сообщения эти отделены друг от друга одним-двумя днями, не более. Но это совсем не так: первое сообщение Совинформбюро обнародовало, как можно было сразу догадаться, 14 октября 1943 года, а второе… через два с половиной месяца - 29 декабря 43-го.

Получается, Запорожье 14 октября если и было освобождено, то не полностью – без Правого берега и пригорода и острова Хортица. Давайте разбираться, почему так случилось.

 

Как Сталин и Гитлер воевали за Запорожье

Не буду описывать ночной штурм города за днепровскими порогами, когда под прикрытием темноты, но с включенными фарами и под рев сирен помчались на оккупированный немцами крупный промышленный центр юга Украины сразу двести танков и самоходных артустановок. Об этом рассказано подробно до меня.

Я только напомню, какие силы противостояли друг другу, для чего воспользуюсь воспоминаниями двух  командармов - Василия Чуйкова [его 8-я гвардейская армия наносила главный удар по Запорожью] и Фрица Левински, командовавшего осенью 43-го группой армий «Юг» [сей  тип больше известен как Эрих фон Манштейн].

Итак, Василий Чуйков:

«Что же противостояло нам, если посмотреть на Запорожский плацдарм с точки зрения его инженерной подготовки?

Немецкое командование создало внешний обвод, состоящий из ряда опорных пунктов, прикрытых непрерывной линией противотанковых и противопехотных препятствий.

На всем протяжении передний край был прикрыт противотанковым рвом трапецеидального сечения.

Глубина и ширина противотанковых рвов треугольного сечения от 3,5 до 5–6 м. При глубине 5–6 м некоторые участки рва были примерно на метр заполнены водой.

Рвы трапецеидального сечения имели ширину по верху 5–7 метров, по низу — до 4 метров, в глубину — 3–4 метра.

Таким образом, рвы являлись не только противотанковыми, но и серьезными противопехотными препятствиями.

На большом протяжении они располагались в складках местности. На открытых участках брустверы рва в целях маскировки засевались просом, ячменем.

На танкоопасных направлениях противотанковые рвы были усилены минными полями. Мины располагались в шахматном порядке в четыре ряда.

Система фортификационного оборудования внешнего обвода строилась с расчетом на длительное сопротивление. Укрытия для личного состава были возведены из прочных материалов, прикрыты настилами, защищающими от огня орудий средних калибров и от прямого попадания мелких авиабомб. Огневые средства размещались таким образом, что можно было вести косоприцельный огонь вдоль фасов рва, почти вплотную к его крутости. Усиленные огневые точки, дзоты, бронеколпаки требовали применения сильнейших средств разрушения.

На Запорожский плацдарм противник срочно стягивал соединения с различных участков фронта. Наша разведка установила, что 27 сентября лишь в первой линии обороны немецкое командование сосредоточило три пехотные дивизии.

125-я дивизия была переброшена с Таманского полуострова. Ее численный состав достигал 7 тысяч человек.

304-я дивизия вела арьергардные бои, отходя под нашим давлением от Лисичанска. Она имела около половины положенного по штату состава.

123-ю дивизию немецкое командование перебросило из 17-й армии. Общий состав всех трех дивизий составлял 25 тысяч человек.

Сопротивление в глубине обороны немецкое командование основывало на наличии крупных подвижных резервов, а именно: на 40-й танковый корпус в составе двух танковых, одной моторизованной и одной кавалерийской дивизии СС».

Теперь слово за Манштейном:

«В зоне 20-30 км перед Днепром было разрушено, уничтожено или вывезено в тыл все, что могло помочь противнику немедленно продолжать свое наступление на широком фронте - все, что могло явиться для него при сосредоточении сил перед нашими днепровскими позициями укрытием или местом расквартирования, и все, что могло облегчить ему снабжение.

Одновременно, по специальному приказу экономического штаба Геринга, из района, который мы оставляли, были вывезены запасы, хозяйственное имущество и машины, которые могли использоваться для военного производства. Это мероприятие, однако, проводилось группой армий только в отношении военных машин, цветных металлов, зерна и технических культур, а также лошадей и скота.  О «разграблении» этих областей, естественно, не могло быть и речи. В немецкой армии — в противовес остальным — грабеж не допускался.

Так как Советы в отбитых ими у нас областях немедленно мобилизовывали всех годных к службе мужчин до 60 лет в армию и использовали все население без исключения, даже и в районе боев, на работах военного характера, Главное командование германской армии приказало переправить через Днепр и местное население. В действительности эта принудительная мера распространялась, однако, только на военнообязанных, которые были бы немедленно призваны. Но значительная часть населения добровольно последовала за нашими отступающими частями, чтобы уйти от Советов, которых они опасались».

Сам Манштейн назвал то, что происходило осенью 43-го в Приднепровье [в частности, на подступах к Запорожью] тактикой «выжженной земли». И добавил, что по категорическому приказу Гитлера Запорожский плацдарм необходимо было удерживать во что бы то ни стало.

Для этого на плацдарме и был сосредоточен невероятной мощи кулак, который немцы готовы были в любой момент обрушить на  наступающие части Красной Армии, чтобы остановить их.

***

Об этом я и думал, оказавшись однажды у камня-обелиска на обочине трассы на Вольнянск, на котором белела надпись: «На этом холме находился командный пункт 8-й гвардейской армии во время битвы за освобождение Запорожья». Перед решающим наступлением на Запорожье командующий Юго-Западным фронтом генерал армии Родион Малиновский именно здесь провел совещание, пригласив на него, кроме хозяина - командарма Василия Чуйкова, командующего 12-й армией генерала Алексея Данилова, командующего 3-й гвардейской армией генерала Дмитрия Лелюшенко и командующего 17-й воздушной армией генерала Владимира Судца, который в Запорожье собирался, как сам выражался,  «справить новоселье». До войны он командовал авиационным соединением, стоявшим неподалеку от города, уходя на фронт в 1941 году,  запер свою квартиру на ключ и с той поры ни разу там не бывал, но ключ носил с собой.

Вспомнив снова командарма Чуйкова, особо подчеркивавшего, что местность до Запорожья была «трудной для атаки и штурма», я задал себе вопрос: а зачем нужно было идти в лобовую атаку на немцев? Есть ведь иные способы ведения войны. Блокада, например. Или обход особо укрепленного района.

Стоп! Вот, кажется, ключевое слово к моему вопросу: обход.

И я вновь обратился к записям Василия Чуйкова. И отыскал ответ на свой вопрос в его воспоминаниях [не в академических военных мемуарах, а в их облегченном варианте  - в книжке «Гвардейцы Сталинграда идут на запад»]:

«В связи с боями за Запорожский плацдарм, встает еще один вопрос. Не проще ли было, не важнее ли было со стратегической и оперативной точки зрения обойти этот плацдарм главными силами фронта севернее Запорожья и во взаимодействии с войсками Степного фронта форсировать Днепр? Силами двух фронтов могло быть предпринято глубокое и охватывающее наступление, и мы не натолкнулись бы на столь совершенные в инженерном отношении оборонительные позиции противника».

Это размышления генерала,  армия которого взяла штурмом Запорожье. Не буду их комментировать, потому что размышления эти нуждаются не в комментариях, а в осмыслении.

Похоже,  пришел я к выводу, на Запорожье пересеклись интересы двух тиранов, в равной степени виновных в развязывании Второй мировой войны, - Гитлера и Сталина.

Один – Гитлер, держался за город за днепровскими порогами, понимая, что с его падением откроется дорога в Крым, где окажется заблокированной 17-я армия Вермахта. Другому – Сталину, нужна была громкая победа, которая, как виделось из Кремля, должна была быть связана с городом, в котором находился первенец советской индустрии – Днепрогэс.

 

Работает спецназ

Итак, 14 октября 1943 года город Запорожье был занят войсками Красной Армии. И… фронт остановился. На долгих два с половиной месяца.

В двадцатых числах октября армия Василия Чуйкова форсировала Днепр значительно  севернее Днепрогэса [событию этому посвящена самая большая в Украине диорама «Битва за Днепр»], в ноябре Днепр был форсирован южнее Днепрогэса – примерно в том месте, где сейчас находится памятник «Переправа». А Запорожье немцы по-прежнему держали под обстрелом – с Правого берега и с Хортицы.

Почему же наступающие не штурмовали их?

Видимо, не только потому, что немцы серьезно укрепились на Правом берегу [был случай, когда они буквально сбросили в Днепр десант, высадившийся чуть выше Днепрогэса – в районе сегодняшнего запорожского правобережного пляжа].

По легенде, командованию Красной Армии стало известно о приказе Гитлера… взорвать плотину Днепрогэса в случае перехода в наступление советских войск в районе Запорожья, для чего в тело плотины было вмурованы только 500-килограммовых авиабомб сто штук. А общее количество взрывчатки превышало 200 тонн.

Такой взрыв неминуемо обернулся бы техногенной катастрофой колоссального масштаба – много губительнее той, которую устроили в Запорожье большевики 18 августа 1941 года, частично взорвав плотину Днепрогэса.

Частично. А немцы готовы были разрушить ее, как говорится, до основанья. В прямом смысле слова.

Если верить  все той же легенде, артудару немецкие части в Запорожье - на правом берегу Днепра, подверглись через три часа после завершения разминирования Днепрогэса.

И были выбиты как из пригорода Запорожья, так и с острова Хортица. А случилось это 29 декабря 1943 года.

Неожиданно для себя подтверждение легенды я отыскал в наградных военных архивных документах. В частности, из приказа по 6-й армии от 24 декабря 1943 года я узнал, что в этот день были награждены сразу 14 бойцов 19-го отдельного гвардейского батальона минеров [ОГБМ]. А 4 января 1944 года наградные документы подали еще на троих гвардейцев, включая заместителя командира батальона по строевой части, гвардии капитана Михаила Сошинского [наградной приказ на них был подписан 4 марта 1944 года].

Напрямую починявшийся штабу армии, этот отдельный батальон по сути был… самым настоящим спецназом, состоявшим из диверсантов – подрывников и водолазов.

Осенью – зимой 1943 года они как раз и работали по Днепрогэсу. Причем операцией по его разминированию - с 4 ноября 1943-го по 3 января 1944 года, руководил зам. комбата, 26-летний гвардии капитан Михаил Сошинский.

Список гвардейцев-минеров, непосредственно участвовавших в разминировании плотины  Днепрогэса в Запорожье, я тоже отыскал.

Их было восемнадцать. Вот они:

Алуев Василий Дмитриевич, 1913 г.р., гвардии ефрейтор. Минер-водолаз.

Ангелов Фирс Лаврентьевич, 1909 г.р., гвардии рядовой. Минер-водолаз.

Ариков Искак Надматулович, 1911 г.р., гвардии рядовой. Минер-водолаз.

Долженко Василий Григорьевич, 1922 г.р., гвардии рядовой. Минер.

Ефремов Петр Владимирович, 1922 г.р., гвардии сержант. Ком. отделения минеров.

Кильдеев Хусаин Хамзинович, 1907 г.р., гвардии ефрейтор. Минер-водолаз.

Котельников Григорий Иванович, 1909 г.р., гвардии рядовой. Водолаз.

Курганов Михаил Афанасьевич, 1913 г.р., гвардии рядовой. Минер-водолаз.

Курузов Николай Гордеевич, 1922 г.р., гвардии мл. лейтенант. Командир группы.

Сарымсаков Исхаджан Таджибаевич, 1923 г.р., гвардии сержант. Минер.

Сердюков Григорий Паликарпович, 1919 г.р., гвардии ст. сержант. Командир отделения минеров.

Соловьев Ананий Родионович, 1911 г.р., гвардии ст. сержант. Командир отделения водолазов.

Сошинский Михаил Александрович, 1917 г.р., гвардии капитан. Зам. командира по строевой части 19-го отдельного гвардейского батальона минеров.

Староверов Николай Васильевич, 1912 г.р., гвардии сержант. Водолаз.

Стародубов Петр Алексеевич, 1921 г.р., гвардии рядовой. Минер.

Шабанов Абдрахман, 1921 г.р., гвардии рядовой. Минер.

Ямалов Насибулла Хаматович, 1920 г.р., гвардии сержант. Минер.

Ярошенко Василий Афанасьевич, 1906 г.р., гвардии рядовой. Шофер.

Участие в спасении плотины Днепрогэса от разрушения принимал также инженер наркомата электростанций СССР Николай Хохлов.

Почему об этих людях мало известно даже в Запорожье, если не считать, что именем одного из них – гвардии младшего лейтенанта Николая Курузова, в городе была названа улица?

Видимо, потому, что это был спецназ. Армейская элита. О ней не принято много рассказывать. Тем паче, очень долгое время связанные с минерами документы [как и многие другие документы периода Второй мировой войны] были… засекречены.

Что ж, придется рассказать о гвардейцах мне.

 

«Участвовал в разведке Днепровской плотины»

А расскажу я то, что узнал из рассекреченных ныне наградных листов и наградных приказов. Цитировать их буду, максимально придерживаясь оригинального, передающего дух эпохи, текста документов.

Фамилии гвардейцев-минеров в моем рассказе следуют в том порядке, как они значатся в наградных приказах, которых, повторюсь, было два.

Итак,

гвардии рядовой Петр Стародубов, минер [награжден орденом Красного Знамени]:

«участвовал в разведке Днепровской плотины в составе группы минеров 19-го ОГБМ в период с 28 октября по 18 ноября 1943 года. Совместно с группой гв. мл. лейтенанта Курузова впервые пробрался на 15-й бычок плотины, разведал всю плотину до нулевого бычка. Тов. Стародубов  с гв. мл. лейтенантом Курузовым под непрерывным огнем противника пробрались в верхнюю потерну [технологическая галерея плотины Днепрогэса, - авт.], находясь всего в нескольких метрах от немецкого артиллерийского наблюдателя, обнаружили и обезвредили два провода, проложенные для электроподрыва плотины. Тов. Стародубов опустился в нижнюю потерну со стороны противника под непрерывно текущим потоком воды и, погрузившись в воду по грудь, отрезал провод, предназначенный для подрыва плотины»;

гвардии рядовой Абдрахман Шабанов, минер [награжден орденом Красного Знамени]:

«в группе минеров с период с 29 октября по 18 ноября 1943 года участвовал в разведке Днепровской плотины. Совместно с гв. мл. лейтенантом Курузовым и минером Ямаловым первые пробрались на 15-й бычок, взорванный противником. Поднимались на бычок по обрывкам арматуры железобетонной стенки, все время находясь под пулеметным огнем противника. Совместно с указанными минерами первыми добрались до нулевого бычка, от которого немецкий корректировочный пост находился в 4-5 метрах.  Тов. Шабанов обезвредил и уничтожил проходящие по нижней потерне два провода противника, проложенные для электрического способа подрыва плотины»;

гвардии сержант Наситул Ямалов, командир отделения минеров [награжден орденом Отечественной войны второй степени]:

«участвовал в разведке Днепровской плотины в составе группы минеров 19-го ОГБМ в период с 28 октября по 18 ноября 1943 года. Совместно с группой гв. мл. лейтенанта Курузова впервые поднялся на 15-й бычок плотины, разведал участок плотины от 15-го до нулевого бычка. Гв. сержант Ямалов  разведал 2-е, 12-е и 15-е вентиляционные окна бычков плотины, установив факт наличия воды в верхней потерне за прорывом плотины. Работать приходилось в трудных условиях под непрерывным огнем противника»;

гвардии ефрейтор Василий Алуев, водолаз [награжден орденом Красной звезды]:

«работая с 28 октября по 18 ноября 1943 года по разведке Днепровской плотины, неоднократно пробирался в нижнюю потерну, наполненную водой, и в водолазном костюме проводил разведку ее в крайне тяжелых условиях»;

гвардии рядовой Фирс Ангелов, водолаз [награжден орденом Красной звезды]:

«работая по разведке Днепровской плотины, первым пробрался в нижнюю потерну и в водолазном костюме, в крайне тяжелом положении и условиях, находился под водой 42 минуты. Когда уже сигнальный клапан сработал, тов. Ангелов вышел из потерны, рискуя своей жизнью, так как в нижней потерне совершенно отсутствовал слой воздуха. Кроме этого, за весь период с 28 октября по 18 ноября тов. Ангелов еще несколько раз опускался под воду, принимал также участие в работе группы минеров по разведке 15-го-16-го бычков»;

гвардии рядовой Василий Долженко, минер [награжден орденом Красной звезды]:

«в период с 28 октября по 18 ноября 1943 года участвовал в разведке Днепровской плотины; 29 октября с тов. Стародубовым  на плоту под огнем противника из пулемета с острова Хортица доплыли до 44-го бычка, через взорванное вентиляционное отверстие проникли в верхнюю потерну и по пояс в  воде пробыли на разведке в потерне ровно сутки, так как днем выбраться оттуда было нельзя»;

гвардии сержант Петр Ефремов, зам. командира отделения минеров [награжден орденом Красной звезды]:

«находился в группе разведчиков 19-го ОГБМ по разведке Днепровской плотины с 28 октября по 18 ноября 1943 года. Совместно с гв. сержантом Ямаловым обследовали вентиляционные окна 2-го, 12-го и 15-го бычков плотины под пулеметным огнем противника. С гв. рядовым Шабановым обследовали нулевой бычок плотины и подходы к верхней потерне со стороны противника. Совместно с гв. сержантом Сарымсаковым был на сутки опущен в первое донное отверстие и обследовал его, находясь по пояс в воде. Спуск и подъем проходил по наклонной стене по канату на высоту 30 метров под непрерывным огнем противника»;

гвардии ефрейтор Хусаин Кильдеев, водолаз [награжден орденом Красной звезды]:

«работая с 28 октября по 18 ноября 1943 года по разведке Днепровской плотины, пробирался в нижнюю потерну и в водолазном костюме, в крайне тяжелых условиях, под водой в потерне проводил разведку. Под воду спускался не один раз и всегда выполнял порученные задания. Принимал участие в работе минеров по разведке бычков 15-го и16-го. Вся работа проходила в тяжелых условиях, под огнем противника»;

гвардии сержант Григорий Котельников, командир отделения водолазов [награжден орденом Красной звезды]:

«участвовал в разведке Днепровской плотины в составе группы минеров 19-го ОГБМ. Совместно с водолазом Кургановым опускался через вентиляционное окно 12-го бычка в верхнюю потерну, затопленную противником. Работать приходилось в трубе, залитой водой, не имеющей воздушного пространства. Подходы к вентиляционному окну 12-го бычка беспрерывно обстреливались противником и находились на высоте 50 метров от уровня воды. Спускаться в окно приходилось по веревочной лестнице со всем водолазным имуществом»;

гвардии ефрейтор Михаил Курганов, водолаз [награжден орденом Красной звезды]:

«при выполнении задания по разведке Днепровской плотины в Запорожье проявил большое мужество, граничащее с самопожертвованием. Так, 14 ноября, опустившись через вентиляционное окно 2-го бычка плотины по веревочной лестнице с кранового моста, обнаружил, что все окно забито обломками опалубки – бревнами и досками. Пробив в них проход, опустился в воду, прошел до стенки между нулевым и первым бычком, где у него запутался сигнальный конец. Распутывая его, пробыл в воде до тех пор, пока у него ни сработал клапан минимального давления. Обрезав сигнальный конец, продолжил обследование, и только закончив его, пошел к отверстию выхода. Кислород кончился. С трудом пробив отверстие в обломках, тов. Курганов вышел из воды и потерял сознание»;

гвардии младший лейтенант Николай Курузов, командир взвода [награжден орденом Красной звезды]:

«при разведке Днепровской   плотины в период с 28 октября по 18 ноября 1943 года лично первый по тросу на руках взобрался на 15-й бычок плотины на высоту 18-20 метров. Лично нашел вход в головной бычок, первый - с минерами Шабановым, Ямаловым и Стародубовым,  прошел верхнюю и нижнюю потерны со стороны противника  ночью, на расстоянии четыре-пять метров от корректировочного поста противника. Выполнял работу разведки под пулеметным, минометным и артиллерийским огнем врага. За период с 28 октября по 18 ноября лично участвовал вместе с минерами во всех операциях. Везде, будучи впереди, служил примером мужества и храбрости»;

гвардии сержант Исхаджан Сарымсаков, минер [награжден орденом Красной звезды]:

«участвуя в разведке Днепровской плотины с 28 октября по 18 ноября 1943 года, совместно с гв. сержантом Ямаловым обследовали вентиляционные окна 2-го, 12-го и 15-го бычков плотины, установив наличие воды в верхней потерне. Три раза сопровождал водолаза, обследующего верхнюю потерну. Охранял его, находясь на крановом мосту плотины»;

гвардии старший сержант Григорий Сердюков, командир отделения минеров [награжден орденом Красной звезды]:

«в  группе минеров в период с 28 октября по 18 ноября участвовал в разведке Днепровской плотины. Совместно с гв. сержантом Ефремовым и гв. рядовым Додженко обследовали три донных отверстия, сделанные немцами для спуска воды. Работать приходилось в исключительно трудных условиях, спускаясь с высоты 30 метров по канату, и работать в воде»;

гвардии сержант Николай Староверов, водолаз [награжден медалью «За боевые заслуги»]:

«будучи поваром группы минеров, работающей на разведке и разминировании Днепровской плотины с период с 28 октября по 18 ноября 1943 года, обеспечивал бойцов и офицеров прекрасной пищей. Минеры и водолазы посменно работали круглые сутки и, когда бы смена ни возвращалась на отдых, тов. Староверов быстро приготавливал вкусную пищу, тем самым давал силы бойцам и офицерам на выполнение задания»;

гвардии красноармеец Искак Ариков, минер [награжден орденом Красного Знамени]:

«при выполнении задания по разведке нижней потерны Днепровской плотины, проявил себя отважным бойцом. Неоднократно опускаясь в ледяную воду нижней потерны, находился в воде до полутора часов. Тов. Ариков вызвался на выполнение очень важного задания: необходимо было пройти только в один конец в тоннеле, заполненном водой, триста метров и установить наличие воздуха на центральной площадке и узнать, не минирована ли она… На обратном пути он потерял сознание и был вытащен на воздух без сознания. У него оказался порыв легочных тканей. Несмотря на это, он с честью выполнил задачу. При этом находился под водой в легком водолазном костюме свыше полутора часов при норме в 45 минут»;

гвардии капитан Михаил Сошинский, зам. командира 19-го ОГБМ по строевой части [награжден орденом Красного Знамени]:

«руководил работой отряда водолазов и минеров  по разведке и разминированию Днепровской плотины со 2 ноября 1943 по 3 января 1944 года, проявив при этом исключительную энергию, настойчивость, инициативу и силу воли в выполнении важнейшего и сложного боевого задания. Лично под огнем противника, находясь по пояс в ледяной воде, разведал путь в верхнюю потерну с левого берега, открыв первым путь к дальнейшей разведке плотины. Под непрерывно падающей водой опускался в нижнюю потерну, положив начало ее разведке, разобрал затон из брусьев в воде и дал возможность для работы легких водолазов.  Энергией и личным примером тов. Сошинский обеспечил успешное выполнение задания по разведке и разминированию Днепровской плотины»;

гвардии красноармеец Василий Ярошенко, шофер [награжден медалью «За боевые заслуги»]:

«при разведке Днепровской плотины проявлял образцы мужества и отваги, вывозя раненых, и в кратчайший срок доставляя их в госпиталь. Так была спасена жизнь гвардии рядовому Арикову, которому была крайне необходима немедленная помощь. Тов. Ярошенко подвел машину к переднему краю и, рискуя жизнью, вынес Арикова и в кратчайший срок доставил его в госпиталь».

К награждению также был представлен восемнадцатый участник группы разминирования Днепрогэса - гвардии старший сержант Ананий Соловьев, командир отделения водолазов. Однако он… ничем не был награжден. А наградной лист, заполненный на него, я таки в архиве отыскал:

«при разведке Днепровской плотины командовал взводом водолазов. В самых трудных случаях лично опускался в воду и, находясь в воде в полтора раза больше срока, допущенного для легководолазного прибора, прокладывал путь водолазам, воодушевляя своим примером весь взвод. При необходимости разведки Правого берега по собственному желанию возглавил разведывательную группу, где получил ранение лица. Несмотря на ранение, выполнил поставленную задачу. Достоин награждением орденом Красная звезда. Командир 19-го ОГБМ гвардии майор Суворов».

Очень несправедливо обошлись с гвардии старшим сержантом.

Запорожье,

13 октября 2017 года

Запорожье на карте

Здесь - неподалеку от города Вольнянска, находился командный пункт 8-й гвардейской армии

Ликвидация Запорожского плацдарма

Наградной лист, заполненный на гв. мл. лейтенанта Николая Курузова: представляется к ордену Красного Знамени [а был награжден орденом Красной Звезды]

Книга Василия Чуйкова

 

 

 

 

 

 



Создан 14 окт 2017