Сайт журналиста Владимира Шака

Жизнь на обочине: чем удивляет дорога, кроме… дорожных знаков




Как известно, всякая дорога ограничена обочиной. Как и жизнь, которую нередко сравнивают с дорогой.

Вспомните, что  вечный приют люди обретают на кладбище, которое, как правило, находится при дороге, и вы согласитесь, что я ничего парадоксального о роли обочины не сказал. А только лишь констатировал факт, чтобы простыми  словами объяснить, о чем предлагаю повести разговор: о дороге и жизни.

Помня при этом, чем ограничены и та, и другая.

 

Зачем забор на обочине?

Мне приходилось бывать за границей – в Европе, в частности. Я видел тамошние дороги, могу сравнить их с нашими.  Или объяснить, чем они от наших отличаются, если не брать во внимание качество дорожного покрытия.

Максимальной информационностью, в первую очередь. В Европе, начиная с Польши, на трассе не нужна карта [или автомобильный навигатор], как нужна она на наших дорогах. До выбранной тобой  точки маршрута по европейским дорогам тебя доведут… дорожные указатели.

Их много и они понятны.

А у нас их почти нет. А те, что есть, просто-напросто могут запутать, указав не существующее село, например. Село из прошлого - то, которое под докоммунизацию угодило.

Ну и обочины в Европе не отвлекают внимание. Их как бы там нет вообще.

Точнее, на обочинах нет ничего лишнего – торговли, скажем, стихийной, которая повсеместно присутствует у нас. Нередко затрудняя движение.

А в Швеции по обочинам загородных дорог установлены… металлические – сетчатые, ограждения.  Не для того, чтобы народ тамошний не выносил на обочину банку  молока, собранные с грядки помидоры и десятка два куриных яиц.

Ограждение шведы установили при дорогах с единственной целью:  чтобы дикие животные не выбегали на проезжую часть – под колеса мчащимся автомобилей. А возможность мчаться там имеется – дорожное покрытие идеальное.

И еще одна картинка из шведских впечатлений всплыла в памяти.

В каком-то городке, где казарма воинской части выполнена в виде средневекового замка – чтобы глазу было за что зацепиться среди однообразных зданий, мы ненадолго остановились возле школы.

Перейдя дорогу, я увидел, что на противоположной обочине растут… яблони, уже стряхнувшие – был октябрь, яблоки на землю.

И они лежали плотным алым ковром на пожухлой траве. Ни одно яблоко никто не взял.

Хотя школа – через дорогу.

Подскажите, где встречаются такие воспитанные школяры? Да там, где частная собственность – первооснова, если хотите, государства. Яблони те и были чьей-то частной собственностью.

Я двумя руками за такие принципы государственного устройства.

 

Блокпост в прифронтовой зоне

Ну, а коль уж о военных упомянул… В июле возвращались мы в Запорожье по мариупольской трассе,  где – уже перед нашей Розовкой, одна из крайних остановок изготовлена в виде… буквы «м» и где находится – недалеко от остановки, наш, запорожский, блокпост.

Съемка на нем запрещена, о чем предупреждает соответствующий информационный дорожный указатель, поэтому опишу увиденное.

Хотя описывать нечего. Перед нами было… форменное убожество из бетонных блоков, обрубков дерева и еще чего-то неопределенного.  «Партизанщина какая-то», - мелькнула мысль в тот момент. – «И это на границе двух индустриальных украинских регионов – Донецкой и Запорожской областей».

Я не берусь утверждать, что служивым на блокпосту, оборудованном в прифронтовой полосе – по сути, нашим защитникам, нужно нечто вроде средневекового замка возводить. Но избавить их от прозябания в  средневековье – в смысле быта, мы, наверное, в состоянии.

Все вместе. Всем миром.

Кстати, слово «мир»-то какое емкое: оно не только отсутствие войны подразумевает. Мы, люди, в нем тоже присутствуем. Наша добрая воля, являющаяся первоосновой отсутствия войны.

«Коль власть с ее возможностями, - рассуждал я далее про себя, - не способна создать для  наших защитников нормальные условия для несения службы, пусть хотя бы клич бросит: требуется, мол, для нужд обороны кое-что».  Мы понятливый народ, поделимся, как делился каждый из нас не однажды за три с лишним года войны. Знаю это по опыту «МИГа», где в 2014 году появился – для оказания помощи фронту, волонтерский штаб.

Или я не верно ситуацию оцениваю?

Да, и о букве «м» на остановке перед въездом в Запорожскую область.

Она не с будущим метро в тех местах, скажем, связана, как может показаться неосведомленному. Она связана… с металлом, являясь частью логотипа «Донецкстали», которая, видимо, к остановке той причастность имеет. Это как стилизованная буква «з» является частью логотипа «Запорожстали».

И о чем я еще упоминал? Ага, о дорожном указателе.

Знаете, кто был изображен на самом необычном таком указателе, который я видел в Турции [возле города Белек]? Черепаха!

Да-да, этот указатель проезжающему рекомендовал... пропустить через дорогу черепаху.

Я взглянул налево - за окном автобуса простирался болотистый луг. Справа шустро разбегались почти от самых колес стройные сосны. Куда тут шествуют черепахи и зачем понадобилось даже переход дорожный им организовывать, для меня загадкой осталось.

Но указатель удивил и понравился.

 

Неизвестный козак и памятник шестеренке

Однако вернемся в Розовку - в крайний перед Донбассом райцентр Запорожской области.

Там тоже есть чему удивиться: нынешним летом в Розовке появился необычный памятник. Представляет он из себя… Божию Матерь в полный рост.

В Европе таких памятников – в той же Польше, достаточно, а у нас они пока в новинку. Зато у нас крестов – вроде могильных, на въездах-выездах из населенных пунктов, хватает. Создается впечатление, что кому-то очень хочется села-города, в которых мы живем, в погосты превратить.  

Я нередко задумываюсь, проезжая мимо таких крестов [иногда на них слова «Спаси и сохрани» начертаны]:  те, кто возводит подобные сооружения на наших околицах, у себя дома тоже их устанавливают? Или они только для нас стараются?

И некому, что характерно, одернуть могильщиков.

Вообще, на обочинах дорог в Запорожской области много самых разнообразных памятников. Расскажу о запомнившихся лично мне.

Расстрелянный памятник [в виде столба] находится  сразу за автовокзалом в городе Васильевке. Хотя установлен был – 6 ноября 1940 года, совершенно в ином месте: возле поселка Кушугум, откуда и началось за год до этого строительство автодороги Запорожье – Васильевка. Переоткрыли памятник, доставив его в Васильевку, 7 ноября 1980 года – к 50-летию завершения строительства дороги.

Возле памятника в войну немцы расстреливали партизан, которых отыскивали в плавнях Великого Луга. Подтвердить это могут нынче следы от пуль, оставшиеся на обелиске.

Памятник сердцу генерала Кузьмы Гурова обнаружится, если, проезжая по мариупольской трассе в сторону райцентра Бильмак [бывшее название  - Куйбышево], заехать в село Гусарку. В начале осени 43-го в селе находился штаб Южного фронта, членом военного совета которого генерал Гуров и являлся. В селе он и умер – от сердечного приступа.

И кому-то пришло в голову в Гусарке похоронить… нет, не генерала, а его сердце. Там оно и покоится под массивным гранитным обелиском. Удивляя и шокируя.

Горького в старости знают все, кому доводилось проезжать через село Камышеваху – это ореховское направление. Рассказывают, что, странствуя – в начале тридцатых годов, по Запорожской области, писатель-буревестник решил в Камышевахе жажду утолить, которая одолевает мужчин «после того, как».

Ну и по сию пору утоляет, сидя в одиночестве возле трассы. Обветшав, извиняюсь, от времени.

Памятник шестеренке, обнаруженный однажды нами среди полей в Пологовском районе описанию не подлежит: его только лицезреть нужно. Как и барельеф в Каменке-Днепровской, который я назвал «Дама с косой».

Очень уж та дама одну нынешнюю оппозиционерку напоминает.

А неизвестного козака вам встречать доводилось? При дороге на Розовку, о которой мы уже говорили, он находится.

Некогда козак этот был… героем анекдотов Василием Чапаевым, у которого кто-то из руки шашку выхватил – одна рукоятка осталась. Ну а при проведении декоммунизации, как надо полагать, Чапая решили не трогать, превратив его в… неизвестного козака.

Пять с плюсом за выдумку.

Еще – бывая в Орехове, я всегда обращаю внимание на  бюст Николая Доллежаля, установленный при дороге по пути к центру города.

Больше наград, чем у него, пожалуй, нет ни у кого из запорожцев.

Он дважды Герой Социалистического труда, лауреат Ленинской и пяти Государственных премий СССР, кавалер шести орденов Ленина, орденов Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени, Красной Звезды и «За заслуги перед Отечеством».

Чем занимался уроженец Ореховского района?

Академиком-ядерщиком был. Долгое время – более тридцати лет, возглавлял ядерный институт.

По его проекту, в частности, создали реактор для первой советской атомной подводной лодки. Кроме этого, он был главным конструктором реактора первой в мире атомной электростанции.

Реакторы Чернобыльской атомной, один из которых взорвался в апреле 86-го, строили тоже по проекту института Николая Доллежаля.

 

***

Ну а теперь вернемся к началу нашего разговора. Помните, я говорил об информационной насыщенности дорожных указателей Европы?

У нас она, если и присутствует, то носит либо рекламный характер, либо рекламно-политический.

Не один месяц, например, мозолил глаза на мелитопольской трассе [в Васильевке, в частности] огромный баннер некоей политической силы, категорически требующей «Прекратить войну и вернуть мир в Украину».

Але, ребята, вы к кому обращаетесь? К жителям Васильевки?

А слабо такой баннер разместить возле московского кремля – где он стопроцентно будет уместен, потому что именно там и сидят поджигатели войны на востоке Украины?

Ничего, кроме ругательств, подобная реклама у меня не вызывает. И не только у меня одного, полагаю.

Фото Сергея ТОМКО

Горький в старости

Дама с косой

Памятник академику Николаю Доллежалю

Памятник сердцу генерала Кузьмы Гурова

Расстрелянный памятник

Памятник неизвестному козаку, который при жизни был... Василием Чапаевым



 

 

 

 

 

 



Создан 17 сен 2017