Сайт журналиста Владимира Шака

Огонь не открывать: закрыт военный полигон, с которого обстреляли расположенное неподалеку село




Речь – о селе Тамбовка, что в Мелитопольском районе [это рядом со всемирно известным заповедником «Каменная могила»], где 6 июля 2017 года  шальная пуля, выпущенная с удаленного от села почти на три километра полигона, угодила… в один из домов по улице Речной. Причем попала она в дом вынужденной, как теперь говорят - в связи с российской оккупацией Донбасса, переселенки из Донецкой области.

 

Сельчане готовы были перекрыть трассу

Пуля полигонная, которая, как известно, ума не имеет, о чем еще Суворов предупреждал [помните его слова: «Пуля - дура…»], бед в доме надела не очень много: пробила в ванной комнате стекло с остававшейся на нем с зимы полиэтиленовой пленкой и, упав на пол, залегла в щели между стиральной машиной и душевой кабиной.

Причем так спряталась, что отыскать ее смогли только с полицией.

В полицию пулю и забрали. Для оформления соответствующих бумаг казенных.

На этом в нашем повествовании можно было поставить точку: пусть, мол, тот, кому положено, сделает внушение военным, обязав их застеклить разбитое окно и возьмет с них слово, что впредь они будут более внимательными.

Все это в точности и было сделано. Извиняться на улицу Речную приезжал лично старший офицер подразделения, которое 6 июля и проводило автоматные стрельбы на полигоне.

Я особо подчеркиваю: автоматные. Для стрельбы из других видов оружие – пулемета, скажем, полигон в районе Тамбовки не предназначен.

Однако точку в истории с расстрелом села мы ставить не будем: она настолько задела жителей Тамбовки, что они, вспомнив, что подобное случалось и ранее – находили пули в сельчане и до 6 июля, восстали против несущих смерть соседей и готовы были даже симферопольскую трассу перекрыть, требуя наведения порядка на полигоне.

Ничейном, между прочим, – никому не принадлежащем. Однако периодических гремящем на всю округу.

Местная власть сельчан удержала, но кардинальное решение по полигону таки было принято:  он закрыт вообще. Судьбу его, как подчеркнул при встрече с журналистами сельский голова Семеновки Андрей Ермоленко [Тамбовка административно подчинена Семеновке], решают на самом высоком государственном уровне. Безо всяких шуток.

Но об этом чуть позже, а пока я объясню, кому 6 июля достался «сюрприз» с полигона: в обстрелянном доме по улице Речной живет с семьей молодая мама Елена Кульша. В Тамбовку она приехала три года назад – летом 2014-го, из Горловки, которая тогда была оккупирована сторонниками кровавого «русского мира».

Официальный статус Елены – вынужденная переселенка. По-простому – беженка. Из Тамбовки родом ее бабушка. Дом, который бабушка когда-то покинула, отправившись на Донбасс, остался ее племяннику.

Он и дал приют уехавшей от войны девушке.

А 28 августа 2014 года Елена получила… тяжелое пулевое ранение в голову.

Прямо у себя во дворе.

 

На линии огня

На соседнем с Тамбовкой полигоне в тот день проводились очередные стрельбы. Прилетевшая оттуда пуля и отправила Елену в реанимацию.

И тут вот какая деталь всплывает: по прямой до полигона, как я уже сказал, – около трех километров. Автоматная пуля, вроде бы, не должна достать до села, находящегося, кстати, в низине – ниже полигона.

А если стреляли из пулемета? 

А вот это выяснить не у кого: бойцы, проводившие тогда стрельбы, были сразу же отправлены на фронт. Именно тот ствол, из которого была выпущена ранившая Елену пяля, найти, пожалуй, уже невозможно.

Пулю из головы девушки тогда извлекли мелитопольские медики. Потом было долгое лечение и операция в военном госпитале Министерства обороны в Киеве, где пулевое отверстие в черепе закрыли титановой пластинкой.

Расходы по лечению взял на себя сельсовет. Сельский голова Семеновки Андрей Ермоленко  и об операции в столице договаривался: чутким человеком оказался.

Вот так уехавшая от войны в мирную зону девушка стала инвалидом. Война, получается, догнала ее.

Ранение, конечно же, сказывается по сей день. В первую очередь, сильными головными болями проявляется.

А теперь представьте шок Елены [уже в Тамбовке, к слову, она вышла замуж  и родила дочь], осознавшую, что ее дом снова подвергся обстрелу с полигона. И только чудо уберегло его обитателей.

Вероятно, Господь  [или кто в тот день вместо него присматривал за нами], поняв, что не сможет отвести в сторону от дома Елены пулю, сделал так, чтобы ущерб от нее был минимальным.

Почему я так говорю? А вот почему.

Насколько я понял, оценив спутниковую карту, дом Елены находится… на линии огня – на одной прямой с полигоном. И если на полигоне кто-то вдруг пальнет из пулемета [ну, бывает], не очень крепко удерживая его при этом в руках, произойдет – об этом расскажет любой военный, вот что: ствол пулемета поведет вверх и пули пойдут выше бруствера, которым защищен полигон.

А выше – это в Тамбовку, где – на линии огня, находится дом Елены.

Не берусь утверждать, что именно так и было. Это одна из версий случившегося, подсказанная сведущими людьми.

«Сотня пуль летит на воздух», - говаривал в таких случаях Суворов, которого я уже цитировал.

Не будут больше они летать куда попало!

В этом уверен Семеновский сельский голова Андрей Ермоленко [в прошлом – майор, заместитель командира полка, кстати]: ничейный полигон взяла в работу специальная комиссия и для него в самое ближайшее время, найдется, наконец, хозяин.

Вероятнее всего, им станет Министерство обороны Украины.

Июль 2017

Фото Сергея ТОМКО

 

***В тему

В 2009 году, накануне Дня казачества Украины, на берегу реки Молочной в мелитопольском селе Тамбовка была торжественно открыта скульптурная композиция «Запорожские казаки пишут письмо турецкому султану».

Изготовленный из металла почти 60 лет назад местным мастером, участником Великой Отечественной войны Владимиром Федоровичем Дорониным памятник получил вторую жизнь благодаря скульптору Борису Тихоновичу Солянику.

Увы, больше скульптурной композиции в селе нет: не сбереглась, скажем так.



Создан 19 авг 2017