Сайт журналиста Владимира Шака

На «макушке» Запорожской области




Главная вершина Приазовской возвышенности - 324-метровая Бельмак-могила, превратилась в… полуостров и может в любой момент обрушиться в карьер, который подошел к ней с трех сторон

 

Об этой уникальной степной горе-могиле, с которой открывается вид чуть ли не на половину Запорожской области, написано и сказано за последние годы много.

Рассказывал о ней и я – девять лет назад. А теперь решил вернутся к своим записям, разбив их на главы и дополнив самым интересным из прочитанного о  Бельмак-могиле. И свежими впечатлениями, естественно, появившимися после недавней – в апреле 2017 года, поездки на «макушку» Запорожской области.

 

Глава первая: географическая

Бельмак-могила - геологический памятник и памятник археологии, самая высокая точка Приазовской возвышенности. Расположена в ее центральной части – на территории Бильмакского [бывшего Куйбышевского] района Запорожской области, в верховьях реки Бельманка, притока Берды, у окраины села Трудового Бильмакского поссовета.

Высота Бельмак-могилы, представляющей собой горный выход Украинского кристаллического щита, - 324 метра. На вершине ее в древности был насыпан курган. Он конусообразный, высотой восемь метров, диаметром до 100 метров.

Под насыпью одного из курганов вблизи Бельмак-могилы изучено очень редкое святилище эпохи поздней бронзы [15-го века до н. э.].   В нем воспроизведен древний миф о сотворении мира с участием Змея, Огня и Всемирного яйца.

Кроме того, что Бельмак-могила – самая высокая точка Приазовья [и, соответственно, Запорожской области, являясь ее макушкой], с которой берут начало несколько степных рек, гора выполняла важную роль в истории заселения Лукоморья, как поэтически называют Приазовье.

При этом, она служила не только ориентиром на местности. Как можно предположить, Бельмак-могила для всех народов, селившихся возле нее, была связующим звеном, соединявшим земной мир с небесным миром – миром духов.

 

Глава вторая: археологическая

Из множества курганов, расположенных рядом и Бельмак-могилой, изучены [в частности, запорожским археологом Валерием Самаром] несколько.

В одном из них находился скелет человека, обитавшего в прибельмакской степи более трех с половиной тысяч лет назад. В другом кургане археологи нашли каменный ящик [своеобразный гроб], перекрытый тремя плитами. Внутри оказались фрагменты керамического сосуда с орнаментом 15-го столетия до н.э. Останки человека при этом отсутствовали. Вероятно, это было символическое – кенотафное, погребение человека, погибшего на чужбине.

Третий раскопанный курган поверг в шок исследователей древности. Он состоял из двух насыпей, каждая выше трех метров. Одна из них скрывала кострище диаметром примерно в 18 метров. Толщина спрессованного пепла, лежавшего здесь около трех с половиной тысяч лет, достигала 25 сантиметров. Получается, что огонь там поддерживался около полугода.

По краю кострища древние люди выложили конструкцию из гранита, напоминающую змею. На пепле находилось каменное сооружение до пяти метров в длину - в виде яйца, разрезанного вдоль.

Условная змея как бы охватывала, защищая, яйцо.

А напротив сооружения возвышалась выполненная из дерна насыпь длиной около 20 метров и шириной около восьми.

Специалисты, включая Валерия Самара считают, что вся эта несколько странная композиция - материальное воплощение мифа о сотворении мира, присущего культурам всех индоевропейских народов: символическая фаллическая насыпь оплодотворяет похищенное темными силами яйцо, в котором потом зарождается жизнь.

В этом же кургане было обнаружено более позднее погребение, относящееся к концу восьмого века до н.э. В нем находились гранитный алтарь, сосуд для зерна и бронзовый котел.

Получается, что Бельмак-могила и прилегающая к ней степь была священной территорий… всегда.

Неизведанной остается только сама Бельмак-могила, которая, как я уже говорил, была связующим звеном, соединявшим земной мир с небесным.

 

Глава третья: лирическая

По подсказке Бильмакского поселкового головы Павла Будника, привожу воспоминания о Бельмак-могиле уроженца Бильмакского района, генерал-лейтенанта, одного из создателей ракетного щита СССР Григория Кисунько:

«Рассказывал дед и о большом степном кургане за селом, который, правда, скрадывается за массивом Бельманского леса, высаженного помещиком Свягиным. Этот курган называют и Бельмак-Могилой, и Горелой Могилой, потому что, по преданию, в давние времена на нем был заживо сожжен турками храбрый запорожец по прозванию Бельмак. Это прозвание перешло и к кургану, и к текущей от него степной речушке Бельманке, и к раскинувшемуся вдоль нее нашему селу Бельманка. Мне довелось побывать у Острой Могилы, что недалеко от Бельмак-Могилы, когда дед взял меня на сенокос. Сам он косил мягкую душистую луговую траву, а я охапками таскал ее к своему маленькому стожку. Дед тоже сделает себе взрослый стожок, но к вечеру, когда трава немного подсохнет.

Набегавшись, побрел я к своему стожку и там уснул. И приснился мне запорожец Бельмак, лицом точно как мой дед, но одетый как казак Мамай, нарисованный изнутри на крышке сундука у соседа - дяди Кузьмы. У запорожца была кривая, как дедова коса, сабля, и стоял он на самом верху Горелой Могилы, а в траве, прикинувшись будяками, к нему с разных сторон подползали вороги в красных чалмах и фесках, а то и скакали верхом на огромных, как лошади, кузнечиках. Я был тут же на кургане и подсказывал деду Бельмаку, с какой стороны ближе всех подползала вражья сила, а он взмахивал своей саблей-косой, и сверкала она над красноголовыми будяками, и шелестела падающая вместе с ними высокая трава. И так косил дед целый день, а к вечеру, когда трава подсохла, турки подожгли ее со всех сторон, и полымя начало подступать к деду Бельмаку и ко мне, и стало очень жарко, как бывает, когда приблизишь лицо к дверце грубы - лежанковой печки, в которой полыхает солома. От жары и от пламени, обжигающего лицо, а может быть и от припекавшего меня на стожке полуденного июльского солнца, я проснулся. А дед за это время и вправду - ого, сколько накосил травы!»

Спасибо за лирическое отступление [в серьезных мемуарах «Исповедь Генерального конструктора»], товарищ генерал!

 

Глава четвертая: горная

О наших степных горах, представляющих из себя выходы кристаллических пород среди бескрайних ковыльных просторов, упоминал, оказывается, лично Клавдий Птолемей - выдающийся астроном [точнее, астролог] и географ античности, живший во времена императора Марка Аврелия.

В частности, из пятой главы третьей книги его «Руководства по географии», в которое, как уверяют знающие люди, поправки не вносились в течение… полутора тысяч лет - настолько оно точно было составлено, можно узнать, какие горы находились в древней Сарматии, располагавшееся неподалеку от современного Азовского моря.

«Среди них, - уточняет автор «Руководства по географии», - называются Певка, Амадока, Водин, Алан, Карпат, Венедские, Рипейские».

Отметив далее, что по берегу Меотиды, как в старину Азовское море прозывалось, - вплоть до Аланских гор, проживают язиги и роксоланы, а за ними, внутрь страны, обитают скифы-аланы, Птолемей указал и точное местонахождение гор этих Аланских. И даже поместил их на свою античную, но весьма точную, как, повторюсь, утверждают знатоки, карту Сарматии.

Взглянув на нее, даже не специалист поймет, что на карте изображены вершины… Приазовской возвышенности. Едва ли не самые древние на земле горы, насчитывающие более двух миллиардов лет, вершины которых никогда не покрывали воды древнего, так называемого Сарматского моря. По ним, образного говоря, сам Господь ходил, создавая остальную земную твердь.

Только главную вершину степных примеотидских гор Птолемей не указал. А она, видимо, уже тогда именовалась так же, как и сейчас именуется: Бельмак.

Или главная, как очень близко к первозначению можно перевести название доминирующей на Приазовской возвышенности вершины, которую, вместе с другими степными горами, чаще в народе называют могилой.

По чьей-то глупой подсказке называют, чтобы вершины эти древние вызывали в душе отрицательную реакцию.

Причем названия эти – могильные – не вчера появились. Вот, например, какой рассказ 98-летнего жителя села Цареконстантиновка [нынче это пгт Бильмак] записал 22 января 1879 года исследователь Запорожского края Яков Новицкий [цитирую оригинал записи]:

«Бильмак и Токмак [нынче - гора Синяя в Черниговском районе] - це высоки могылы, далеко з их выдно вси округы. Перед заходом сонца, якъ выйдешъ на Бельмакъ могылу, то выдно г. Орехов, с. Жеребец, с. Токмак, Каменни могылы пидъ Темрыком [Темрюком Донецкой области] и богато инчих могыл и слобид.

Писля запорожцив  билля Бильмак могылы стоялы ордою калмыкы и нагайци. Тут воны паслы овець, скотъ. Було произдом чумакы якъ пидвернуть до ихнего коша ночувать, то воны их приймають за гостей, годують.

Колысь на велыкыхъ могылахъ стоялы мамаи  [бабы], лыцем на востокъ».

Если действительно есть на Бельмак-горе могила, а она, как уверяют археологи, там имеется – внутри курганного комплекса, то можно только догадываться, кто в ней похоронен. Думаю, не иначе, как царь древний. Кстати, предревним его считали даже древние скифы-аланы из птолемеевского «Руководства по географии», относящегося ко второму веку нашей эры: кургану-то на Бельмак-горе около пяти тысяч лет.

Вот и получается, что едва ли не со времен библейского Ноя известна людям Бельмак-гора. И не просто известна, но и ценима ими и искренне уважаема. Как святыня.

Да и как было не уважать чудо в степи - выход на поверхность горных вершин! Ничего подобного больше не сыщешь аж до Казахстана.

Кому не довелось еще побывать на Бельмак-горе, но кто очень желает прикоснуться к ее святости, спешите, пока не поздно: высочайшая вершина, макушка и Запорожской области, и Приазовья, может бесследно исчезнуть с лица земли.

В чем причина? А карьер, в котором добывают гранит, постепенно превращает древнюю гору, уникальный памятник природы, занесенный во все справочники и энциклопедии, в полуостров. Сегодня уже с трех сторон подошел к горе.

И поэтому можно предположить: как только перешеек, соединяющий гору-могилу с большой землей, исчезнет, Бельмак, превратившись в остров посредине гранитного карьера,  рухнет.

Кстати, нынче мне удалось Бельмак-гору разглядеть из карьера, куда обычно вход посторонним закрыт. Зрелище впечатляющее.

Огромная, уступами выполненная, чаша карьера с хаотически разбросанными обломками гранита, потрескавшиеся стены карьера – гранит-то в нем взрывами добывают, и вершина Бельмак-горы, приподнимающаяся над  остальными гранитами. Точно то место, где курган насыпан, и является вершиной горы.

Как об этом догадались древние люди, если вся гора раньше была скрыта под слоем земли [обратите внимание на фото из карьера]?

 

Вместо заключения

По словам Бильмакского поселкового головы Павла Будника, спасти Бельмак-гору уже невозможно. Работы в карьере, который, к слову, в течение 80 лет обеспечивает щебенкой как автотрассы Запорожской области, так и магистрали Приднепровской железной дороги, никто не остановит.

- Получается, гора, которая даже на гербе вашего поселка обозначена, таки превратится в остров посредине карьера?

- Не превратится! – заверил голова. – Карьер будут от нее уходить - в поля.

Радоваться этому или нет, я не знаю.

Фото Сергея ТОМКО и из архива газеты "МИГ"

Герб пгт Бильмак [бывший пгт Куйбышево]

Стена карьера

Поселок Трудовое и карьер возле Бельмак-горы [выше поселка]

Вид на Бельмак-гору


 

***В тему

Орденоносцы из Бильмака

В райцентре Бильмак, как теперь называется бывший поселок Куйбышево, мое внимание привлек к себе мемориал Славы. На нем – 13 бюстов уроженцев Бильмакского района.

Это

десять [!] Героев Советского Союза:

полковник погранслужбы Никита Карацупа, контр-адмирал Владимир Коновалов, старший лейтенант Иван Демьяненко, майор авиации Кирилл Гришко, капитан Василий Баранов, старший сержант Иван Рева, подполковник Яков Задорожный, старший лейтенант авиации Иван Пидтыкан, младший лейтенант Иван Голуб, капитан Иван Снитко;

три полных кавалера ордена Славы:

старшина Иван Дузь, сержант Семен Демченко, сержант Григорий Мищенко.

Вернувшись в Запорожье, я обратился за помощью в военный архив, откуда получил следующие данные:

двенадцать фронтовиков из Бильмакского района [главный пограничник СССР легендарный Никита Карацупа непосредственного участия в боевых действиях против немцев не принимал] были удостоены за годы войны – вдумайтесь в цифры:

девяти золотых звезд Героя Советского Союза, одиннадцати орденов Славы и 36 других орденов.

Вот так воевали уроженцы Бильмакского района.

При этом, когда началась война, самому младшему из них, Ивану Рева, было неполных 18 лет, самому старшему, Ивану Снитко, - 32.

И вот еще какую историю с награждением уроженца Бильмакского района узнал я. Оказывается, командир отделения 26-го отдельного огнеметного батальона 1-й гвардейской армии 4-го Украинского фронта сержант Григория Мищенко был награжден… четырьмя орденами Славы. Успел даже сфотографироваться с ними, но, так как четвертый орден был вручен вопреки статуту наград, сам сдал его в военкомат.

В послевоенное время герой работал помощником машиниста тепловоза, похоронен в селе Грузском.

Четырежды орденом Славы был награжден и Семен Демченко, который до осени 1943 года служил у… немцев – была такая страница в его биографии. А потом воевал в разведке и, получив орден Славы третьей степени, затем был дважды награжден орденам Славы второй степени.

Перенаграждение орденом Славы первой степени состоялось сентябре 1969 года.

А помните, что говорил в сое время главный рашист Путлер об участии украинцев в войне с немцами? Мы, мол, и без них бы победили.

Да неужели?

Сорок семь орденов, не считая девяти геройских звезд, дюжины обычных хлопцев из обычной украинской сельской глубинки говорят об обратном.

На фото Сергея ТОМКО:

бюст Семена Демченко на аллее Славы в пгт Бильмак

  




Создан 30 июн 2017