Сайт журналиста Владимира Шака

Охотник Василий Брезицкий: «Схватив волчицу зубами за нос, я вдруг понял, что миром с ней мы уже не разойдемся!»




Волчица Динга на подворье у председателя Гуляйпольского районного общества охотников и рыболовов появилась… слепым детенышем размером с рукавичку. Такой привез ее домой в Гуляйполе председатель.

Ну, а на логово волчье, по словам Василия Францевича, охотника, между прояим, с 38-летним стажем, он набрел случайно. Мать будущей [в то время безымянной, естественно] Динги его выдала.

- Часов в семь утра, будучи на объезде, - рассказывает мой собеседник, - обнаружил хищницу на границе трех районов - Гуляйпольского, Ореховского и Новониколаевского. И крайне удивился: рано утром волчица никак не могла находиться в поле - после ночной охоты должна была залечь в логово. На следующий день снова оказался в тех местах и снова увидел семенящую вдоль очерета серую. Значит, понял, малышей кормит. Причем в одиночку.

- А если бы она в паре была?

- Никогда бы себя не выдала! Волки ведут скрытный образ жизни. И детей своих вдвоем кормят. К тому же, пара их семейная, как правило, на всю жизнь сохраняется - преданные друг другу звери. И волки, кстати, очень бережно относятся к волчицам. В этой связи вспомнилась история… Наши соседи, донетчане, как-то за волчьей стаей с вертолета охотились. И рассказывали после охоты, что четыре хищника почему-то пятого все время в очерет подталкивали - спрятать пытались. Оказалось, это они волчицу от железной винтокрылой птицы уберечь пытались. Мы, мол, ради тебя на смерть пойдем, а ты жить должна. Ты же продолжательница рода волчьего!

- Удивительно! Итак, когда вы принесли Дингу домой, она была размером с рукавичку...

- Совершенно так! Понимаете, весь выводок мы тогда уничтожили - это ж наша прямая обязанность, а на девятую слепую кроху рука у меня не поднялась. Вот и забрал ее к себе. А дома к кошке, которая только-только котят привела, подложил. Кошка у меня большая была, пушистая. И что б вы думали? За двое суток Динга настолько подросла на кошачьем молочке, что от приемной мамаши ее пришлось забрать. Та уже с ней управиться не могла: кусался степной слепыш, царапался - в бой рвался всякую минуту. А уж как кошка ее остепенить пыталась, как уговаривала по-своему! Но не нашли они с Дингой, видать, общего языка. Правда, потом, пока вместе жили, сколько во дворе встречались - не конфликтовали. Словно бы помнила волчица, кто ее в раннем детстве молочком потчевал.

- После разлучения с кормилицей много хлопот было с Дингой?

- Много - не то слово! Кормить же ее нужно было каждые два часа - и днем, и ночью. И молоко старался ей пожирнее добывать - козье, например.

- У вас до этого был опыт кормления-воспитания диких зверюг?

- Лисенка но кличке Микитка из соски выкормил. И прожил он у меня шесть лет. В озорного, но преданного зверя вырос.

- Неужели сбег, окрепнув и возмужав?

- Я домой лисичку однажды принес - псы се в поле изловили. Без ума от нее Микитка был! Но на двенадцатый день захворала новая обитательница моего двора и умерла. И Микитку, шустрого, веселого лиса, будто подменили. Ни на какие уговоры не реагируя, лег он на том самом месте, где его подружка лежать любила, и больше не поднялся. Ни к еде, ни к питью не прикоснулся.

- Что ж у вас, Василий Францевич, за истории в запасе такие жалостливые!

- Всякое повидать довелось… Вот и Дингу, когда она крепко на лапы стала, по-своему к жизни приучать начал. Приехали, скажем, на море. Волчица возле меня крутится. Пять минут. Потом отходить начинает. Еще и еще. Разгоняюсь тогда и прыгаю в море. Динга пулей к кромке воды летит и так пищит, так скулит - Боже ты мой! Ну, выхожу и объясняю ей: надумаешь снова тикать - снова в воду прыгну. И за семь лет не было случая, чтобы она по отношению ко мне агрессию проявила - укусила, допустим. Хотя случаи разные были... Года в два, наверное, Динга попробовала верх надо мной взять. Ну, если не верх, то выяснить решила, кто ж тут главнее на подворье. Я или она. А началось все, вроде бы, с шутки. Придя с работы, заигрался с ней как обычно. Она прыгает весело на меня, я ее за уши треплю, и в какой-то момент хватаю зубами за нос. Чтобы показать, кто тут старший. И сразу же мысль сознание обжигает: а как же мы расходиться будем? Миром-то не получится!

- А Динга?

- Рычит! Да так рычит, что, кажется,  мурашки с тела вот-вот на землю спрыгивать начнут. Страх меня охватил нешуточный. Но отступать нельзя - загрызет же, почувствовав слабость! Ну, думаю, до последнего держать буду волчицу за нос! Рычала-рычала она... но вдруг замечаю - уши прижимает к голове: сдается! Разжимаю зубы и чуть на спину не падаю, не успев вскочить на ноги - Динга на меня прыгает. И лизать давай, что есть мочи! Признала за мной старшинство. И с тех пор, как только даю ей кусок мяса - не схватит его и не тащит в уголок укромный. А возле моих ног положит и показывает глазами - отведай ты, тебе по старшинству положено первому.

- А с собачками вашими как уживается? У вас их, как вижу, три!

- Бывает, провинится кто-то из псов - ну, стукну его слегка тапочком по боку. Через день-два-три Дингу выпускаю из вольера во двор, и, что вы думаете, она делает? Вылетает и бросается на наказанную накануне собаку - трепку основательную ей задает! Я сначала не понимал, что происходит, но, понаблюдав, сообразил: волчица помогает мне псов воспитывать.

- А говорят, что волки даже в цирке не выступают потому, что не приручаемы. Сколько ни корми, дескать, их - все равно в лес смотреть будут.

- Все зависит от человека - от его отношения к зверю, - рассудительно произносит мой собеседник под мое понимающее кивание головой.

 

 



Создан 20 июн 2017