Сайт журналиста Владимира Шака

В Освенцим – после победы




На «чистку» в нацистский лагерь смерти учитель из Веселовского района Запорожской области Петр Горлинский был направлен в мае 45-го года

 

Из истории известно, что 27 января 1945 года первым вошел в освобожденный немецкий концлагерь Освенцим запорожец Анатолий Шапиро, командовавший – в чине майора, штурмовым отрядом 106-го стрелкового полка 60-й армии 1-го Украинского фронта. В наше время день 27 января помечен в календарях как Международный день памяти жертв нацизма.

А вот о том, что другой запорожец, участник войны из Веселовского района Петр Горлинский был отправлен в Освенцим уже после победы над фашистской Германией, почти никому не известно... если не считать семьи ветерана. Не известно потому, что не очень распространялся в послевоенной жизни Петр Иванович об этом. Но мне таки рассказал, что произошло с ним в мае 1945 года.

Со своей супругой Марией Ильиничной в селе Широкое, что в Веселовском районе, Петр Иванович живет давно. Почти всю жизнь, как он сам говорит. Заведовал в селе начальной школой, потом – последовательно – семилетней и восьмилетней. А на пенсию ушел с должности директора широковской средней школы, которая минувшей осенью отметила 50-летие со дня основания. Коллеги-учителя, конечно же, поздравили с этим событием ветерана. Ведь это именно он и строил школу в Широком, и был ее первым директором. Кстати, директорствовать Петр Иванович перестал не по собственной воле: партийные инстанции на места указание однажды направили: директором школы обязательно должен быть партиец. Ну а Петр Иванович партбилета не имел. “Отец мой, – объясняет он, – был незаконно репрессирован. И я в связи с этим из принципа в партию не вступал”.

На фронт наш герой ушел, будучи студентом Мелитопольского пединститута. А в 1944 году в Днепропетровской области его часть попала в окружение, из которого не сумела вырваться. Вчерашний студент-педагог оказался в плену и был отправлен в Германию. Там, где-то в Судетах, он и пребывал в лагере для советских военнопленных до конца войны.

В какой-то мере ему повезло: режим в лагере не был беспощадно суровым. Кое-кого из наших солдат, включая и Петра Ивановича, даже отправляли из лагеря на сельхозработы – помогать местным крестьянам. Выполнять, правда, приходилось самую черновую работу. А получали за нее всего ничего: двести граммов хлеба. Но и этому пленные были рады.

– Немцы обижали вас? – интересуюсь у собеседника. – Я имею в виду тех, на кого вы работали.

– Никогда. Понимаете, они были такими же, как и мы: простыми работягами. Вражды с их стороны мы не ощущали. И Гитлера они, как я догадывался, просто ненавидели. Но вслух редко свои мысли озвучивали – очень боялись, что кто-нибудь донесет об этом. Один случай помню. Хозяин, у которого мы работали, получил извещение о гибели на фронте двух сыновей. Так знаете, что он сделал? Убил жену, сжег свое имущество и повесился. Таким образом он протест выразил.

– Вас когда освободили из лагеря?

– 9 мая 1945 года.

– Радость, наверное, неописуемая была. Все о скором возвращении домой, наверное, мечтали.

– Мечтали. Но домой мы не сразу попали. Нас в концлагерь Освенцим отправили.

– Извините, кто отправил? Наши?

– Ну да, наши. Тысячи бойцов, освобожденных из немецкого плена, в Освенциме собрали. Все должны были пройти в нем так называемую чистку. Ну, или проверку.

– Охрана лагеря как к вам относилась?

– Солдатам было запрещено нас оскорблять, называть предателями.

Пусть даже и так, подумал я. Но можно только догадываться, насколько, мягко говоря, неуютно чувствовали себя не до конца освобожденные из плена в немецком лагере смерти с еще не остывшими печами крематория.

Пройдя в Освенциме тщательную проверку, Петр Иванович через месяц покинул концлагерь и вскоре попал на военную медицинскую комиссию, которая вынесла свой вердикт: не годен к строевой службе.

С начала 1946 года он стал работать учителем украинского языка.



Создан 20 июн 2017