Сайт журналиста Владимира Шака

Павел Конюхов, трижды занесенный в книгу рекордов СНГ: «В обычной жизни я не нахожу для себя места»




Младший брат самого известного путешественника современности Федора Конюхова участвовал в трех десятках уникальных велоэкспедиций и проехал на велосипеде 43 страны мира. Павел семь раз пересекал Россию в разных направлениях, он - единственный, кто повторил маршрут путешественника 30-х годов XX столетия Глеба Травина вдоль Северного Ледовитого океана, дважды достигал Полюса холода зимой. Прошел пустыни Австралии и Гоби. Трижды его достижения были занесены в книгу рекордов СНГ «Диво».  Член Союза фотохудожников России, действительный член Географического общества России и Украины, автор четырех книг. С 1996 года занимается живописью.

Общались мы с ним с ним в Атманае, что в Акимовском районе [родился Павел, как и Федор, в соседнем Приазовском районе]. В Атманай Павел Филиппович приехал погостить к родителям из далекого Приморского края вместе с женой Верой.

 

«Я стал путешественником благодаря Федору»

- Что у вас общего с Федором? - задал я первый, всю дорогу вертевшийся на языке, вопрос.

- Он мой брат. Благодаря Федору я стал путешественником. Я ведь за ним с детства следовал - хвостиком. За что он постоянно гонял меня. Вместе мы задумали и первую велоэкспедицию - в 1983 году: из Приморья, где уже жил Федор и куда вслед за ним приехал и я. Мы решили тогда домой, в Приазовский район, приехать на велосипедах. Начали готовиться к экспедиции, но Федора неожиданно пригласили поучаствовать в велогонке на Кубок Балтии. Я остался один. Но поехал... Три месяца добирался до села Чкалово, где жили родители. Это было мое первое странствие по стране. После него я заболел путешествиями. Ездил много: Сахалин проехал, Камчатку, Приморье исколесил. Вдоль западной границы прокатился - от Мурманска до Чкалово. А в 89-м понял: нужно бросать работу. И, уйдя из школы - физруком там был - стал только путешественником.

- Какой ваш маршрут - самый значимый?

- Очень долго я жил мечтой - пройти вдоль Северного Ледовитого океана. В 30-е годы этот маршрут одолел Глеб Травин, и больше никому не удавалось повторить его.

- Потому что он сложный?

- Да, очень непростой. Но и другая причина имелась: во времена Союза Север был закрыт для путешествий. А мне повезло: в свое время я служил на границе, и на нашей погранзаставе проходил службу будущий командующий погранвойсками Матросов. К нему, когда он уже был генерал-полковником, и попала моя заявка на путешествие. Наверное, вспомнив меня, генерал дал «добро» на маршрут. Кстати, часть пути с нами проехал и Федор - два месяца мы были вместе.

- Зачем на Севере велосипеды? Разве можно на них по снегу ехать?

- Можно! Кое-где по берегам Ледовитого океана имеются локальные дороги. Правда, от мыса Шмидта до Уэлена мы шли только по льду. Тяжелая экспедиция получилась! Я очень больным  шел... пришлось даже к знахарке обращаться - она сама помощь предложила. "Иначе, - сказала, - ты не вернешься из экспедиции: сбудется давнее предсказание о твоей смерти на 37-м году жизни".

- Было такое?

- Цыганка мне давно-давно нагадала: если пройдешь 37-летний рубеж - будешь жить очень долго. Я и забыл об этом предсказании, а вот там, в экспедиции, вспомнить пришлось... А однажды мы набрели на охотничью избушку - года два, наверное, никто в ней не жил. Мои спутники предлагают: ты обед готовь, а мы пойдем дорогу посмотрим. И ушли. Я подметать полы взялся, вижу - бумага в углу какая-то. Развернул ее, а это портрет Федора! У меня аж слезы на глазах выступили. Федору, думаю, сейчас намного сложнее, чем мне. Он ведь в одиночку на Эверест идет! Я всегда   Федора   вспоминаю, когда трудно. Пытаюсь представить, как бы он поступил в моей ситуации.

- Вскоре вы снова на Севере оказались - на Полюсе холода...

- Мечта осуществилась-то! Нужно было новые цели перед собой ставить. Так и возникла идея дойти из Тынды до Полюса холода. Что мы и сделали за 41 день.

- Полюс холода - он в самом деле жутко холодный?

- Минус 63 градуса - обычная температура для тех мест.

- И что человек ощущает в такой мороз?

- Кажется, что натянуто все - включая и нервы, как струна. И тишина стоит звенящая. А нам нужно идти, нужно жить.

- И спать?

- Спать нельзя! Постоянно следовало пальцами шевелить, постоянно быть собранным. Как только кто-то храпеть начинал - будили его. Пару раз и я засыпал. Сразу сны приходили - радостные, солнечные. Но тут же голос чей-нибудь их обрывал: "Паша, Паша, не спи!"

- Хуже где - на Севере или в пустыне?

- В пустыне! Жара в 57 градусов - и полное бездорожье, при отсутствии воды. Каждый шаг отдается в мозгу: вода, вода, вода... А пить нельзя - вода тут же с потом выйдет. Пить приходится по глотку. Не пить даже - в рот воду набирать. Через полчаса - еще один глоток. И так изо дня в день... Вернувшись домой, попервости воду возле кровати на ночь оставлял - настолько исстрадался без нее.

 

«Самое страшное в природе - это люди»

- Зачем вам все это надо было, Павел?

- Сложно сходу ответить. Хотя вопрос этот мне часто задают. И иногда приходилось что-то выдумывать. А сейчас отвечу так, как сам понимаю. Каждый из нас желает быть счастливым. Но что такое счастье, никто не знает. Однако стоит человеку побывать на грани жизни и смерти и не погибнуть, разгадка счастья становится очевидной. Счастье -

Это возможность жить!

- А если просто сидеть на берегу и ловить рыбу - разве это не счастье?

- В таком случае ты будешь счастлив от того, что поймал рыбу, а не от того, что тебе Бог даровал жизнь. В полной мере жизнь, как счастье, можно ощутить, лишь пройдя через трудности, через испытания.

- Ну, допустим, один раз мужчина может себя испытать, но зачем дальше трудности создавать?

- Ты знаешь, Володя, мужчиной я себя как раз на маршруте и чувствую! В пути ведь все от меня зависит. Там я хозяин положения. А в обычной жизни не нахожу для себя места.

- Природа жестока сама но себе?

- Я ее не боюсь! Самое страшное в природе - это люди.

- Икону берете в дорогу?

- Меня сопровождают две иконы: Божия Матерь Порт-Артурская, подаренная архиепископом Владивостокским и Приморским Вениамином, и Казанская Божия Матерь.

- Казанская - тоже подарок?

- Вот какая история с ней приключилась. Однажды я ехал на велосипеде из Приморья в Финляндию. Под Екатеринбургом оказался часов в десять утра. И вдруг замечаю: что-то блестит на трассе. А машин вокруг - масса! Город же крупный неподалеку. Подъезжаю ближе - икона лежит посредине дороги. И ни одна машина на нее не наехала! Значит, она меня ждала! Ну и забрал ее.

- Во время странствий по миру вера укрепляется?

- Конечно! Человек в каком случае к Богу обращается? Когда ему трудно! А в путешествии всегда трудно. И я никогда не выхожу на дорогу, не прочитав молитву.

- Ваше самое долгое путешествие сколько продолжалось?

- Год, по Австралии.

- Австралийцы отличаются от нас?

- Они добрее. Не поверишь: там все на дороге приветствовали нас! Ну, если не все, то 99 из ста проезжавших! Пиво прямо на ходу предлагали, воду.

- Полиция тамошняя как себя вела?

- За год полицейские меня четыре раза останавливали. В первый раз предупредили, что ночью будет дождь. Во второй раз посоветовали, как проехать по менее загруженной дороге. Третья остановка - перед заездом в пустыню. Полицейские вручили визитку: случится что, мол, - звоните, там по-русски понимают. Четвертая задержка возникла на скоростной магистрали, по которой запрещено движение на велосипедах. А чтобы объехать ее - 20 километров в сторону. Ну а зачем нам лишних 20 километров? Вот и решил я прикинуться: не понимаю, дескать, чего вы хотите. Полицейские показывают: туда надо! А я им: нет, сюда! Замечаю, психовать начинают. Тогда я достаю записку с английским текстом: мы, значится в ней, русские путешественники, едем вокруг Австралии, языка не знаем. Помогите с хлебом и водой. Протягиваю записку полицейским. Те прочитали... и на капот своей машины упали от хохота. И руками машут: езжайте, куда хотите.

- А на просторах СНГ как вас принимают?

- Иногда в день по пять-семь раз останавливают.

- Зачем?!

- А вдруг наркотики везу...

- И такие проверки бывают?

- Нередко. Но случается, останавливают просто поговорить. И сфотографироваться на память.

 

- Какие у вас, Павел, на будущее планы?

- Мечтаю проехать всю Америку - от Аляски до Огненной земли. И в Индию хочу попасть. И, конечно, по стране опять поеду. Мне нравится движение. Очень!

- Домой, в Приазовье, не тянет?

- Тянет! Возвращаться думаем. Родители здесь, сестра и брат - тоже. Федор в Москве живет. Один сын - в Донецке, второй - в Москве. А мы с женой - в Приморье. Вот и планируем рано или поздно поближе перебраться.

- К Москве или к дому?

-  Не решили пока окончательно.

- Океан не возникало желание перейти - как Федор?

- Вот что я тебе на это отвечу: велосипед я выбрал именно из-за Федора. И сейчас по рейтингам в первую тройку мировых сухопутных путешественников вхожу. А за Федором я бы за всю жизнь не угнался!

- Как полагаете, нужен в Приазовье музей братьев Конюховых?

- Сейчас, может, он и не нужен. Но в будущем понадобится. И он появится - когда нас уже не будет...

2006



Создан 07 мая 2017