Сайт журналиста Владимира Шака

Федор Конюхов: «Старость свою я хочу провести в Приазовье!»




Наверное, нет нужды особо представлять моего собеседника. Достаточно вслух произнести его фамилию и за ней послышится далекий гул бескрайнего океана. Или завывание ветра где-нибудь в районе полюса...

Ко всем титулам Федора Конюхова нелишне будет, наверное, добавить лишь одно, скромное, на первый взгляд, звание, которым, однако, очень дорожит этот мужественный человек: в 2000 году он стал почетным гражданином Приазовья – Приазовского, родного Федору района Запорожской области. Ну а через год – летом 2001-го, Федор побывал на своей родине, в приазовском селе Чкалово, где я его и отыскал.

- В начале февраля стало известно о том, что вы, Федор, из-за шторма и болезни решили сняться со своей четвертой кругосветной гонки на яхте. Разноречивые сообщения долетали с моря. А что же случилось на самом деле?

- В центре Индийского океана, пройдя ровно половину маршрута, я попал в сильнейший шторм, яхта потеряла управление, а потом ее еще и положило волной на бок. Я оказался в ледяной воде. Продержался в ней минут двадцать. Думаю, сил хватило бы еще на двадцать минут. Спасло меня то, что парус стал наполняться водой и, не выдержав, лопнул по шву. Яхта приняла вертикальное положение, меня забросило на палубу, к которой я был привязан страховочным концом.

- Вы бы могли продолжить гонку?

- В общем-то, да. Наверное, я бы смог вернуть управление яхте, но, спустившись в каюту, вдруг ощутил... как бы это объяснить... запах смерти, что ли. Ну, вот как от покойника. И я понял: больше судьбу испытывать нельзя.

- А раньше нечто подобное бывало с вами?

- Ураганной мощности шторм я пережил и на третьей кругосветной гонке. Тогда тоже волна положила меня на бок, и я оказался как бы запертым в каюте - вода не давала возможности выйти из нее. Собравшись с силами, это уже после того, как погас фонарик, я нащупал в темноте икону Николая-чудотворца и, забравшись в дальний, пока еще сухой угол, стал молиться. В душе оставалась надежда на спасение. Приблизительно через трое суток я почувствовал, что волна ослабла, и яхта медленно приподнимается. Пятнадцать часов я упрашивал ее подняться, общался с ней, как с живым существом. И мои просьбы были услышаны!

 

«Вот и напишите, что я - украинский путешественник!»

- Скажите, - решил я изменить тему разговора, потому что не по себе стало от услышанного, - а какими продуктами вы запасаетесь в дорогу?

- Различными крупами... Сухой картофель беру. Питаюсь в море скромно. В основном - печеньем.

- А сало наше, украинское, колбасу там какую?

- Они сразу пропадут. Даже вывешенная на палубе копченая колбаса на вторые сутки портится. Влажность-то такая, что моментально отсыревают стены, сам постоянно мокрый.

- С выпивкой как? Позволяете себе расслабиться?

- В свое четвертое кругосветное, незавершенное, плавание брал десять бутылок вина и бутылку коньяка.

- Стресс после шторма снимали?

- Ну, зачем же! Коньяк, как и пять бутылок вина, со мной в Сидней пришли. Вино в море нужно для того, чтобы добавлять его в питьевую воду. Так она жажду лучше утоляет.

- Обычно вас, Федор, называют великим русским путешественником, но вы же родились и выросли у нас, в Приазовье…

- Вот вы и напишите, что я - украинский путешественник! Пусть люди привыкают. Вообще же, я не отделяю себя ни от Украины, где прошло мое детство, ни от Белоруссии, где я учился, ни от России, где сейчас живу и работаю.

- Работаете - где? В смысле, чем на жизнь зарабатываете?

- Я руковожу одной из лабораторий Современного Гуманитарного университета.

- Что, и на службу ходите?

- Хожу, если не в экспедиции нахожусь... За свои картины получаю деньги - их покупают галереи и частные коллекционеры, за книги...

 

«Я спешу жить»

 - Какой-то украинский проект вы могли бы возглавить? Есть у вас предложения, скажем, для Президента Украины?

- Почему бы Украине не взяться за подготовку очередного кругосветного плавания? Скажем, на тримаране. У меня имеется проект его постройки. Думаю, и спонсоры бы нашлись — если бы проект поддержал Президент. Не понадобились бы государственные деньги. А еще я бы предложил Украине поучаствовать в сухопутном проекте - в переходе на верблюдах по Великому шелковому пути, но - не в Китай, а в Иран. Затеял проект президент Калмыкии Кирсан Илюмжинов (с ним я встречался не так давно), который решил перехватить часть грузов из Азии, идущих морем через Суэцкий канал, и направить их через Каспий (построив на нем два порта - с иранской стороны и с российской), через Калмыкию дальше в Европу. Это было бы дешевле и быстрее по времени. Своим переходом на верблюдах мы и постараемся привлечь внимание мира к проекту Кирсана.

- А к президенту России вы вхожи?

- Лично с ним не встречался, но знаю, что за те 15 дней, пока я добирался до Сиднея, он каждое утро требовал себе на стол сообщение о моем здоровье - у меня же почки тогда разболелись от переохлаждения. В Австралии пришлось их лечить.

- Море когда вас снова встретит?

- Следующей осенью собираюсь перейти на весельной лодке через Атлантический океан. Это три тысячи миль - от Канарских островов до Барбадоса...

- Говорят, вы сейчас во Франции учитесь?

- Да, в Парижской академии изящных искусств. А мою Ирочку, жену, французы пригласили прочитать курс лекций в Сорбонне. Так что к началу октября мы вместе вылетим в Париж.

- Ваша жена кто по профессии?

- Юрист. Она - доктор юридических наук, специалист по конституционному праву.

- Она выходила с вами в океан?

- Всей семьей, включая сына Оскара, мы перегоняли через Атлантику яхту. Двадцать два дня занял переход.

- Председатель сельсовета вашего родного Чкалово Николай Речин вынашивает идею создания музея в селе. Как вы к этому относитесь?

- Поддерживаю! Как мне известно, и ваша газета тоже за музей братьев Конюховых. Вы поймите, не мне это надо! И не Николаю Григорьевичу! Ну, так случилось в жизни, так Господу было угодно, чтобы в Чкалово родился человек, который к своим пятидесяти годам совершил сорок экспедиций, побывал на обоих полюсах земли, поднимался на все высочайшие вершины планеты, трижды обошел земной шар на яхте, семьдесят стран исколесил, стал членом Союза художников России, несколько книг совместно с женой написал. Можно равнодушно пройти мимо такого факта? А не лучше ли его использовать как веху, как ориентир в нашей жизни. Вот для чего, на мой взгляд, нужен в Чкалово музей братьев Конюховых. С Домом творчества в придачу, со школой путешественников, если уж на то пошло! Пусть едут люди в гости к Федору Конюхову. А жители Приазовья будут видеть: есть у нас чудаки, и их много! На них, может быть, и держится мир.

- А вы сами не желали бы

переехать в родное село?

- Свою старость я хочу провести здесь, у моря. А пока спешу жить. Я привык спешить! Ну, а ваших читателей пусть не оставляет Господь. Пусть счастливы будут они!

Август 2001

***

 

«Я бы с удовольствием пошел в море под украинским флагом»

В селе Атманай, что в Акимовском районе Запорожской области, где Федор Конюхов – после переезда туда его родителей из села Чкалово, купил дом - по соседству с родительским, выдающийся приазовец, занесенный в энциклопедию «Хроника человечества», не был одиннадцать месяцев.

Причем три с лишним месяца, а точнее - 102 дня 1 час 35 минут 50 секунд, он участвовал в парусной гонке вокруг Антарктиды на яхте «Торговая сеть «Алые паруса», оставив за кормой свыше 16-ти тысяч миль, став первым яхтсменом, окольцевавшим ледовый континент.

После благополучного  возвращения к месту старта [порт Олбани на юго-западном побережье Австралии], в честь Федора Конюхова был назван сектор №12 в южной Атлантике, проходящий по нулевому меридиану. Ранее подобной чести удостаивался только первооткрыватель Антарктиды Фаддей Беллинсгаузен.

 

«В океане только на Господа и можно было надеяться»

- Чем-то отличался ваш нынешний поход, если выражаться по-военному, от остальных? - поинтересовался я у Федора при встрече в Атманае.

- Все мои походы, - поддерживает стиль разговора собеседник, - не похожи один на другой. Ну а сложность нынешнего, видимо, в том, что  он был ПЕРВЫМ походом на яхте вокруг Антарктиды. Никто ранее не ходил по этому маршруту. И идти нужно было в строго определенном коридоре. А там айсберги, ураганные ветры, холод невероятный. Всего, короче, хватало.

- Можно представить здесь, на берегу теплого Азовского моря, волну в Южном океане при ураганном ветре? Какой она высоты?

- До 28-ми метров. Вырисовывается в воображении картина шторма?

- С трудом! Не хватает таки воображения. А скажите, Федор, когда вы почувствовали, что дело к финишу идет?

- Не было такого, - до последнего дня напряжение сохранялось. Вы ж имейте в виду, что из 102-х дней перехода штормы бушевали 80 дней. Невозможно было расслабиться! С кругосветным плаванием гонку вокруг Антарктиды сравнить трудно. В кругосветке, пройдя мыс Горн, уходишь на север, а мне нужно было идти в южную Атлантику. А там самое холодное место на земле. Очень холодное и очень опасное. Айсбергов много. Из-за них, когда пришлось подняться на север, я да- же чуть было не вышел из коридора гонки.

- А если бы вышли?

- Вынужден был бы сняться с маршрута.

- За время перехода похудели?

- Да я, в общем-то, всегда худой. Просто вымотался. И поэтом, вернувшись в Олбани, отправится в Иерусалим. Чтобы помолиться у гроба Господнего и поправить душевное здоровье.

- Какие мысли приходят в голову в изнурительном, долгом плавании по бушующему океану? Бога вспоминали?

- А как же! Там только на Господа и можно было надеяться.

- На яхте имелась икона?

- Целый иконостас, как говорят некоторые мои знакомые, заглядывавшие в гости: и Христос, и Божия Матерь, и Николаи Чудотворец, и мои святые.

- Господь слышал вас?

- Не только слышал, но и помогал.

- Электроникой ваша яхта серьезно оснащена?

- Вполне. Компьютер даже давление на паруса показывал.

- И айсберги разглядеть удавалось?

- Радар только большие фиксировал.

- А с маленькими как? Ночью, допустим?

- Оставалось только молиться. Кстати, на заключительном этапе гонки чуть-чуть с китом не столкнулись мы. Прямо на перерез курса он шел и едва-едва корму яхты не зацепил. Буквально вплотную разошлись с ним. Я в этот момент как раз на палубе находился, но предпринять ничего не мог - просто не успел бы.

 

«Я из яхты выжал все, что можно было выжать»

- Киты в Южном океане не боятся людей? Игнорируют яхты?

- Не игнорируют - они не слышат! Яхта ведь не военный корабль, тихо-тихо идет. Если ветра нет - аж в ушах звенит. По такой тишине потом на земле скучаешь. Вот и не услышал кит нашего приближения.

- Чем вы питались? Рыбачить удавалось?

- В шторм не порыбачишь. А питался сухими пайками. Это так называемая сублимированная пища: борщ или каша сильно замораживаются - свыше ста градусов, а потом отправляются в печь. Жидкость из нее испаряется, остается сильно концентрированный продукт. Заливай его кипятком и обедай.

- А рюмку позволяли себе – водки там, коньяка?

- И вино, и виски, и коньяк имелись. Но алкоголь я не употреблял. Пил чай и молоко. Кроме воды, естественно.

- Воды какой? Опресненной?

- С помощью дизель-генератора насосы продавливали забортную воду через фильтры и в получалась прекрасная питьевая вода. Живая! За час работы генератора 110 литров такой воды набиралось. А если дождь шелл - собирал и дождевую воду.  Она ж чистая в океане.

- Последняя земля, которую вы видели во время тонки, это был мыс Горн, да?

- Он самый! Впервые я прошел мимо него в 1990 году. А в этот раз создалось впечатление, что ничего там за 18 лет не изменилось: та же угрюмая скала, тот же шторм, тот же ветер и те же альбатросы.

- Наброски для будущих картин успевали делать?

- Конечно! В сентябре вот книга моя о походе вокруг Антарктиды выходит. С рисунками, естественно.

- Скажите, Федор, у вас в океане еще остался какой-то интерес? Вы же совершили четыре кругосветных плавания, пятнадцать раз пересекали Атлантику, теперь вот Антарктиду обогнули... На что еще ваша яхта готова?

- А мы ее на продажу выставили. Я из нее выжал все, что можно было выжать. Да, она и в кругосветных плаваниях побывала - дважды, и рекорд пересечения Атлантики на ней установил. Но для новых проектов нужна новая яхта!

- Какой вы ее видите?

- Это будет трехмачтовая, 50-метровая яхта, построенная с использованием современных технологий. После постройки в течение трех-пяти лет она постарается побить все существующие мировые рекорды. Например, кругосветку за 80 дней завершить на ней планирую. Чего не удалось пока сделать ни одной килевой яхте. Только катамараны и тримараны решили эту задачу. Ну а со временем яхту переоборудуем под научно-исследовательское судно. Подобное тому, какое было у Кусто.

 

«Сын подсчитал, что я побывал в 120 странах»

- На яхту экипаж понадобится?

- Ну да. Но потом я планирую на ней и несколько одиночных переходов совершить.

- Постройка яхты, наверное, весьма недешевая затея…

- Запросто может на три-четыре миллиона долларов потянуть. Понятно, таких денег у меня нет. Слава Богу, люди поддерживают мои начинания.

- А если бы кто-то из украинских бизнесменов предложил сотрудничество, согласились бы?

- С удовольствием, не задумываясь. Я бы с удовольствием пошел в море под украинским флагом! Но, увы, предложений таких не было. Никогда.

- Вы побывали во многих странах...

- Сын Оскар подсчитал, что их было 120.

- Вот это да! Кроме России и Украины, какая из стран еще понравилась, пришлась по душе?

- Только Россия и Украина! Я человек православный, люблю купола. А где в неправославной стране их найдешь?

- В Атманае ваша любовь к куполам материализовалась в прекрасную часовню!

- Это была моя пятая часовня. Нынче уже шестую строю – в Сергиевом Посаде. А на атманайской часовне планирую установить памятную доску с фамилиями местных рыбаков, погибших в море.

- Если к программе на будущее вернуться, что вы, кроме постройки новой яхты, запланировали для себя?

- Готовлюсь к экспедиции, о которой мечтал с детства. Планирую на верблюдах пройти по Великому Шелковому пути. И, побывав в Иерусалиме после антарктической гонки, я съездил также в Элисту, встречался с президентом Калмыкии Кирсаном Илюмжиновым. Во время этой встречи и было принято окончательное решение: в рамках празднования 400-летия добровольного вхождения Калмыкии и состав России, 15 апреля 2009 года стартует наша экспедиция.

- Из Элиста?

- Из Улан-Батора, из Монголии. Мы решили пройти Шелковый путь с востока на запад. С переходом по пустыне Гоби, с заходом в Китай, Казахстан, странствием по Волгоградской области.

- Верблюд скор на шаг? В смысле, долгой экспедиция получится?

- Верблюд идет, как человек. Пять тысяч километров планируем одолеть за шесть месяцев, чтобы финишировать в Элисте в конце октября, до холодов.

Июль 2008

 

В тему

О чем сообщал на берег Федор Конюхов из Южного океана

У меня сейчас плоха видимость - метров 300. Идет то дождь, то снег, плюс большая волна. Сложно что-то разглядеть. Задраил люки всех пяти отсеков. Работает радар, но из-за большой волны надежды на него мало. Все, что есть из верхней одежды, - все на мне. На палубу выхожу как гладиатор..."

[10 февраля 2008 года]

Иду в окружении ледяных глыб. В этих широтах ночи короткие – четыре часа, но даже этих четырех часов темноты много, когда знаешь, что рядом дрейфуют ледяные глыбы размером в полкилометра.

[28 февраля]

Тихий океан как взбесился: не хотел нас отпускать и бил нещадно… Лодку сильно потрепало, шторм был поистине свирепый. Словами описать сложно, но пахло смертью. Так пахнет на Эвересте за 8000 метрами Это неприятный воздух, от него хочется спрятаться.

[12 марта]

До мыса Доброй надежды пять градусов или сутки хорошего хода. От этой точки ровно сто градусов на восток до Олбани. Приятно наблюдать, как тают мили до финиша. Совершенно другой настрой в сравнении с первой частью похода, когда увеличивалось расстояние от старта и мы уходили от цивилизации.

[5 апреля]

Яхта идет в мощном шторме, который загоняет нас на юг. Поднялась большая волна с гребнями. Сам ветер под 50 узлов – десять баллов шторм.

17 апреля

Делаю все возможное, чтобы удержаться на курсе, но яхта сваливается на юг. Переживаю: она работает в очень сложных условиях, идем на пределе. 24 часа без  сна - на кофе и чае. Автопилоты раскалены до предела.

[25 апреля]

Маршрут уникальный и в моем стиле, есть элемент организованного события, но присутствует дух приключения… Выходя из Южного океана, конечно, радуешься встрече с землей, но нет-нет да и задумаешься: а будут ли еще такие проекты?

[30 апреля 2008 года]

Фотоальбом с дарственной надписью Федора Конюхова

Николай Речин и сын Федора Конюхова Оскар. Азовское море, Атманай

***

 

На родине Федора Конюхова

В конце 2011 года выдающийся украинский путешественник Федор Конюхов отметил [находясь в очередной экспедиции в горах Эфиопии] 60-летие со дня рождения. Учитывая сей немаловажный факт биографии Федора Филипповича, мы с коллегами отправились на его малую родину – в приазовское село Чкалово, решив выяснить, помнят ли сельчане о своем знаменитом земляке, который, между прочим, свой первый в жизни морской поход совершил именно из Чкалово.

О Федоре чкаловцы помнят.

К 60-летнему юбилею неутомимого скитальца, например, его имя стала носить местная школа. Не та, в которой постигал науки будущий путешественник, – более современная. Здание старой школы в Чкалово тоже сохранилось. Там сейчас библиотека находится.

На входе в библиотеку ее хозяйка Елена Букша оборудовала фотоуголок, посвященный Федору. Кое-какие материалы по экспедициям Федора Филипповича имеются и в библиотечных фондах. Правда, зимой в библиотеке мало посетителей. “Холодно у нас ужасно, – пожаловалась библиотекарь. – До такой степени, что я вынуждена читателей принимать в сельсовете”.

Далее нас по селу сопровождал местный краевед, большой и давний друг Федора Конюхова Николай Речин. О нем, кстати, Федор однажды сказал в полушутку: “Николай Григорьевич обо мне знает больше, чем я сам”.

Речины в Чкалово появились, между прочим, примерно в одно время с Конюховыми. Это корда еще село Троицким называлось. Много-премного лет назад из города Ногайска [нынешний Приморск] в поисках лучшей доли отправилось несколько семей переселенцев. Добредя до удобной балочки, расположенной в двух километрах от берега Азовского моря, ходоки остановились. И разбили село.

Благодаря балочке, оно совершенно не заметно со стороны моря.

Что в 1941 году спасло Чкалово от разрушения: в тот грозный год, по воспоминаниям старожилов, к берегу подошел фашистский корабль и произвел три орудийных залпа по селу. Все снаряды ушли, как говорится, за молоком. Наспех посбрасывав за борт отстрелянные гильзы, фрицы-мазилы сняли корабль с якоря и ушли прочь.

– А вот здесь, прямо на берегу моря, – показывает под обрыв Николай Речин, – 12 декабря 1951 года родился наш Федор. Сейчас трудно точно сказать, зачем тем декабрьским днем пришла к морю его мать Мария Ефремовна, но факт остается фактом: безо всякой посторонней помощи она родила тут сына, а затем вместе с ним поднялась на берег. И только по пути в село ее подобрали и отнесли домой рыбаки

Примерно здесь же, лет в четырнадцать, Федор взялся мастерить и свою первую лодку. Уйти на ней в море, однако, подростку не удалось: на берег нагрянул его отец Филипп Михайлович, потомок рыбаков-поморов, и в щепки раз бил самодельное суденышко, но Федора это не остановило.

В пятнадцать лет Федор однажды… исчез из Чкалово. О себе дал знать только через четыре дня. Из Керчи, куда доплыл на рыбацкой лодке, позаимствованной у кого-то из чкаловцев. Это были первые 180 морских километров Федора Конюхова, преодоленные им в одиночку.

Сохранился в Чкалово также родительский дом Федора. И в доме, и возле него сейчас идут масштабные преобразования. Работы курирует депутат Запорожского облсовета Николай Барзион. По его словам, только реконструкция [не полная] уже потянула на сто тысяч гривен. Причем ни из каких бюджетов на нее не потрачено ни копейки. Собранные на реконструкцию деньги – это пожертвования неравнодушных людей, для которых имя Федора Конюхова – не пустой звук.

Как предполагается, в доме Конюховых появится выставочная комната, где можно будет разместить, скажем, часть его картин. И вещей, побывавших с ним в походах. Не исключено обустройство и гостиничной комнаты.

Перемены грядут и на придомовой территории, которую реконструкторы намерены обнести кованым забором. И рыбацкий баркас тут появится, и летний лекционный зал, и сквер будет разбит.

По словам Николая Барзиона, в Чкалово Федор появится во второй половине января. Поэтому все, что происходит сегодня в его родительском доме, для него пока секрет.

– Но предварительно, – подчеркивает депутат-энтузиаст, – мы с ним обговаривали проект будущей реконструкции. Все его пожелания постараемся учесть.

В тему

В день шестидесятилетия Федор Конюхов по спутниковому телефону сообщил в свою московскую штаб-квартиру из Эфиопии: “60 лет – это повод задуматься о том, как ты прожил эти годы, вспомнить своих друзей, многие из которых остались в горах, не вернулись из океана. Я благодарен Господу Богу за то, что он позволил мне прожить эти годы, дышать воздухом Южного полюса, смотреть на нашу землю с вершины Эвереста, под парусом обойти земной шар. Я счастлив, что у меня трое детей и шесть внуков. Если бы можно было вернуть все назад, я бы ни секунды не сомневаясь и вновь выбрал этот путь. Только постарался бы делать все динамичнее и ставил еще более высокие цели”.

Справка

Федор Конюхов имеет в своем активе более 40 экспедиций. Как минимум, десять из них являются достижениями мирового уровня. Это:

■ поход на Северный полюс на лыжах [1988 год – в составе трансарктической международной экспедиции, 1989 – в составе автономной экспедиции «Арктика», 1990 – одиночная экспедиция],

■ восхождение на Эверест [1991 год, в паре с Евгением Виноградским из Екатеринбурга],

■ поход на Южный полюс [1996, в одиночку],

■ выполнение программы «7 Вершин Мира» [в 1992-1997 покорил высочайшие вершины всех континентов Земли],

■ четыре кругосветных плавания на парусных яхтах [1990-1991, 1993-1994, 1998- 1999, 2004-2005],

■ пересечение Атлантического океана на весельной лодке с установлением нового мирового рекорда [2002, 46 суток],

■ одиночное плавание нон-стоп вокруг Антарктиды [2007-2008].

При этом, являясь национальным героем России [только пять человек удостоены этого высокого звания], Федор не обладает ни одной государственной наградой РФ.

Чкалово, школа имени Федора Конюхова

Чкалово, дом Конюховых

Чкалово, дорога к морю

В Чкалово, на берегу моря с Николаем Речиным

Чкалово, не спокойный Азов

Чкалово: море, берег и солнце

***

 

Послесловие

Федору Конюхову в апреле 2017 года запретили въезд в Украину.

Причина – незаконное пересечение границы Украины. В конце марта путешественник прилетел в Симферополь, чтобы встретиться с представителями русской общины и презентовать свою книгу «Крымская весна. Оборона Севастополя». Тогда Федор Филиппович, путешественник и священник, заявил во всеуслышанье:

“С Крымом теперь вся Россия прикрыта”.

В смысле, Россия украла его у Украины и… прикрыла им свою медвежью неуклюжесть. Потом, правда, Федор стал говорить, что он вне политики, что он… просто путешественник.

Но слово ж не воробей.

Данные о почетном гражданине Приазовского района Федоре Конюхове 18 апреля были размещены на сайте «Миротворец»:




Создан 07 мая 2017