Сайт журналиста Владимира Шака

Сердце генерала Кузьмы Гурова




Самый необычный памятник, относящийся к Великой Отечественной войне, установлен в запорожском селе Гусарке – сердцу генерал-лейтенанта Кузьмы Гурова, который умер там 25 сентября 1943 года

Памятник этот находится в центре села, на аллее Славы, где на гранитных плитах выбиты фамилии более 330  гусарцев, погибших на фронтах Великой Отечественной. А у самого начала аллеи, справа от входа, бросается в глаза массивный гранитный обелиск с лаконичной, леденящей душу надписью:

"Здесь похоронено сердце члена военного совета Южного фронта генерал-лейтенанта Гурова Кузьмы Акимовича [1901—1943]".

В народе, кстати, говорят, что душа человеческая как раз в сердце и сберегается, но это я так… к слову вспомнилось.

 

Гуров и Гусарка

Мало кто знает, но это исторический факт: в селе Гусарка [Бильмакского – бывшего Куйбышевского, района Запорожской области] с 20 сентября по 10 октября 1943 года находился штаб Южного фронта, в котором, в связи с подготовкой Мелитопольской наступательной операции, пребывал даже представитель ставки Верховного Главнокомандования маршал Советского Союза Александр Василевский.

С марта 1943 года Южным фронтом командовал генерал армии Федор Толбухин. А генерал-лейтенант Кузьма Гуров членом военного совета фронта был назначен еще раньше – в феврале 43-го, – с должности члена военного совета 62-й армии генерала Василия Чуйкова, храбро дравшейся в Сталинграде.

Отмечен был за Сталинград и генерал Гуров. Вот, в частности, что записал о нем в наградной лист  начальник политуправления Донского фронта генерал-майор Сергей Галаджев: «За высокую стойкость войск 62-й армии, проявленную в борьбе против немецких оккупантов под Сталинградом, тов. Гуров, как член военного совета 62-й армии, вполне заслуживает высокой  награды – ордена Ленина.

Между прочим, на должность члена военного совета 62-й армии генерал Гуров был назначен с должности члена военного совета Юго-Западного фронта – с понижением, то есть, по службе.

С чем было связано такое понижение, я объясню позже.

 

Размещался в Гусарке штаб Южного фронта  "на горе", как называют местные жители возвышенную часть села – дальнюю от трассы на Мариуполь, которая пробегает сразу за околицей Гусарки. Штабной дом сохранился по сию пору. Находится он на улице Кузьмы Гурова, среди зарослей молодых деревьев. 

Почему среди зарослей?

А потому, что бывший штаб не обитаем: никто здесь давно не живет. Хотя присутствие хозяев в нем чувствовалось.

Лично у меня такое ощущение возникло, когда я, узнав из  записи на информационной доске, прикрученной к одной из стен дома, что здание сие является... памятником истории и охраняется государством, вошел внутрь – через незапертую дверь.

Комнат в бывшем штабе, где планировалась Мелитопольская операция – с прорывом, напомню, немецкой, глубоэшелонированной линии обороны "Вотан", несколько. По крайней мере, в более-менее освещенной половине дома я четыре насчитал. Столько же, видимо, и в другой, в которую дневной свет вообще почему-то не проникает.

Комнаты крохотные. В одной – в той, в которой печь находится, а на стене висит портрет первого, после смерти Сталина, председателя совета министров СССР Георгия Маленкова [?], стояли пустые ульи. В другой  - с коллективным фото "2-го выпуска Ореховского техникума механизации", обнаружилась груда книг. Учебники по физике и математике тут были, что-то из художественной литературы имелось и – стопка журналов "Наука и жизнь" попала на глаза.

"Имущество явно не штабное", - пошутил я и направился к выходу.

Двор придомовый, в котором имеется колодец и растет могучий орех, переходит – без разделения забором, в зеленое поле, убегающее за горизонт.

И прозрачные небеса над головой простираются до самого... Донецка, скажем, который был первым крупным городом, освобожденным войсками Южного фронта и который нынче опять оккупирован врагом.

В Донецке, через три недели после его освобождения, и похоронили генерала Кузьму Гурова, умершего, повторюсь, в Гусарке 25 сентября 1943 года.

Говорят, накануне в штабе фронта было большое и долгое совещание, а на следующий день член военного совета генерал Кузьма Гуров выступал перед жителями Гусарки на митинге. И недовыступил: война, сразив сердечным приступом, настигла его далеко за линией фронта.

Вскрытие тела генерала проводили опытные военные медики, вроде бы, аж из самой Москвы присланные. Они и выяснили причину его неожиданной смерти: "закупорка сердечной артерии". Затем умершего отправили в Донецк, который он освобождал тремя неделями ранее, где и похоронили, а его сердце... похоронили отдельно - возле штаба в Гусарке, во дворе под деревом.

Там оно – в особой коробке, и пребывало до 1968 года.

К 25-й годовщине со дня смерти генерала Кузьмы Гурова его сердце торжественно перезахоронили на аллее Славы Гусарки. В специально изготовленной коробочке, как мне рассказывали очевидцы.

Просто невероятная история.

 

Гуров до Гусарки

Несмотря на высокое звание и достаточно долгий стаж военной службы – а гимнастерку он надел еще в Гражданскую войну, генерал был весьма не старым человеком – месяца не дожил до 42 лет.

Что же с ним случилось в Гусарке?

Ответ на этот вопрос для меня стал очевиден, после того, как я выяснил, где воевал генерал до назначения на должность в штаб Южного фронта.

Он, оказывается, был непосредственным участником самых трагических событий Великой Отечественной: чудом вырвался из Барвенковского котла, в который 239 тысяч бойцов и командиров Красной Армии загнали их бездарные военачальники – маршал Семен Тимошенко и будущий глава Советского Союза Никита Хрущев.

Хрущев, к слову, и был инициатором [что самолично подтвердил после войны] майского 1942 года наступления советских войск из-под Харькова, когда мощным ударом части и соединения Юго-Восточного направления [им как раз и командовал Тимошенко, а Хрущев у него был членом военного совета] планировали разгромить немцев и выйти... к Запорожью. Изначально фронтовая наступательная операция планировалась, как Изюмско-Барвенковская - по названию районных центров Изюм и Барвенково. Это потом, после провала, ее стали именовать Барвенковским котлом.

Ответив на наступление Красной Армии своим контрнаступлением, немцы окружили наши войска и уничтожили их. Немецкий план окружения группировки войск Красной Армии под Харьковом в 1942 году, к слову, получил название «Операция «Фредрихус»». Она последней крупной победой гитлеровских войск во Второй мировой войне.

Из Барвенковского котла, как подсчитали историки, не вышли аж одиннадцать генералов [напомню, что при разгроме в Запорожской области в начале октября 1941 года 18-й армии погибли пять генералов и приравненных к ним военачальников, включая командарма]. Вот, кто это были:

заместитель командующего Юго-Западным фронтом генерал-лейтенант Федор Костенко [пропал без вести], командующий 6-й армией генерал-лейтенант Авксентий Городнянский [застрелился], командующий 57-й армией генерал-лейтенант Кузьма Подлас [застрелился], командующий армейской группой генерал-майор Леонид Бобкин [погиб вместе с 19-летним сыном Игорем], командующий тылом 6-й армии Григорий Зусманович [раненым попал в плен, умер в июле 1944 года в Освенциме], командир 47-й горнострелковой дивизии 6-й армии генерал-майор Филипп Матыкин [пропал без вести], начальник артиллерии 57-й армии генерал-майор Федор Маляров, начальник штаба 57-й армии генерал-майор Андрей Анисов [застрелился], заместитель командира 6-го кавалерийского корпуса генерал-майор Аркадий Борисов (Арон Шистер) [попал в плен, расстрелян немцами как еврей], командир 337-й стрелковой дивизии 6-й армии генерал-майор Илья Васильев [пропал без вести], командир 270-й стрелковой дивизии 6-й армии генерал-майор Заки Кутлин.

Кстати, одна из кавалерийских дивизий, прибывшая на фронт из Казахстана, пропала в Барвенковском котле без вести... в полном составе. Только несколько лет назад [!] прояснилась ее судьба: дивизию немцы буквально стерли с лица земли.

Командующий операцией с немецкой стороны фон Клейст писал в мемуарах: «На поле боя везде, насколько хватало глаз, землю покрывали трупы людей и лошадей, и так плотно, что трудно было найти место для проезда легкового автомобиля». По воспоминаниям местных жителей, трупов было столько, что немцы утрамбовывали их танками и посыпали известью с самолетов.

В результате полного разгрома нескольких советских армий немецкие войска смогли начать летнее наступление на юго-восток - на Сталинград и на Кавказ.

Член военного совета Юго-Западного фронта [а не направления] Кузьма Гуров оказался единственным генералом, которому удалось вырваться из окружения – на танке.

Далее я позволю себе пространную цитату из послевоенных мемуаров Хрущева. Она очень точно характеризует и этого никчемного человечишку, узурпировавшего власть в СССР после смерти  Сталина – такого же ничтожества, как и он сам, и нашего героя – генерала Кузьму Гурова:

«Когда был назначен день начала наступления, мы с  Тимошенко  обсуждали, где будем находиться сами. Я  предложил  расположиться  в штабе 6-й армии. Это был пункт, наиболее  глубоко  вклинившийся  в  немецкую оборону. Тимошенко предложил другое: "Я считаю, что не следует туда идти. У нас две группировки: южная -  главная, сильная, а другая - севернее Харькова. При охвате  клещами  Харькова оттуда затруднено будет иметь связь с северной группировкой".  Поэтому он сказал: "Давай мы все-таки останемся в Сватово, на старом командном  пункте.  Отсюда нам будет проще связаться с той и с другой группировкой. А  на  участок  6-й армии пошлем влиятельного представителя  командования,  например,   члена военного совета Гурова".  Был  такой  очень  хороший  военный  товарищ.  В Сталинграде он потом стал членом военного совета у генерала Чуйкова. Заняв с Чуйковым Сталино [Донецк, напомню, так именовался в войну], он умер. Ему там поставлен памятник.

Не помню, кому принадлежала инициатива в организации всей операции. Потом Сталин обвинял меня,  говорил, что инициатива была проявлена мной. Не отрицаю. Возможно, это я проявил инициативу [если кто не в курсе: на первоначальном этапе войны члены военных советов относились к командному составу. Только осенью 1942 года Сталин понизил их до ранга советников, - прим. автора]...

Потом, выехав поближе к Донцу, мы  встречали  там  людей,  которые  прорывались  из окружения. Плотного прикрытия у  противника  не  было,  и  наши  прорывались поодиночке и группами. Вышел из окружения Гуров, который был при штабе 6-й армии на главном направлении наступления. Он прорвался  в  танке  сквозь кольцо, которое уже замкнул противник.

Гуров доложил, что он вынужден был сесть в танк и прорываться. Другого выхода не было. Если бы он этого не сделал, то тоже остался бы в тылу у немцев.  Тогда  раздавались  отдельные  голоса,  которые осуждали его. Их обладатели смотрели на  меня: может быть, судить  Гурова военным трибуналом за то, что он  на  танке  вырвался  из  окружения?  Но  я относился к Гурову  с  уважением, высоко ценил  его  честность и военную собранность. Я ответил этим  людям:  "Нет,  хватит  уже  того,  сколько  там погибло генералов. Хотите добавить еще и того, кто вырвался оттуда? Это  дом сумасшедших.  Одних  немцы  уничтожили, а тех, кто вырвался, мы будем уничтожать? Возникнет плохой прецедент для наших войск: все равно, где гибнуть, то ли под пулями немцев, то ли тебя уничтожат свои».

Выкрутился как мерзавец: Барвенковский котел заварил он с Тимошенко, а расстрелять за него нужно было Гурова.

Конечно же, Хрущев осознавал, ЧТО знает генерал, отправленный с Юго-Западного фронта в армию Чуйкова с понижением в должности, и ЧТО он может рассказать о Барвенсковском котле и его организаторах - если такое расследование затеет Сталин, который, как известно, ничего не забывал и ничего никому не прощал.

Осознавал и, говорят, люто ненавидел генерала, с которым его постоянно сводила судьба: на Юго-Западном фронте, на Сталинградском…

...Скрываемое генералом Гуровым в сердце знание, равно как и пережитая боль поражения, и выстрелили, образно говоря, однажды – 25 сентября 1943 года.

Фото в Гусарке Сергея ТОМКО

Памятник генералу Гурову в Донецке

Генерал Кузьма Гуров и командующий Южным фронтом генерал Федор Толбухин, 1943 год

В Сталинграде - после Барвенковского котла

Гуров [слева], Чуйков [рядом с ним] и Хрущев [справа] в Сталинграде

Чуйков [с палкой] и Гуров [справа от него] в Сталинграде

В Барвенковском котле

Архивная информация

Именной список погибших и умерших



Обновлен 07 дек 2017. Создан 06 мая 2017