Сайт журналиста Владимира Шака

Война и миф




Их много – мифов Второй мировой войны, частью которой была и "Великая Отечественная война советского народа с немецко-фашистскими захватчиками", как ее принято было называть в СССР.

С ней и связан наиглавнейший военно-исторический миф, созданный советским режимом: несмотря на то, что локальные военные конфликты в рамках Второй Мировой во многих странах тоже имеют свои названия, однако, лишь в СССР название части войны подменяло собой название всей войны.

Дело в том, что  СССР начал войну не 22 июня 1941 года, а… 17 сентября 1939 года. Причем на стороне Третьего рейха: в этот день, по предварительному сговору с Германией, Красная Армия напала на Польшу. Совместную победу красно-коричневые отметили 22 сентября 1939 года в Бресте - парадом немецко-советских войск, который принимали генерал Гейнц Гудериан и комбриг Семен Кривошеин.

Ну, а теперь переходим к другим мифам. Не я их, сразу оговорюсь, перворазоблачитель. Я их просто систематизировал, собрав из разных источников.

 

Германия напала на СССР без объявления войны

На самом же деле в три часа утра 22 июня [разница между Москвой и Берлином составляла час], когда германская армия начала боевые действия против СССР, сотрудник канцелярии министра иностранных дел Германии фон Риббентропа сообщил по телефону советскому послу Владимиру Деканозову: в МИДе его ждут немедленно.

В четыре часа Риббентроп зачитал Деканозову меморандум об объявлении Германией войны Советскому Союзу. При этом германская сторона, опираясь на факты, обвиняла СССР в... подготовке нападения на Германию. В связи с чем, руководство Германии вынуждено начать превентивную войну.

Цитирую меморандум:

«Советское правительство, вопреки своим обязательствам и в явном противоречии со своими торжественными заявлениями, действовало против Германии, а именно:

1. Подрывная работа против Германии и Европы была не просто продолжена, а с началом войны еще и усилена.

2. Внешняя политика становилась все более враждебной по отношению к Германии.

3. Все вооруженные силы на германской границе были сосредоточены и развернуты в готовности к нападению.

Правительство Германии не может безучастно относиться к серьезной угрозе на Восточной границе. Поэтому фюрер отдал приказ германским вооруженным силам всеми силами и средствами отвести эту угрозу. Немецкий народ осознает, что в предстоящей борьбе он призван не только защитить Родину, но и спасти мировую цивилизацию от смертельной опасности большевизма и расчистить дорогу к подлинному расцвету в Европе».

Через полчаса германский посол в Москве фон Шуленбург зачитал аналогичную ноту министру иностранных дел СССР Вячеславу Молотову.

Меморандум МИД Германии, датированный, кстати, 21 июня 1941 года, я отыскал в Интернете. Как и подробное описание визита посла Деканозова к Риббентропу, сделанное 1-м секретарем посольства Валентином Бережковым.

Вот оно:

«Внезапно, в 3 часа ночи [это было уже воскресенье, 22 июня], раздался телефонный звонок. Какой-то незнакомый голос сообщил, что рейхс-министр Иоахим фон Риббентроп ждет советских представителей в своем кабинете в министерстве иностранных дел на Вильгельмштрассе. Уже от этого лающего незнакомого голоса, от чрезвычайно официальной фразеологии повеяло чем-то зловещим.

Выехав на Вильгельмштрассе, мы издали увидели толпу у здания министерства иностранных дел. Хотя уже рассвело, подъезд с чугунным навесом был ярко освещен прожекторами. Вокруг суетились фоторепортеры, кинооператоры, журналисты. Чиновник выскочил из машины первым и широко распахнул дверцу. Мы вышли, ослепленные светом юпитеров и вспышками магниевых ламп. В голове мелькнула тревожная мысль – неужели это война? Иначе нельзя было объяснить такое столпотворение на Вильгельмштрассе, да еще в ночное время. Фоторепортеры и кинооператоры неотступно сопровождали нас. Они то и дело забегали вперед, щелкали затворами. В апартаменты министра вел длинный коридор. Вдоль него, вытянувшись, стояли какие-то люди в форме. При нашем появлении они гулко щелкали каблуками, поднимая вверх руку в фашистском приветствии. Наконец мы оказались в кабинете министра.

В глубине комнаты стоял письменный стол, за которым сидел Риббентроп в будничной серо-зеленой министерской форме.

Когда мы вплотную подошли к письменному столу, Риббентроп встал, молча кивнул головой, подал руку и пригласил пройти за ним в противоположный угол зала за круглый стол. У Риббентропа было опухшее лицо пунцового цвета и мутные, как бы остановившиеся, воспаленные глаза. Он шел впереди нас, опустив голову и немного пошатываясь. «Не пьян ли он?» – промелькнуло у меня в голове. После того как мы уселись и Риббентроп начал говорить, мое предположение подтвердилось. Он, видимо, действительно основательно выпил.

Спотыкаясь чуть ли не на каждом слове, Риббетроп принялся довольно путано объяснять, что германское правительство располагает данными относительно усиленной концентрации советских войск на германской границе. Игнорируя тот факт, что на протяжении последних недель советское посольство по поручению Москвы неоднократно обращало внимание германской стороны на вопиющие случаи нарушения границы Советского Союза немецкими солдатами и самолетами, Риббентроп заявил, будто советские военнослужащие нарушали германскую границу и вторгались на германскую территорию, хотя таких фактов в действительности не было.

Далее Риббентроп пояснил, что он кратко излагает содержание меморандума Гитлера, текст которого он тут же нам вручил. Затем Риббентроп сказал, что создавшуюся ситуацию германское правительство рассматривает как угрозу для Германии в момент, когда та ведет не на жизнь, а на смерть войну с англосаксами. Все это, заявил Риббентроп, расценивается германским правительством и лично фюрером как намерение Советского Союза нанести удар в спину немецкому народу. Фюрер не мог терпеть такой угрозы и решил принять меры для ограждения жизни и безопасности германской нации. Решение фюрера окончательное. Час тому назад германские войска перешли границу Советского Союза.

Затем Риббентроп принялся уверять, что эти действия Германии являются не агрессией, а лишь оборонительными мероприятиями. После этого Риббентроп встал и вытянулся во весь рост, стараясь придать себе торжественный вид. Но его голосу явно недоставало твердости и уверенности, когда он произнес последнюю фразу:

– Фюрер поручил мне официально объявить об этих оборонительных мероприятиях…

Мы тоже встали. Разговор был окончен. Теперь мы знали, что снаряды уже рвутся на нашей земле».

 

 

Погибли, но танки на Москву не пустили

В течение десятилетий нам внушают, что 16 ноября 1941 года 28 бойцов 316-й дивизии генерал-майора Ивана Панфилова несколько часов сдерживали немецкие танки на подступах к Москве – у железнодорожного разъезда Дубосеково. И, уничтожив 18 машин, погибли все до одного. Фразу политрука Клочкова, якобы сказанную им бойцам роты [«Велика Россия, а отступать некуда: позади Москва!»], знал каждый советский школьник.

Однако в апреле 2015 года директор Государственного архива РФ Сергей Мироненко в интервью СМИ рассказал, ссылаясь на архивные документы, что в действительности… никаких «28 панфиловцев» не было, а их подвиг — выдумка советской пропаганды.

Оказывается, еще 10 мая 1948 года в главной военной прокуратуре СССР была составлена [адресованная секретарю ЦК ВКП (б) Андрею Жданову] секретная справка «О двадцати восьми панфиловцах». В ней речь шла о том, что «в ноябре 1947 года военной прокуратурой Харьковского гарнизона был арестован и привлечен к уголовной ответственности за измену Родине некто Иван Добробабин».

Материалами следствия было установлено, что, будучи на фронте, он добровольно сдался в плен немцам и весной 1942 года поступил к ним на службу. Служил сельским начальником полиции в Харьковской области. Виновность его полностью установлена, и сам он признался в совершении преступлений.

А вот, что самое любопытное: при аресте у предателя  была найдена книга о «Двадцати восьми героях-панфиловцах». Выяснилось, что Добробабин числится одним из главных участников того героического боя, за что ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Во время допроса Добробабина следователи установили, что в районе разъезда Дубосеково он был легко ранен и пленен немцами, но… никаких подвигов не совершал, и все, что написано о нем в книге о героях-панфиловцах, не соответствует действительности. Далее было установлено, что, кроме Добробабина, остались в живых Васильев И.Р., Шемякин Г.М., Шадрин И.Д. и Кужебергенов Д.А., которые также числятся в списке 28 панфиловцев, погибших в бою с немецкими танками.

В итоге военная прокуратура сделала вывод: «Материалами расследования установлено, что подвиг 28 героев-панфиловцев является вымыслом...», к которому причастны сотрудники газеты «Красная звезда», выдавшие осенью 1941 года фальшивку.

Справку подписал главный военный прокурор ВС СССР генерал-лейтенант юстиции Николай Афанасьев.

Сегодня известно, что Жданов разослал этот документ членам Политбюро и лично Сталину. Было решено… не развенчивать миф о 28-ми «героях-панфиловцах».

 

Немцы из Украины чернозем вывозили эшелонами

Историк из ГДР Норберт Мюллер еще в начале 70-х годов в своей книге «Вермахт и оккупация» привел любопытные данные, основанные на донесениях штаба экономического руководства «Восток».

Донесения эти сведены в справку, которая озаглавлена «Об эвакуированных сырьевых запасах на 31 июля 1943 года» [в ней все – в тоннах; золото, серебро и хинин - в килограммах, шкуры, овчины и пробки - в шутках, лес - в кубометрах]:

Хромовая руда          13 521

Железная руда          1 033 339

Ферро-марганец       16 098

Ферро-кремний        4 347

Концентрат марганцевой руды     332 995

Марганцевая руда [сырье]  500 499

Прокат           15 207

Железный лом          1 850 762

Свинец [сырье]         508

Медь [сырье] 1 043

Цинк [сырье]    448

Свинец          1 014

Медь               1 425

Металлический лом  24 991

Старое золото и золотой лом         23 644

Старое серебро         2 345 876

Бура, борнокислая соль  976

Хинин и хинная кора          921

Глицерин       238

Фосфат [апатит]       25 978

Серный колчедан     7 450

Льняное масло          1 986

Парафиновое масло 3 107

Подсолнечное масло  553

Различные масла для мыла 502

Льняное семя             7 884

Соевые бобы             11 163

Пчелиный воск        56

Канифоль            771

Скипидар      326

Асбест            4 591

Колчедан       52 008

Сажа голландская    4 106

Утильная резина       9 376

Сырой каучук           294

Кожи необработанные        78 578

Телячьи шкуры         427 864

Шкуры крупного рогатого скота   506 335

Шкуры конские        81 253

Овчины         317 409

Свиные шкуры         676 505

Прочие шкуры          5 221 967

Хлопок очищенный 17 727

Лен [кудель, пакля и т. д.]   22 681

Шерсть           8 779

Балансовая древесина         1 022 269

Крепежный лес        331 003

Хвойный лесоматериал, кругляк 198 313

Пробка           5 270 550

Сырой табак  2 965

Внимательно изучив обнародованный немецким историком список экспроприированных ресурсов, включая тщательно подсчитанные пробки, я не обнаружил в нем сведений о вывозке из оккупированных территорий плодородной земли. Учитывая, что автор исследования был из ГДР, маловероятно, чтобы он умолчал такую информацию.

По-видимому, не очень подкованный в вопросах химии народ спутал чернозем с… марганцевым концентратом, внешне похожим на чернозем.

Кстати, во многом именно из-за марганцевых рудников, немцы в октябре 1943 - январе 1944 годов упорно удерживали Никопольский плацдарм. Из-за этого в начале февраля 1944-го в окружение попали пять дивизий вермахта. Возможно, именно отсюда продолжали уходить последние эшелоны с ценным сырьем. Но это был не чернозем, а, повторюсь марганцевый концентрат, похожий на чернозем.

 

В танковой битве под Прохоровкой сошлись две «стальные лавины»

Уважаемый на Западе военный историк, полковник Бундесвера в отставке Карл-Хайнц Фризер изложил - после изучения немецких и российских документов, свой взгляд на танковое сражение под Прохоровкой 12 июля 1943 года.

Цитирую полковника:

«Кое-кто утверждает, что в битве принимали участие 850 советских и 800 немецких танков. Прохоровка, где якобы было уничтожено 400 танков вермахта, считается «кладбищем немецких танковых сил». Однако на самом деле в этом бою принимали участие 186 немецких и 672 советских танка. Красная Армия потеряла при этом 235 танков, а немецкие войска – всего три. Вечером того же дня немецкие солдаты отбуксировали свои поврежденные танки в ремонт, а поврежденные танки русских взорвали.

Советские генералы сделали неправильно все, что только можно было сделать, потому что Сталин, ошибаясь в своих расчетах, очень поджимал их по срокам операции».

 

Врага добили в его логове – в Рейхстаге

Так и не восстановленный после поджога в 1933 году Рейхстаг к концу войны не играл для немцев никакой роли: все законодательные функции исполнялись в Кроль-Опере, здании напротив.

Рейхстаг также никогда не был убежищем Гитлера: руководитель НСДАП за всю свою жизнь появлялся в этом здании всего лишь несколько раз. Хотя ему была близка архитектура Пауля Валло, он презирал это здание как символ парламентаризма и Веймарской республики.

Рейхстаг от наступающей Красной Армии защищали:

часть сил 9-го сектора обороны Берлина;

сводный батальон курсантов военно-морского училища из  Ростока;

часть 11-й добровольческой танково-гренадерской дивизии СС «Нордланд»;

часть 33-й гренадерской дивизии СС «Шарлемань».

Всего район Рейхстага, который не являлся ни чьим логовом, обороняли около 5000 человек. И на них - по сути, на стариков из берлинского ополчения и детей, изображавших из себя моряков, были брошены три полноценные дивизии Красной Армии [150-я, 171-я и 207-я стрелковые дивизии 79-го стрелкового корпуса 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта]. 

Команда  водрузить знамя Победы именно над Рейхстагом  впервые прозвучала 9 апреля на совещании начальников политотделов армий 1-го Белорусского фронта. Накануне член военного совета фронта Константин Телегин позвонил Сталину и спросил, над каким зданием Берлина должно быть водружено знамя Победы? После некоторой паузы Сталин ответил: над Рейхстагом. На следующий день каждый красноармеец знал, что логово фашистского зверя - это Рейхстаг, над которым вскоре взовьется красный флаг Победы.

А советские газеты проинформировали об этом все население страны. Хотя  в течение всей войны, вплоть до апреля 45-го, Рейхстаг ни разу не вспоминался советскими руководителями. И ни разу он не упоминался прессой СССР.

Чем руководствовался Сталин, делая столь странный выбор для водружения символа Победы? Скорее всего, полагают умеющие размышлять люди, усатый кремлевский тиран был… просто не готов к ответу на такой вопрос. Сталин ведь, по существу, не имел никакого образования, кроме семинаристского. Вероятно, он никогда не интересовался историей, географией и культурными традициями других стран и народов. Единственным зданием в Берлине, о котором он хоть что-то знал, был Рейхстаг, ставший известным  миру  после пожара 1933 года.

 

Между прочим, известное многим по фотоснимку Евгения Халдея знамя Победы, возле которого запечатлен мародер – у него часы на обеих руках, не настоящее: оно не в процессе боя было установлено, а… после взятия Рейхстага, 2 мая 1945 года, о чем автор фотоснимка в деталях и рассказал после войны.

 

Фашизм удалось победить исключительно благодаря усилиям СССР

Уже 22 июня 1941 года США включили СССР в программу ленд-лиза - передачи вооружений, материалов и припасов воюющей стороне в долг [ранее по ленд-лизу снабжалась Великобритания].

В СССР по ленд-лизу было поставлено товаров на 140 миллиардов долларов в современных ценах: около 17,5 миллиона тонн различных грузов.

Это было вооружение:

стрелковое оружие, танки, взрывчатка, боеприпасы;

а также:

самолеты, паровозы, автомобили, корабли, машины и оборудование;

а еще:

продукты питания, цветные и черные металлы, одежда, материалы, химреактивы.

По ряду направлений ленд-лиз составлял значительную долю от общего объема товаров, использованных в СССР за время войны. Например, по ленд-лизу было поставлено около трети всех взрывчатых веществ, использованных в СССР в 1941-1945, около 40 процентов меди и больше 50 процентов алюминия, кобальта, олова, шерсти, железнодорожных рельсов. Локомотивов было поставлено в два с половиной раза больше, чем их выпустила за годы войны советская промышленность, большинство «Катюш» стояло на шасси американского «Студебеккера».

Всего СССР по ленд-лизу получил 18300 самолетов, 11900 танков, 13000 зенитных и противотанковых орудий, 427000 автомашин. И почти все мясные консервы, попадавшие на фронт, были американского производства.

Впечатляющая статистка.

Если бы не страны Запада, то Красная Армия въехала бы в Берлин на лошадях, если бы вообще въехала: до поставок ленд-лиза она была на конной тяге.

И после этого рассуждать о победе одной страны в глобальном военном конфликте между крупными коалициями государств?

По меньшей мере, это некорректно.

Фото из Интернета

Генерал Гейн Гудериан и комбриг Семен Кривошеин принимают парад советского-нацистских войск в Бресте

Комкор Красной Армии с офицером Люфтваффе

Немецкий солдат в укрытии за танком. Битва за Москву

Полковник Карл-Хайнц Фризер, историк

Аэрокобра перед отправкой из Эдмонтона в СССР

Техника для СССР

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 



Создан 05 мая 2017