Сайт журналиста Владимира Шака

Охота на вепря: сегодня и… тысячу лет назад




В запорожском селе, получившем при основании название Волкодавы, действует собачий питомник, в котором содержатся самые близкие родственники волка – лайки

 

Та, которая лает

Село это нынче называется более, чем буднично: Широкое [находится на трассе Васильевка – Токмак]. При этом, с чем было связано старое, изначальное название, не вспомнит никто, включая старожилов. Тем не менее, лично я какую-то полумистическую, что ли, связь уловил между древними Волкодавами, основанными на берегу реки Карачекрак аж в 1786 году, и обитающими нынче в широковском сельском питомнике [принадлежит фермерскому хозяйству «Дар»] симпатичными, невероятно сообразительными охотничьими собаками – западно-сибирскими и русско-европейскими лайками.

Кстати, по уверению сведущих людей, лайка действительно ближайший родственник волка. Она и внешне – мордочкой, в первую очередь, больше всего на него похожа.

А еще, как подчеркивают те же сведущие люди, лайка почти не изменилась за… последнюю тысячу лет, скажем. Даже имени собственного не приобрела: лайка и все. Та, которая лает.

А лает она:

на чужака [лайка, как издавна известно, – отличный сторож];

на зверя [от вепря до медведя: в охоте на них ведь лайке равных нет].

Если кто не знал: без малого тысячу лет назад в самом знаменитом соборе Киева [и самом древнем в Восточной Европе] – Софийском, была сделана фреска, которая сегодня известна специалистам под названием «Охота на вепря». Находится она в нижней части южной башни Софийского собора и представляет из себя выразительную картинку с натуры – сцену охоты в Киевской Руси.

На фреске изображен раненый вепрь со стоящей дыбом щетиной на спине, который резко повернул голову в сторону… нет, не охотника, а сопровождающей его лайки.

В стремительном, атакующем броске собаки заключен – и очень точно передан художником, весь динамичный характер лайки

Это, подчеркнул художник, собака-боец, собака-защитник. И добытчик.

Можно только догадываться, сколь важна была лайка в жизни наших предков, создавших величественную Софию Киевскую, коль они посчитали необходимым увековечить [стопроцентно подходящее слово к нашему случаю] эту, по сути, безымянную собаку в храмовых росписях.

 

Айна идет на вепря

По рассказу хозяина широковского собачьего питомника Александра Могилевцева, лайки его покорили с того дня, как он однажды  увидел их в работе – на охоте [Александр – охотник-любитель]. Затем была лайка, подаренная отцу на день рождения [отец Александра – тоже охотник].

Когда же та лайка выросла, стало понятно, что она ничегошеньки не умеет и не знает. На охоте всегда сзади была, не проявляя абсолютно никакого интереса к происходящему. А ведь лайка в полевых условиях не просто помогает хозяину, она берет на себя ведущую роль. Об этом знают все охотники, промышляющие в сопровождении лайки.

В то же время, лично для себя лайка не охотится – ей это неинтересно. Она работает исключительно на хозяина. А в случае опасности жертвует собой ради его спасения.

Вот такой характер у этой сообразительной безымяшки, которая… просто лает.

Поняв, что настоящую охотничью лайку нужно готовить по-настоящему, Александр Могилевцев и создал при отцовском фермерском хозяйстве питомник, в который и заселились лайки двух пород – западно-сибирские и русско-европейские.

– Я их не на продажу выращиваю, – сразу же уточнил Александр. – Исключительно для себя. Поэтому их в питомнике не очень много. А вот дарю их часто. Щенки, например, которые сегодня присутствуют в питомнике вместе со взрослыми собаками, уже подарены. Уже имеют хозяев.

– Ваши лайки имеют паспорта? В смысле, ихнюю родословную можно проследить, как это можно сделать по документам любой серьезной собаки?

– Конечно, можно! До четвертого поколения включительно. Мы выращиваем только чистопородных лаек, без прмесей. И готовим их так, как готовят лаек везде, где ими занимаются всерьез. И они показывают неплохие результаты на соревнованиях.

– Навыки охотничьи они где приобретают?

– Прямо здесь, в специальном вольере, оборудованном точно так же, как оборудованы такие вольеры на всех соревнованиях, в которых участвуют лайки.

…Когда 2,5-летняя лайка Айна вышла – по команде своего хозяина, на тренировочную охоту на вепря [это обычный состязательный номер любых соревнований], мне показалось, что кабан ее просто-напросто растопчет.

Но Айна оказалась и шустрой, и отнюдь не робкой.

Она работала, как я понял потом, точно так же, как работала лайка на тысячелетней давности фреске в Софийском соборе – в соответствии с динамичным характером, присущим представителям этой породы.

Перед нами была собака-боец, собака-защитник. И добытчик.

Фото Сергея ТОМКО



Создан 26 мар 2017