Сайт журналиста Владимира Шака

Садовод Эдвард Лонский: "По пониманию европейцев, мы - пещерные люди"




Знающие Эдварда Брониславовича люди отрекомендовали его как человека очень интересного. Садовода с большой буквы. Конечно,  я не мог не познакомиться с ним. И, договорившись о встрече по телефону, засобирался в дорогу – в Приазовье.

 

Мог оплатить гастроли ансамбля украинской армии

- У нас в районе, когда я жил в Волынской области, - начал  рассказ о своей жизни  Эдвард  Брониславович, - я был одним из первых фермеров. - Имел 80 гектаров сада, 50 гектаров пашни, тракторами владел, комбайнами.   И   нормально  дела шли - собирал до 200 тонн яблок и до 500 тонн зерна. Это были огромные объемы!  Можете сами подсчитать, какие доходы получал, продавая яблоки по полтора-два рубля за килограмм. При том, что рубль тогда по курсу был выше доллара.

- Вы, следовательно, были обеспеченным человеком!

- Обеспеченным - не то слово! Многое позволял себе. Однажды, например, оплатил зарубежные гастроли ансамбля украинской армии. Билеты туда и обратно приобрел, заплатил за проживание в Германии, дал деньги на декорации и костюмы, что совершенно не повлияло на мой бюджет.

- И вы поняли: нужно развиваться, укреплять свой бизнес, да?

- Для этого решил построить завод по переработке масличных культур с последующей фасовкой масла и майонеза. Открыл совместную фирму. Партнерами стали россияне, торговавшие куриными окорочками. Они их кораблями из Америки завозили. Солидные люди, большими денежными средствами располагали. Вот с ними я и задумал построить полностью автоматизированный завод, который бы ежегодно выпускал до 800 тонн готовой продукции. Свою часть денег в дорогостоящую затею я внес сразу, а мои партнеры не успели - их взяли под стражу за валютные операции: они тогда запрещены были. И дело...

- Заглохло!

- Да! Хотя оставалось только оборудование приобрести.

- Неужели все развалилось?

- Ко-онечно, конечно!

- Какой это был год?

- 1994-й.

- И что вы предприняли?

- Уехал в Луцк и там продолжил бизнес: организовал поставку запчастей в Западную Украину. Неплохо, вроде бы, работа пошла: представительство даже свое открыл. Но удовлетворения от сделанного не получал! В течение восьми месяцев находился в раздумьях: как дальше быть? Каждое утро выходил на берег реки Стырь и, обращаясь к небу, земле и воде, спрашивал: куда двигаться, подскажите. Неужели я родился только лишь для того, чтобы всю свою жизнь гоняться за деньгами, не имея за душой ничего - ни семьи [жена, кстати, не поехала со мной], ни здоровья? И в один из дней Господь явил в небесах свой лик, произнеся три слова: "Я - твой Отец!" Услышав это, я, как стоял, так и рухнул.

- Расскажите подробнее, как образ Господа появился, высоко в небе?

- Не то, чтобы высоко... Но земля мне тогда почему-то показалась такой махонькой... Почудилось: сейчас Он вздохнет, и мир окружающий исчезнет. В прах! Его лик занял все, что я мог видеть перед собой.

- А ваши ощущения?

- Чувствовал, что вот-вот взорвется каждая моя клеточка. И я, наконец, понял, что обращался все эти восемь месяцев не к Творцу, а к Его творению - земле, небесам и воде. И стал искать Творца.

 

"После покаяния у меня даже в туфлях пот хлюпал"

- Долго поиски продолжались?

- Еще восемь месяцев! Не было на Волыни ни одной церкви, которую бы я пропустил. И - безрезультатно.

- А состояние ваше душевное?

- Никакое! Бизнес процветает, деньги растут, а мне не по себе. Семья же вообще забыла о моем существовании. А потом на улице я случайно встретил давнего знакомого. Предложил ему пивка выпить, а он: "Извини, я не пью - стал христианином". "Олег, - говорю, - я тоже христианин, меня мать дважды крестила!" И слышу в ответ: "Ты не понял: я стал христовым - нашел Господа". "А как ты это сделал?" - спрашиваю. На что Олег предложил: "Если хочешь - пошли ко мне, расскажу" И мы отправились к нему. Это была суббота, 24 апреля 1998 года. Разговор наш продолжался до двенадцати ночи. И закончился предложением Олега: "Желаешь - приезжай к нам!" И приятель назвал мне адрес дома молитвы, который сам посещает. Я удивился: как же, мол, пропустил его? Почему прошел мимо огромного, как впоследствии оказалось, здания? Еще Олег предупредил: "Когда будешь заходить - у тебя возникнут проблемы, постарайся преодолеть их. А я буду тебя у входа ждать". Думаю: что за глупость? Вот проблему нашел - зайти вовнутрь! Ну, а когда пришел, почувствовал: проблема таки существует - трижды подходил к дверям и не мог переступить через порог.

- Вас что-то удерживало?

- Не пускало и все! Но, приложив усилие, я все же вошел.

- Чей это был дом молитвы?

- Даже не знаю, какой церкви, какого религиозного направления. Для меня это неважно было. Не имело значения.

- И что внутри с вами произошло?

- Дошло до сознания: для того, чтобы очиститься, нужно покаяться. И я сделал это! И вышел из здания абсолютно мокрым - даже в туфлях пот хлюпал!

- При покаянии какие-то слова произносили?

- Обычные: Господи, прости, что не признавал тебя Отцом своим. Хочу, чтобы Ты меня спас, потому что я ничего не могу изменить в жизни... Приблизительно такой смысл.

- Облегчение наступило?

- И ощущение свободы появилось. Казалось, я летаю, не чувствуя тела! И сразу мне все люди стали родными. И тут же предложения посыпались: с жильем тебе поможем, с бизнесом - только не возвращайся в тот мир, из которого ушел.

- Ну а вы?

- Через два дня я уже был в Мелитополе, оставив на Волыни все дела. С 80-ю гривнами в кармане уехал.

 

"По пониманию европейцев, мы - пещерные люди"

- А когда приехали сюда, за что взялись?

- Задал вопрос: Господи, что мне делать? И получил ответ: "Будешь делать то же самое, но не так". Понимаете, я уже приобрел общение с Богом и все проблемы решал только с Ним. Поэтому поинтересовался: с чего же начать? "Начни с клубники!" И на оставшиеся с дороги 15 гривен я купил десять кустиков клубники. Три из них погибли, а с семи получил первый урожай. Вот так и пошло мое новое дело, в котором, полагаю, я к сегодняшнему дню чего-то достиг.

- Чего конкретно?

- У нас в саду сосредоточено около сорока сортов карликовой яблони. Собраны они со всей Европы: зеленые, красные, желтые - начиная от летних сортов и заканчивая самыми-самыми поздними. Плюс к этому - мы собрали земляничный конвейер, испытав лучшие сорта, включая австралийскую клубнику. Отобрали те сорта, которые подходят для нашего региона. Еще есть ежевика, малина и ихние различные гибриды. А, перейдя к косточковым, собрали и по ним уникальную коллекцию. По черешне, в частности.

- Она тоже карликовая?

- Мы занимаемся только карликовыми сортами. И вот почему. Если в высокорослом яблочном саду с одного гектара получают от девяти до пятнадцати тонн яблок... теоретически - до шестидесяти, то в саду карликовом урожай начинается с шестидесяти тонн. Голландцы снимают до четырехсот.

- Я слыхал, к вам немцы заглядывали...

- Приезжали, хотя  мы их не приглашали.   Побывали  у  нас представители трех ведущих германских садоводческих компаний.

- Как отреагировали на ваши успехи?

- Поразились, что мы, по ихнему пониманию, - пещерные люди, садоводством занимаемся. А ведь садоводство - это самая эффективная экономическая и политическая власть.

- Почему, объясните!

- Когда я в свое время занимался яблоками и приезжал в столицу, передо мной открывались двери в любых властных структурах. У всех ведь, даже самых высокопоставленных чиновников, дети есть...

- Теперь понял!

- Дошло до вас, что яблоко в нашей жизни может решить любой вопрос? А если ягодой кто-то занимается...

- Перед ним откроются даже замурованные двери!

- Вот-вот! Кстати, как-то к нам приезжал американский бизнесмен - ягодный магнат. Попробовал нашу малину и заявил: «Такую ягоду мы в ресторанах Бостона будем продавать поштучно».

-  Иными словами, американец изъявил желание сотрудничать с вами?

- Лишь в том случае, если мы будем поставлять ягоду партиями от десяти до пятнадцати тонн. А у нас пока нет массового производства. У нас нечто вроде испытательной лаборатории - мы подбираем сорта для степного приазовского региона. Отрабатываем технологию. Заокеанскому гостю я предлагал: вкладывайте средства - для меня нет проблемы развернуть плантацию до десяти гектаров. "У вас система не работает! - посетовал он. - Мы сюда деньги заведем, а отсюда ничего не сможем вывезти. Потому что законодательство ваше не функционирует должным образом".

 

"На границе мы стали на колени и начали молиться"

- А немцев вы чем удивили, поделитесь!

- Немцы узнали, что мы завезли из России очень качественный посадочный материал - черешню. И приехали посмотреть, как конкуренты развиваются. Всерьез нас за конкурентов считать стали! Вам известно, сколько в Германии стоит килограмм черешни? Десять евро! А наш ведь мелитопольский регион наиболее эффективно решает вопросы вкусовых, товарных качеств черешни. Это Приазовье - километров пять от него, Акимовка, Веселое, Михайловка. Все, дальше в черешне нет особой ценности.

- Как из России вас через границу с саженцами пропустили?

- Категорически не пускали в Украину! Я объяснял на границе: что вы творите, мы везем карликовую черешню, которая способна повлиять на экономику страны - бесполезно! И тогда мы стали на колени и начали молиться.

- Подействовало?

- Нам открыли дорогу и даже сопровождение выделили, чтобы милицейские посты не трогали. И вот мы посадили привезенную черешню. Узнав об этом, немцы тут же примчались выяснить, что да как. У них же какая цель? Наводнить Украину своими сортами, не пригодными для нас! Поляки тоже заглядывали - два миллионера, сколотившие состояния на ягодном бизнесе. Жили тут, присматривались. За рубежом очень переживают, что мы наконец-то всерьез займемся садами.

- Чего же мы не занимаемся ими?

- Неверие преобладает! Бизнесмены вкладывают деньги в заправки, бары и ночные клубы - во все то, что дает скорую отдачу. Мы же ищем партнера, готового вложить средства в землю. Наши участки пока могут лишь удивлять, а нужно, чтобы они доход приносили. Следовательно, расширять их необходимо до товарных плантаций. Ну а проблему дешевого посадочного материала мы решили!

 

"Господь подполковнику выдвинул три условия"

- Говорят, Эдвард Брониславович, у вас своя церковь есть, это так?

- Наша церковь маленькая, но известна она далеко - и в Китае, скажем, и в Таиланде.

- Чем?

- Событиями, происходившими в ней. По религиозному миру вести о них быстро распространяются.

- Например?

- Ну, например... Работаю я у себя и вижу: заезжает во двор машина такая…

- Крутая?

- Да-да, не видел еще подобных! Останавливается, выходит из нее хозяин. Я знаю его - помогал когда-то сад ему обрезать. Он - подполковник, возглавлял, кажется, отдел по борьбе с организованной преступностью, Сергеем его зовут. Поведал он следующее: за его физическое устранение будто бы заплатили большие деньги. Якобы за то, что он внедрил в крупную преступную группировку своего агента. Вот и приговорили подполковника. Причем задача так была поставлена: взять его, выпытать фамилию агента, после чего ликвидировать обоих. "За мной два джипа идут, - рассказал Сережа. - Чтобы избавиться от преследования, я заезжал в мелитопольскую церковь, но тамошний батюшка попросил приехать через три дня. А преследователи прямо в храм вошли за мной, безо всякого стеснения. Может, ты чем-то помочь можешь?" "Не могу! - отвечаю. – А вот для Господа нет проблемы разобраться с твоими джипами. Но для этого нужно войти в дом молитвы и спросить, что нам с тобой делать". Опуская подробности, обрисую, что дальше было. Помолились мы с братьями - и я увидел две огромные руки, а между ними ма-ахонького Сережу. И три условия, адресованные подполковнику, прозвучали от Господа: во-первых, чтобы он снял погоны; во-вторых, чтобы три дня ходил в нашу церковь слушать слово Божие; и, в-третьих, покаялся чтобы - на третий день. Обычно покаяние добровольным должно быть, а тут - повеление. Рассказал я об условиях услышанных Сергею, подчеркнув: как ты будешь их исполнять - твое дело. В одном можешь быть уверен: на три дня ты останешься под защитой Господа, - между его, образно говоря, руками. Если выполнишь третье повеление - будешь защищен навеки. Нет - Он уберет руки от тебя.

- И что в итоге?

- Выполнив два условия, Сергей на третий день сам заявил: мне нужно покаяться!

- Сейчас с ним что?

- Ему дар открылся: здороваясь с человеком, определять - кто перед ним. В церквях ведь бывают люди, содержащие в себе дух сопротивления. Демоном его, этот дух, еще называют или бесом. Бывший подполковник теперь вскрывает его - для дальнейшего изгнания.

 

Понимая, что бесконечно пользоваться гостеприимностью Эдварда Брониславовича - весьма занятого человека, нехорошо, я, тем не менее, задал ему еще один вопрос, вертевшийся у меня на языке:

- Атеистом вы были когда-нибудь?

- Не просто был: работая секретарем райкома комсомола, боролся с религией. Ездил по району и читал лекции.

И мой собеседник засмеялся.

По-детски задорно.

2006

Фото Сергея ТОМКО



Обновлен 05 ноя 2016. Создан 28 окт 2016