Сайт журналиста Владимира Шака

Ушел на фронт и исчез… на 65 лет




Работающий с рассекреченными военными архивами житель Токмакского района Евгений Гербич отыскал личное дело уроженца запорожского поселка Михайловки Дмитрия Синеокого, который с мая 1942 года считался без вести пропавшим.

 

Впрочем, личное дело - это, может быть, громко сказано: в выложенной для свободного доступа электронной базе данных Центрального архива Минобороны России Евгений Викторович обнаружил личную учетную карточку гитлеровского лагеря для советских военнопленных Stalag VIII №66217.

Из нее токмакский поисковик и узнал, что уроженец запорожской  Михайловки солдат Синеокий Дмитрий Петрович, родившийся 21 июня 1923 года, вовсе не пропадал без вести. Он попал в плен - 15 мая 1942 года. В Керчи.

 

Фашисты, оказывается, сверхпедантично относились к учету военнопленных. В карточке, заведенной на Дмитрия Синеокого - с фотографией и отпечатком пальца[!], они, например, не только точный адрес его места жительства указали [село Михайловка, 9-й квартал], но и пометили, что по адресу этому отыскать можно отца плененного солдата - Петра Синеокого. А девичья фамилия его матери - Дремлюга. Конечно, архивариус-любитель из Токмака обратил внимание и на крест, стоящий в правом верхнем углу карточки. Этот знак указывал на то, что военнопленный умер.

Ниже фотографии солдата была помечена дата его смерти: 27 марта 1943 года. И место захоронения значилось: город Лансдорф [Польша]. Мало того, даже четырехдневное пребывание в лазарете - перед смертью, нашло отражение в лагерной карточке.

Честно говоря, попади мне в руки эти сведения, я бы сходу и не сообразил, как ими распорядиться. А вот Евгений Гербич, который в рассекреченных архивах к тому моменту уже отыскал семьи четырех десятков запорожцев, погибших в фашистском плену, принял единственно верное решение: отправил данные на Дмитрия Синеокого и еще на нескольких его земляков в михайловскую районную газету. В ней они и были опубликованы.

Поначалу публикация в районке осталась незамеченной ТРЕМЯ СЕСТРАМИ погибшего в плену солдата. Четвертая сестра, запорожанка, ее, естественно, увидеть не могла.

- Ну, просмотрела я газету и отложила ее в сторону. Не стала вчитываться особо, - рассказывает младшая из сестер, Любовь Петровна. - А назавтра сын Коля звонит - он тоже здесь живет, в Михайловке. “Мам, - говорит, - у вас брат Дмитрий был?” Был, отвечаю. “А у матери вашей какая была фамилия в девичестве? Не Дремлюга?” И зачитывает данные из газеты: тогда-то Дмитрий Синеокий попал в плен, тогда-то умер в лагере военнопленных.

- Он что, не писал с фронта?

- Ни единой весточки не получили. Но знали, что в 1942 году брат в Крыму воевал: когда его эшелон проезжал туда мимо дома, Митя помахал рукой землякам. Кто-то из женщин узнал его. И сообщил об этом матери. Из Крыма и извещение на него пришло: пропал, мол, без вести.

- Дмитрий когда на фронт ушел?

- Да сразу же! Ему ж за день до начала войны 18 лет исполнилось. Вот и забрали его с первой мобилизацией. Молоденького, неопытного! Обычного колхозного хлопца. Пережившего голод начала 30-х, не влюбившегося еще ни в одну девушку. А мы его столько ждали, столько ждали! Мама - она в 1970-м умерла, все надеялась, что Митя жив. Пусть калекой после войны остался, но объявиться должен дома paно или поздно. A он нe объявился. Теперь знаем, почему.

- Документы на брата от Евгения Гербича как получили, по почте?

- Не стали доверять мы почте такое! Столько лет ведь ждали сведений о Мите. Сами отправились в Токмак - сын возил. Не только за документами поехали, но и для того, чтобы обнять Евгения Викторовича.

- Теперь он наш новый братик, - добавляет старшая из сестер вернувшегося из небытия солдата, Татьяна Петровна, и смахивает с глаз слезы.

2008

 

***В тему

Отыскать сведения о не вернувшихся с Великой Отечественной войны можно в Обобщенном банке данных «Мемориал» [www.obd-memorial.ru]. Обобщенный банк данных содержит информацию о защитниках Отечества, погибших и пропавших без вести в период Великой Отечественной войны и послевоенный период.

 

 

 



Создан 20 окт 2016