Сайт журналиста Владимира Шака

Возвращение Александра Поляка




В Запорожье появился памятный знак в честь мэра, которого запорожцы уважительно величали «народным»

 

Горельеф Александра Поляка, потрясающий точностью передачи образа безвременно ушедшего мэра и генерала, установлен на входе на территорию храма святого Николая в Хортицком районе. С автором горельефа, запорожским скульптором Борисом Ивановым, я и намерен познакомить сегодня уважаемых читателей. А пока мы будем добираться к нему, я кое-что расскажу о «народном мэре», как Александра Владимировича уважительно величали сами запорожцы. Освежу, скажем так, в памяти события, связанные с нашим знакомством и дальнейшей дружбой.

Кстати, в Свято-Никольский храм я однажды заглядывал с Александром Владимировичем и мэр, насколько знаю, помог тогда настоятелю храма в решении каких-то организационных вопросов.

 

Весна 98-го

Ну а  познакомился я с генералом милиции Александром Поляком весной 1998 года. Той самой весной, когда он, пребывая в должности первого заместителя начальника управления милиции Запорожской области, кардинальным образом изменил свою судьбу, приняв участие в выборах мэра Запорожья. Напомню, что противником генерала был действующий городской голова.

Запорожцы тогда жаждали перемен. И связывали их с приходом во власть именно Александра Поляка, который за три десятка лет службы «в органах» ничем себя не скомпрометировал. Наоборот, проявил себя настоящим профессионалом [если не ошибаюсь, полковничью должность он получил лет в двадцать шесть].

В какой-то из дней предвобороной кампании мы договорись с Александром Владимировичем о большом интервью для газеты, с которой я тогда сотрудничал. Для скорой связи генерал записал на обратной стороне своей визитки номер мобильного телефона, однако, на интервью мы с ним так и не вышли: при каждом моем звонке у него находись неотложные дела, разговор наш все откладывался и откладывался. Создавалось впечатление, что генерал вообще не настроен на общение. Видимо, в силу многолетней милицейской привычки держаться подальше от прессы.

А потом – 28 марта 1998 года, случились выборы.  Победу на них одержал оппонент генерала, опередив его на десять тысяч голосов.

Результаты выборов – по причине их фальсификации, были, правда, сразу же обжалованы в суде. И суд – беспрецедентный случай в Украине, принял решение о признании их недействительными  [увы, запамятовал фамилию судьи]. По оценкам самого Александра Владимировича, у него тогда украли минимум тридцать тысяч голосов.

По сути же, у генерала не просто голоса украли, у него украли заслуженную победу на выборах. А у запорожцев – будущее.

Так, по крайней мере, я тогда оценивал случившееся. И искренне радовался справедливому решению суда.

Власть же его просто проигнорировала. Сделала вид, что никакого судебного решения не существует.

Летом 1998 года генерала вынудили оставить должность, и он ушел… в никуда.

И навсегда. Так казалось его врагам.

 

«Не дождутся!»

Созвонившись с Александром Владимировичем через год, который пролетел как 365 мгновений, я предложил ему рассказать на страницах газеты «МИГ», где я трудоустроился к тому времени, о том, как у него складывается послевыборная жизнь. С моим предложением отставной генерал, выпускавший к тому моменту, между прочим, собственную газету, безоговорочно согласился. Первое – после годичного молчания, интервью опального политика вышло с броским, стопроцентно соответствовавшем его настроению заголовком: «Генерал Александр Поляк: не дождутся!»

Правки в него Александр Владимирович внес минимальные. Только последний абзац попросил убрать, который состоял из моего вопроса: чем займетесь, если снова – на очередных выборах, проиграете, и наполовину серьезного ответа генерала: пирожками пойду торговать.

«Пусть они пирожками торгуют!» - уверенно, сделав ударение на слове «они», заявил генерал, вычитав текст интервью, которое без удаленного абзаца стало даже более цельным: нотка пессимизма, которую нес мой заключительный вопрос, ушла из него.

В то же лето я, с подачи Александра Владимировича, опубликовал в «МИГе» материал о финансовой пирамиде, строившейся в Запорожье.

Генерал рассказал мне, что в одном из ДК некие выходцы из России проводят сеансы отъема денег у доверчивых граждан, обещая им в будущем… долларовое изобилие. Суть проекта заключалась в следующем: по приглашению знакомого тебе человечка ты, как и десятки таких же приглашенных, как и ты, попадаешь в ДК, где тебя в течение нескольких часов обрабатывают матерые ораторы под аккомпанемент соответствующей, давящей на психику, музыки. Это делалось для того, чтобы ты выложил немалую сумму - 2100 долларов.

Конечно же, обещают тебе со сцены, ты  легко сможешь заработать гораздо больше. Для этого тебе нужно  будет всего лишь: во-первых, найти трех таких же, как и ты, доверчивых граждан, и чтобы они, как и ты, посидев в зале и, поддавшись убеждению,  как и ты, выложили бы по 2100 долларов. А во-вторых, чтобы потом эти оболваненные нашли еще таких же лохов, как и ты, как и они: каждый – по три персоны.

Когда, побывав на тусовке в ДК [и благополучно вернувшись с нее - не сдал потому что денег], я рассказал об увиденном генералу, он, внимательно выслушав меня, объяснил: по такой схеме любая разведслужба формирует разведывательно-диверсионную сеть в стране, против которой готовит агрессию.

Это было, напомню, лето 1999 года.

К слову, власть Запорожья прихлопнула пирамиду лишь после того, как она перестала делиться с ней денежкой – под видом выделения средств на благотворительные проекты.

Ну а 4 июня 2000 года Александр Владимирович не просто выиграл выборы - он набрал голосов больше, чем все остальные кандидаты. Это было триумфальное возвращение непобежденного генерала.

 

Памятный разговор в маршрутке

По рассказу скульптора от Бога Бориса Иванова, который оказался не только искренним человеком, но и очень интересным собеседникам, идея увековечить Александра Поляка в горельефе ему пришла… в маршрутке, когда он - лет восемь назад, добирался к себе на Бабурку из города [позже я объясню, что в данном конкретном случае слова «скульптор от Бога» -  это не красивость речи, а всего лишь констатация факта].

- Сзади меня, - объяснил Борис Петрович при встрече, - ехали два молодых человека. По их разговору, я понял, что оба они – курсанты милицейского института.

К удивлению Бориса Петровича, говорили курсанты не об учебе, они вспомнили… Александра Поляка. Отметив его как профессионала, курсанты также подчеркнули: то, что сделал генерал в городе за два с половиной года, никому другому не удастся сделать даже за двадцать пять лет. Это и главный запорожский проспект, который стал украшением города, и новые площади с фонтанами, и реконструированная улица Победы, и даже стадион генерал начал строить. Причем, не за бюджетные деньги. И строительство мостов через Днепр тоже при нем начиналось.

И завершилось бы благополучно, замечу от себя, если бы Александр Владимирович не ушел так рано из жизни. Я помню, что он мне рассказывал: первые две недели пребывания в должности мэра ему пришлось принимать посетителей, предлагавших… долевое участие в том или ином городском проекте [распил бюджета, говоря современным языком]. Затем какое-то время у генерала ушло на изучение, как расходуются деньги из городской казны. И наконец, пришло время для работы.

Словно предчувствуя, что ему не очень много отпущено, Александр Владимирович торопился. И торопил все городские службы. Он, вероятно, понимал, что если ему не удастся раскрыть душу города за днепровскими порогами, показать запорожцам красоту Запорожья, потом это не сможет сделать никто.

И ему удалось многое. Душа народного мэра осталась и в площадях с фонтанами, и в главном проспекте – во всем, что успел он сделать для нас.

- Когда я брался за работу над горельефом, - прерывает мои размышления скульптор, -  я не о себе хотел память оставить, а он нем, об Александра Владимировиче.

Я согласно киваю головой – сказанное моим визави стопроцентно соответствовало моим мыслям, а Борис Петрович продолжал свои рассуждения вслух:

- Как вы оцениваете памятник Поляку на его могиле?

- Как пародию на память.

- Точно, пародия и есть! А бюст на площади Поляка мне напоминает… хулигана. Поэтому своей работой над горельефом – после того, как я послушал курсантов в маршрутке, я хотел выразить личное, если хотите, отношение к Александру Поляку – как к человеку, как к генералу, как к мэру. Очень помогли мне в этом, кстати, специалисты машиностроительного завода имени Омельченко, где и был отлит по изготовленной форме горельеф. Лично директор завода Александр Коломойцев ежедневно интересовался ходом работ в литейном цеху. Очень переживали заводчане.

- За работу вы сразу взялись? Или на обдумывание замысла время ушло какое-то?

- Сразу! В два часа ночи за работу взялся.

По уточнению Бориса Петровича, он за все свои работы – а у него только бюстов около пятидесяти, берется строго в два часа ночи.

Объясню, почему.

 

Скульптор от Бога

Тридцать семь лет назад Борис Петрович решил установить памятник на могиле отца, похороненного в Петро-Михайловке, что в Вольнянском районе. «Очень крепкий мужик был, - вспоминает о нем скульптор. - До 91-го года дожил. Я у него в 59 лет родился».

Борис Петрович в ту пору жил и работал в Мелитополе – главным коммунальщиком города. Там же он и скульпторов нашел. Договорились о цене, мастера даже аванс получили. Но за работу взялись только на словах. В Петро-Михайловке на кладбище уже и постамент под памятник установили, а памятника все нет и нет.

- И однажды, - рассказывает Борис Петрович, -  ровно в два часа ночи, я просыпаюсь от сияния в комнате. И слышу требовательный голос, раздающийся как бы ниоткуда – он словно бы сам по себе в комнате присутствует, как голос Бога: «Вставай, ты будешь скульптором!» Я встаю, совершаю какие-то, не свойственные моим рукам, действия… и очень скоро – ну, может быть, месяца через полтора, предъявляю скульпторам, которым заказывал работу, бюст отца. Те только ахнули от удивления. «Давайте к нам в мастерскую, не прогадаете», - зовут. Но я отмахнулся – какая, мол, мастерская.

- Потом таким же образом все происходило?

- Всегда! Ровно в два часа ночи берусь за работу, иногда даже не понимая, что делаю - как бы без моего участия в процессе творчества все происходит: только руки работают А утром жена принимает сделанное, высказывая замечания, указывая на погрешности.

Скульптор от Бога в чистом виде, пришел я к выводу, выслушав своего собеседника.

А другому, наверное, не удалось бы с потрясающий точностью передать образ безвременно ушедшего мэра, которого запорожцы уважительно называли народным.

С возвращением, Александр Владимирович!

 

*Сегодня Александру Владимировичу исполнилось бы 68 лет...

Царство ему небесное!

 

***В тему

Кроме памятника на кладбище [установлен в 2004 году] и бюста «хулигана», открытого в 2005 году, в Запорожье также имеется мемориальная доска в память об Александре Поляке. Установлена она в 2013 году на здании гидроэнергоколледжа, в котором в свое время учился будущий генерал и мэр.

Памятник на могиле Никиты Хрущеве и Александра Поляка: черно-белый вариант. Хрущеву, правда, памятник делал сам Эрнст Неизвестный. Но получилась... просто пародия на память.

Бюст "хулигана"

Мемориальная доска

Запорожье, лето 2015 года


 



Обновлен 28 окт 2017. Создан 27 сен 2016