Сайт журналиста Владимира Шака

Бандеровцы не бывают бывшими




Власть отметила медалью «За развитие Запорожского края» ветерана УПА из города Молочанска Леонида Герасимюка

 

Как выяснилось, дом награжденного бандеровца в Молочанске, где он проживает с 1976 года, найти не сложно: у него над воротами тризуб красуется. Причем тризуб этот выковал и водрузил над входом зять ветерана УПА - еще в начале девяностых годов,  сразу после обретения Украиной Независимости.

Что касается самого 92-летнего Леонида Опанасовича, который на сегодняшний день является одним из немногих в Запорожской области участников великой борьбы бандеровцев за волю Украины, человеком он оказался доброжелательным и очень памятливым. Вспомнил, например, что у фашистов – в 1941 году, и у энкавэдистов – в 1944-м, сидел в камере с одним и тем же номером три. И тройка эта счастливой оказалась: выжил, пройдя через смертный приговор, Леонид Опанасович.

- А у кого хуже было? - полюбопытствовали миговцы.

- Тюрьма НКВД в Днепропетровске, куда меня переправили, - отметил свежий, как говорят в таких случаях кавалер, при нас примеривший медаль, - была гораздо хуже немецкой.

Кстати, арестовала бойца УПА Леонида Герасимюка контрразведка СМЕРШ. И 8 декабря 1944 года военный трибунал огласил приговор: за вооруженное сопротивление советской власти - высшая мера наказания. Однако 14 февраля 45-го расстрел был заменен… двадцатью годами каторжных работ – с высылкой в Казахстан, где – в восьмидесяти километрах от Байконура, и дробил камни в тамошней каменоломне не сломленный бандеровец.

На вопрос, правда ли, что под видом бандеровцев действовали переодетые энкавэдисты, Леонид Опанасович рассказал вот такую историю.

Однажды в Галиции ихний отряд вошел в село, где, как им было известно, можно было отдохнуть. В это время в селе уже находился небольшой отряд бандеровцев – из 12 человек. Ну, тоже свои. Первоприбывшие умывались из большого долбленного корыта, весело переговариваясь между собой. А бандеровцы, которые прибыли позже – отряд Леонида Опанасовича, отдыхали, наблюдая за происходящим. И тут вдруг к хозяину хаты подскочил хлопчуган с вопросом: «Диду, а что такое «товарищ старший лейтенант»? «А где ты такое услышал? – опешил от вопроса дед. «А вон от тех дядьков», - показал хлопчуган на умывавшихся «бандеровцев».

Короче, обеда у «товарища старшего лейтенанта» и его сообщников не случилось в этот день: порешили их на месте.

А еще Леонид Опанасович хорошо помнит, как на него – уже в Токмаке, кричал и стучал кулаком по столу начальник районного отдела КГБ некий Левадный.

- Чего он от вас хотел? – полюбопытствовали мы?

- Хотел, чтобы я стал осведомителем гэбистским. А когда я отказался, петлюровским недобитком назвал, припомнив мне, что мой отец, штабс-капитан царской армии, служил после революции у Петлюры. А потом, стуча кулаком по столу, орал мне в лицо: «Жаль, что тебя немцы е повесили и наши не расстреляли!» А на кого бы вы сейчас, если бы я не выжил, спрашиваю у него спокойно, вы бы кулаком стучали?

Побеседовали по душам, в общем.

Это я к тому, что глубоко заблуждается тот, кто полагает, что безвозвратно далеки уже от нас времена, в которые героев Украины судили по расстрельным статьям и склоняли к сотрудничеству с «органами».

Времена, может быть, и далеки, зато левадные – рядом.

- Добьем, Леонид Опанасович, - задали мы вопрос собеседнику, решив узнать его мнение о войне на Востоке Укрианы, - московскую орду, которая, как те бандеровцы переодетые, влезла к нам в дом и пытается в нем наводить свои порядки?

- Хоть и трудно будет, - не задумываясь, ответил воин УПА, к которому, кстати, никак не подходит слово «бывший», - но добьем!

Фото Сергея ТОМКО

 

 



Обновлен 27 окт 2017. Создан 25 сен 2016