Сайт журналиста Владимира Шака

Тяжелая вода




В Запорожской области похоронили утонувшего АТОшника, старший брат которого... утонул на подводной лодке "Курск"

 

На кладбище скромного села запорожской глубинки – в пологовских Балочках, где с сентября даже школы не будет, в июле появилась свежая могила. На еще не выцветших от солнца венках читаются надписи: «любимому мужу и папе», «дорогому Александру», «от жены и детей», «от одноклассников». А на деревянном кресте с распятием указаны даты жизни: 1977 - 2016. И фамилия: Садиленко, Александр.

Тут же, в шаге буквально от свеженасыпанного земляного холма с крестом, с гранитного обелиска широко улыбается искрящемуся солнцем миру совсем юный, мальчишка, считай, 24-летний морской офицер с такой же фамилией: Садиленко, Сергей.

Вот только в глазах моряка нет радости. Скорее, удивление в них застыло.

Кто этот моряк?

Это капитан-лейтенант Сергей Садиленко, утонувший 12 августа 2000 года в Баренцевом море на российской атомной подводной лодке "Курск" [вторым запорожцем на "Курсе" был капитан-лейтенант Сергей Логинов из Энергодара].

В Балочках, куда семья Садиленко приехала в начале 90-х, и Сергей, и его младший брат Александр учились в школе [а десятилетку заканчивали в соседней Чубаревке]. В Балочки же - незадолго до августовских учений в Баренцевом море, из которых «Курс» не вернулся, офицер-подводник Сергей Садиленко приезжал в отпуск. На подводной лодке он был инженером группы дистанционного управления.

Тот летний – 2000 года, отпуск офицера-подводника, как оказалось, был последним в его жизни.

В Балочки он вернется – уже навсегда, осенью того же года. Утром 5 ноября 2000-го его тело, поднятое из утонувшей лодки вместе с телами других подводников, доставили в Запорожье, как вспоминают очевидцы, в цинковом гробу в тамбуре 17-го вагона поезда №67 сообщением Москва-Симферополь [причем состав подали не на первый – близкий к вокзалу, путь, а на третий], а затем перевезли в Балочки и похоронили на местном кладбище.

А теперь вот компанию Сергею на сельском кладбище составил его младший брат Александр.

По рассказам местных жителей, вместе с родителями - мамой Антониной Петровной и отцом Владимиром Васильевичем, Александр, как и самый младший брат семьи Садиленко - Денис, жил последние годы в Николаеве, куда семья перебралась из Запорожской области. Оттуда с одной из волн мобилизации ушел на Восточный фронт. Отслужив, вернулся домой.

А в начале июля, во время отдыха на реке Ингул, фронтовик-АТОшник утонул.

Деталей того, что случилось на Ингуле, в Балочках не знают. Вроде бы, Александр бросился спасать сына, которому в воде понадобилась помощь.

И спас его. А сам утонул.

И теперь его брат-подводник с не скрываемым удивлением в глазах взирает с гранитного обелиска на мир, искрящийся солнцем, явно недоумевая и как бы вопрошая - одними лишь глазами: как же так, брат? Тебе же жить да жить нужно было. Вот ты и фронт прошел. И вернулся домой. А тут...

Никто не может дать ответа, почему так случилось.

Почему 12 августа 2016 года, в день очередной годовщины гибели в Баренцевом море капитан-лейтенанта Сергея Садиленко, поминать пришлось и АТОшника Александра Садиленко: это был сороковой день со дня его гибели в Ингуле.

Тяжелая вода, как говорят в таких случаях в народе, снова соединила братьев в скромном селе запорожской глубинки, в котором с сентября даже школы не будет.

Вода, которая тяжелее жизни...

 

«Сережа бредил морем и всегда его рисовал»

Память об офицере-подводнике Сергее Садиленко в Пологовском районе, конечно же, хранят очень бережно. В районном краеведческом музее, например, есть его – переданные мамой, вещи. А в школе в Балочках – в той самой, которая закрывается с сентября, оборудован памятный стенд, посвященный «Курску» и трагической судьбе его экипажа.

Ну а в Федоровке, как теперь называется Чубаревка, где Сергей Садиленко – в 1992 году, закончил среднюю школу, мы познакомились с заведующей сельских народным музеем Викторией Вовк, которая уже рассказанное и написанное о моряке-подводнике из Пологовского района дополнила собственными воспоминаниями:

- Кроме моря, которым Сережа буквально бредил и всегда его рисовал – как только появлялась возможность для рисования, он еще блестяще разбирался в математике.  Поэтому и поступил в очень серьезное военно-морское училище в Петербурге. Он также живо интересовался историей. Даже исторический кружок посещал. А вообще Сережа был тихим, скромным, улыбчивым  парнем.

 

Записка со дна моря

После подъема затонувшей подлоки стало известно, что моряки письменно зафиксировали, что происходит на «Курске» после аварии. Поднятые на поверхность записки членов экипажа стали своеобразными посланиями в будущее со дня Баренцева моря, послания мертвых – живым.

Одно из таких посланий широко известно – это письмо капитан-лейтенанта Дмитрия Колесникова: «Здесь темно писать, но на ощупь попробую. Шансов похоже нет… Всем привет, отчаиваться на надо. Колесников».

Вторая записка фамилии того, кто ее написал, не содержала. Автора установила почерковедческая экспертиза. Им оказался капитан-лейтенант Сергей Садиленко, скромный, улыбчивый парень из пологовского села Балочки. Вот текст его послания с борта раненого – возможно, топедой, «Курска» [с последующими комментариями адмирала-подводника Валерия Рязанцева, который еще в 2005 году детально проанализировал, как действовал экипаж лодки]: «В 9-м отсеке 23 человека. Самочувствие плохое. Ослаблены действием СО [угарного газа] при БЗЖ [борьбе за живучесть]. Давление в отсеке 0,6 кг/см2. Кончаются В-64 [регенеративные патроны для получения кислорода]. При выходе на поверхность не выдержим компрессию. Не хватает брасовых ремней ИДА [индивидуальный дыхательный аппарат]. Отсутствуют карабины на стопор-фале. Необходимо закрепить буй-вьюшку. Протянем еще не более суток».

Записка написана на листе из какой-то книги, где имелся типографский текст: строчки и слова в записке написаны ровно, параллельно книжным строчкам, на свободном от типографского текста месте. Однозначно, что капитан-лейтенант писал записку при наличии в 9-ом отсеке какого-то освещения. Это мог быть, например, аварийный аккумуляторный фонарь.

...Собравшись в отсеке, моряки при тусклом аварийном освещении оценили ситуацию. Они уже поняли, что на подводной лодке произошел мощный взрыв и в живых остались только они. Надо было решать, что делать дальше. Моряки осмотрели индивидуальные средства спасения, определили самочувствие каждого, составили список оставшихся в живых и приняли решение… самостоятельно не выходить из затонувшей лодки, а ждать помощи спасателей с берега. Именно в это время и была написана записка капитан-лейтенантом из скромного села запорожской глубинки.

Там, на дне Баренцева моря, очень надеялись на немедленную помощь. А ее не было и не было…

 

 



Создан 12 авг 2016