Сайт журналиста Владимира Шака

Короткие прогулки по городу Золотого Льва




Почему короткие? Да потому, что они именно такими и получились: не планировались заранее, а как-то сами собой происходили, когда от одной заранее оговоренной встречи до другой у нас с коллегой [Дмитрием Шилиным] часок свободный появлялся. Естественно, и записи в блокноте после таких прогулок оставались более чем лаконичными. Вот, например, одна из них: "Ул. Краковск., 15 в."

Особенно не напрягая память, я легко припомнил, о чем идет речь: об улице Краковской, существовавшей уже в 15 столетии. Побродив среди серо-хмурых домов ее [заметки - зимние, может, поэтому и дома казались такими], обязательно поймаешь себя на мысли: ты и в лица прохожих вглядываешься с тайной надеждой – не они и населяли Краковскую улицу пятьсот лет назад? По крайней мере, вот этот смуглолицый пешеход, которого мы обогнали на подходе к улице Леси  Украинки, вполне может помнить, что Краковская именовалась в давние часы по-другому: Татарская.

С тех времен и проходной двор сохранился – тот, что от Леси Украинки в средневековье ведет. Мимо Армянской церкви.

Заложенная в 1363 году, она до 1925 года скрывала в одной из ниш своих удивительные фрески, сохранившиеся с четырнадцатого столетия: Иисус Христос, Иоанн Богослов…

Мы долго стояли перед церковью, размышляя о Времени.

Плиты под ногами с загадочными надписями…

Букетик засохших цветов…

Боже, да не из четырнадцатого века он остался здесь?!

А может быть, у выскользнувшего к нам ветерка спросить: если мы не бывали тут никогда, от чего же сердце так замирает, словно пытается вспомнить что-то давно-давно забытое-пережитое. Уж не нами ли оставленный когда-то букетик его растревожил?

Как всегда не вовремя где-то наверху мяукнула кошка [черная, конечно же!] и мимо нас прошуршал старик со связками старой бумаги. Мы невольно переглянулись: не к Ивану ли Федорову он подался?

 

О монастыре святого Онуфрия в привезенном из города Золотого Льва блокноте записей поболее осталось. Оно, собственно говоря, и понятно: не только своим возрастом известен монастырь [основанный тоже еще в княжие времена], но, в первую очередь, тем, что в нем жил и работал «друкаръ книгъ предтимъ невиданныхъ», который «своимъ тщаниємъ друкованіє занедбалоє обновил». Да-да, под сводами именно Свято-Онуфриевой церкви не однажды просил милости и заступничества у Господа первопечатник Иван Федоров, который при Онуфриевском монастыре и напечатал первую книгу Русской земли – «Апостол» 1574 года. В ивано-франковском литературном музее мы видели книги Ивана Федорова – не все богатства нашей земли, слава Богу, растащили московские «братья», которые и самого-то первопечатника вынудили в свое время покинуть «гостеприимную» Московию.

На кладбище монастыря святого Онуфрия и похоронен был Иван Федоров, не украинское происхождение которого было обозначено на надгробной плите: «Друкаръ Москвитинъ…» Надгробную плиту – уже в близкие к нам времена, поднимали, нарушив тем самым захоронение. Однако останков первопечатника не обнаружили. То ли на небеса он взят был, то ли… Нет у нас версии! Служители монастыря, правда, подозревают, что останки Ивана Федоров были вмурованы в стену монастыря, но так ли это – никто определенно ответить не может. Ну а типография ивано-федоровская просуществовала при монастыре до 1616 года.

 

Вновь оказавшись на Краковской улице, сквозь пелену январского тумана далеко за домами мы увидели самое, наверное, запоминающееся в столице Галиции – собор святого Юра. Мы понимали: идти к нему не близко, но было в увиденном что-то такое притягивающее, от чего уже невозможно было свернуть в сторону.

По легенде, где-то здесь, на склоне холма была когда-то пещера, в которой в 1280 году поселился князь Василиск, решивший на старости лет постричься в монахи и замолить грехи молодости. По его просьбе князь Лев Галицкий, в честь которого его отцом - королем Данилой Галицким и был заложен город Золотого Льва, на вершине холма поставил собор из букового дерева и помещения для монахов. Пещера, говорят, просуществовала до 1765 года. А в 1648 году над собором был поднят казацкий флаг – рядом размещался отряд украинского войска. В 1655 году под святым Юром находился лагерь Богдана Хмельницкого. А в самом соборе гетман принимал посланцев города.

В будний день в соборе святого Юра почти не бывает людей. Застывшая на коленях у входа молодая женщина, еще две-три склонившиеся перед иконами фигуры – вот и все. И – тишина. И – идеальный порядок. Как внутри собора, так и за его стенами.

 

А вот какие впечатления всплыли в памяти на короткую пометку в блокноте: «Лв. – европеец».

Город Золотого Льва, символом которого является благородный золотой лев на синем поле, напоминает хорошо знающего себе цену несуетливого европейца, Во всем чувствуется его, если можно так выразиться, благородное происхождение. И главное, в нем нет присущей подавляющему большинству русифицированных городов Украины толкотни на улицах и в транспорте. В трамвае, к примеру, который с трудом протискивается по узким – центральным – улицам города, вас не будут толкать в бок неопределенного возраста небритые субъекты и толстые тетки с хозяйственными сумками, переспрашивая при этом недовольно: «Встаете на следующей?» В смысле, выходите на следующей остановке? До Львова тетки эти, кажется, не добрались. Их «зона влияния» где-то за пределами Галицкого края заканчивается.

«Больше всего я ненавижу украинцев, - услышали мы однажды в Запорожье разглагольствования чернявого скуластого юнца, небрежно потягивавшего на остановке пиво. – Тупее их в мире нет народа. У них и флаг – придуманный, какого никогда на Украине не было: голубой на желтом! У галичан взятый».

Кстати, заявления о том, что объединение синего и желтого цветов присуще лишь символике Галицкого княжества, мне доводилось слышать не раз и не два. Даже от вполне грамотных и считающих себя вполне культурными людей. По их уверению, в Украине сине-желтый флаг появился после заседания Центральной Рады 18 января 1918 года.

Так ли это? Нет, не так.

Вот, например, как описывает один из участников проходившего в 1848 году во Львове съезда русских ученых [съезд сыграл важную роль в украинском национальном возрождении]: «Седьмого октября все собравшиеся вошли в музыкальный зал. Первый раз русины оказались в месте, где им все напоминало народность. Под образами державного монарха размещались два сине-желтых флага; окна и столы украшены были народными цветами – при этих последних находилось по паре флагов тоже сине-желтого цвета… На синих щитах изображены были народные гербы». И далее: «Синий цвет, как чистое небо Южной Руси, изображал мир и покой. Золотой цвет, словно зарницы на ясном небе, символизировали ясный свет, к которому нам стремиться надлежит». Иными словами, за семьдесят лет до упомянутого выше заседания Центральной Рады национальная символика в Украине уже существовала. И при том, как видно из воспоминаний участника съезда, существовала давно.

«Жовтно-блакитниками» украинцев называли еще предки оставленного нами на остановке запорожского скуластого любителя пива. А хан ихний, когда его орда докатилась аж до стен княжего Львова, потребовал «разметати» город. Его желание, только уже относительно всей Украины, в двадцатом столетии пытались осуществить чингисханы с партбилетами в карманах. Да не получилось у них.

А теперь давайте вспомним картину Ильи Репина «Запорожцы пишут письмо турецкому султану». Припоминаете, что находится за спинами запорожцев? Флаги! Один из них – сине-желтый. Выходит, казаки-запорожцы ходили в бой именно под такими флагами. Считая их своими. Между прочим, картина писалась по заказу императорского двора и прошла, естественно, полную экспертизу – на достоверность изображенного. Эксперты подтвердили: все изображенное соответствует времени. Каждой деталью.

1996, 2013

Фото из Интернета

 

***В тему

В декабре 2014 года во Львове, в церкви монастыря святого Онуфрия, перезахоронили останки первопечатника Ивана Федорова.

Захоронение печатника обнаружил в храме монастыря св. Онуфрия в 1971 году Борис Возницкий. Тогда здание было заброшенным, а церковь не действовала. Долгое время останки хранились в музее искусства старинной украинской книги Львовской национальной галереи искусств и только в 2014 году удалось провести экспертизу.



Создан 30 июл 2016