Сайт журналиста Владимира Шака

Полугород, который мог стать столицей Таврии




Наверняка многие знают [или слышали] о небольшом городке Запорожской области, расположенном в месте слияния рек Токмачка и Чингул. Называется он Молочанском - по имени реки Молочной, в которую превращаются – после слияния в единое русло, Токмачка и Чингул.

Географически это почти центр Запорожской области.

У многих на этом знания о  провинциальном городке на Молочной реке и заканчиваются. Кое-кто еще, правда, может добавить, что основан был Молочанск – как Гальбштадт [по-немецки Halbstadt, полугород, то есть], немцами-меннонитами, переселившимися в Таврию в самом начале 19-го века.

 

Центр книгопечатания

А вот подкованные в вопросах истории люди сразу же добавят, что некогда Молочанск – еще когда он назывался Гальбштадтом, – до Первой мировой войны, был индустриальным и культурным центром северной Таврии.

Муку из Гальбштадта, например, знали во всей Европе [пятиэтажная мельница Генриха Вилмса, на которой ее производили, сохранилась до наших дней]. Говорят, что мука  та обладала необыкновенным вкусом – с привкусом степного тумана, и была… голубого цвета.

Да что там мука!

В Гальбштадте в 1914 году в Гальбштадте действовал цех по производству и обслуживанию автомобилей Opel. А в Запорожье помните, когда крупноузловая сборка машин этой марки [Opel Astra H] началась? Правильно, через 90 лет - в 2003 году.

В двадцатые годы прошлого столетия, как мне рассказали, в Молочанске выпускали… кавалерийские тачанки, которые в Красной Армии были на вооружении до начала пятидесятых годов.

В полугороде на Молочной также действовал кредитный банк, функционировало коммерческое училище, а в 1908 году появилось христианское протестантское издательство «Радуга», печатавшее книги религиозного содержания для всей Российской империи. Это в крохотном городке на берегу реки, которую в те времена называли Молочными водами.

Между прочим, в работе имевшего свое официальное представительство в Петербурге гальбшадского издательства принимал участие – в качестве литературного редактора, проповедник и богослов, первый председатель Российского совета евангельских христиан, вице-президент Всемирного баптистского альянса Иван Проханов  - двоюродный дед сегодняшнего ярого московского украинофоба Александра Проханова.

Издательство печатало – для всей Российской империи, повторю, как христианские календари и христианские песенники, так и назидательную литературу.

Вот вам и провинция.

 

Они называли себя меннонитами

По сути, гальбштадско-молочанские «немцы» немцами не были: сельскохозяйственные колонии на берегах Молочной реки основали... голландцы, говорившие по-немецки.

Первая партия из 150-ти семей последователей протестантского вероучения Менно Симонса, в основе которого лежит христианская идея непротивления злу насилием, на Молочные воды прибыла, как я уже говорил, в самом начале 19-го века.  В продуваемой всеми ветрами Таврийской степи в 1804-1805-м годах они основали 17 сел-колоний, в 1806-1822-м – еще 16.

Заселение степи продолжалось и в дальнейшем.

Поначалу основу хозяйства меннонитов составляло скотоводство – породистых лошадей разводили [в Гальбштадте, кстати, имелся собственный ипподром], крупному рогатому скоту много времени уделяли, овец пасли.

А, занявшись земледелием, меннонитские хозяйства довели свою долю в общероссийском экспорте зерна и муки до шести процентов. Это очень много.

К слову, секрет голубой гальбштадской муки так и не был раскрыт.

В 1846 году колонисты открыли специальную школу лесоводов и садоводов, выпускники которой стали пионерами лесоразведения на юге Украины.

Только в Молочанском округе ими было высажено около 3,5 миллиона саженцев шелковицы.

Ну а вдоль Молочной реки к тому времени уже тянулись заводы: винокуренные, суконные, кирпичные, черепичные, известковые, красильные, маслобойные. Пиво свое варили меннониты, электричество вырабатывали и трудились, как говорится,  в поте лица своего на земле, которая щедро платила за заботу. 

Еще в Молочанском меннонитском округе повсеместно открывались общедоступные школы. Почти  в каждом селе.

А в селе Орлово появилась даже специализированная школа для глухонемых детей. В Российской империи она считалась одной из лучших.

Развивалась и медицина.

Лечиться на Молочные воды – «к немцам», где функционировала даже школа сестер милосердия – настолько, значит, они были востребованы, приезжали из всей Таврии.

Таким образом, этот глубоко порядочный [с Богом в душе потому что], работящий народ доказал: и на голом месте – в степи вольной, можно построить... что-то вроде легендарной Атлантиды.

Или создать рай, как назвал Гальбштадт побывавший однажды в тех местах, если верить легенде, император Александр Первый [документального подтверждения этому не имеется, хотя на Молочных водах – под Мелитополем, в селе Терпенье, в частности, император таки бывал].

 

Остались без родины

С серьезными проблемами меннониты столкнулись с началом Первой мировой войны. В народе ведь рассуждали просто: на фронте наши с немцами бьются, а тут те же самые немцы припеваючи живут.

Непорядок! Надо их как-то утеснить.

И утесняли. Кто на что был горазд. К решению проблем меннонитов вынужден был подключиться император Николай Второй, подтвердивший своим указом их голландское происхождение.

Нажитого за сто лет труда  меннониты лишились в ходе революции и грянувшей за ней гражданской войны. И, начиная с двадцатых годов, стали выезжать за рубеж – в Канаду, например, где по сей день находится большая община меннонитов, которую составляют потомки выходцев с Молочных вод, не забывающих о далекой родине.

Значительная же часть из тех меннонитов, кто надеялся на улучшение жизни, в тридцатые годы подверглась репрессиям и оказалась в ГУЛАГе. А через три месяца после начала войны с Гитлером, 22 сентября 1941 года, Государственный комитет обороны СССР принял секретное постановление «О переселении немцев из Запорожской, Сталинской и Ворошиловградской областей». В соответствии с ним, только из Запорожской области в период с 25 сентября по 2 октября подлежали отселению 43 тысячи немцев.

Представляете картину: фашисты уже рвутся в Запорожье, ведя бои на подступах к городу, а в далекой Москве «мудрые» вожди ломают головы, как бы половчее вывезти «своих» немцев с обжитых ими земель.

А вот еще одна цифра: в 1943 году, когда Красная Армия начала теснить врага, по приказу немецких оккупационных властей было перемещено на западные территории [в качестве беженцев] около 35-ти тысяч меннонитов.

В итоге и советы, и фашисты у меннонитов просто-напросто отобрали родину.

 

Что делал Гиммлер в Молочанске?

Еще я выяснил, что у гитлеровцев существовал план превращения Молочанска в столицу Таврии. Не город Запорожье, заметьте, претендовал на эту роль, не Днепропетровск, а скромный полугород [так переводится слово «Halbstadt»] на берегу Молочных вод.

И это не шутка.

В бундесархиве Германии, доступ к фондам которого открыт сегодня для любого пользователя Интернета, я отыскал фотографию, датированную 31 октября 1942 года. На ней рядом с указателем, на котором было обозначено название города на Молочной [немцы его вновь стали называть Гальбштадтом] я углядел... штандарт СС.

Сначала я не поверил своим глазам, но когда по моему запросу архив выдал еще несколько фото оккупированного Молочанска, причина появления в нем эсэсовского штандарта стала понятна: в этот день в Гальбштадт прибыл с многочисленной свитой сам рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер.

Оказывается, в августе 1942 года он добился подчинения всех мероприятий по отношению к этническим немцам Украины органам СС. В соответствии же с существовавшим в нацистской Германии планом «Восток», который и взялся осуществлять шеф СС, предусматривалось поселение украинских немцев вдоль стратегических шоссейных и железных дорог с созданием на перекрестках этих дорог территориальных столиц.

Одна такая столица должна была появиться в Гальбштадте, куда фашисты собирались переселить этнических немцев даже из соседней Днепропетровской области. Не исключено, что приезд Гиммлера в Молочанск был как раз и связан с отработкой на месте, скажем так, деталей этого плана.

А еще в Молочанске бытует легенда, что где-то под городом находится… тайный бункер Гитлера. Если учесть, что в 1942 году в тех местах – буквально за околицей Гальбштадта, немцы создавали мощнейшую, с упрятанными  под землю на семиметровую глубину блиндажами, оборонительную линию «Вотан», запасной подземный бункер для фюрера – на всякий случай, они тоже могли построить.

Можно ли его отыскать? Как по секрету сообщил нам, гостям из обалстной газеты, городской голова Молочанска Владимир Вольвач, поисковые работы уже ведутся.

В частности, в подвале ДК, здание которого было построено меннонитами, обнаружились… замурованные входы в подземелья. Что там – пока загадка. Но исследования обязательно будут продолжены. Свою помощь в их проведении, кстати, обещают канадцы, которые сегодня всячески поддерживают Меннонитский центр, действующий в Молочанске [потомки меннонитов – частые гости в городе].

И, чтобы поставить точку в военной теме. Как я выяснил, единственным офицером - выходцем из Восточной Украины, в сформированной исключительно из жителей Галиции дивизии СС «Галичина», вступившей - в составе Вермахта, в бой с частями Красной Армии в июле 1944 года, был гаупштурмфюрер СС Виенс.  Он служил в дивизионном отделе 1с [разведка] и был родом из меннонитской колонии Мунтау [Muntau]. Как мне подсказали знающие люди, это территория современного Молочанска.

 

Город без будущего?

От городского головы Владимира Вольвача, который согласился быть нашим гидом в Молочанске, я с удивлением узнал, что годовой бюджет этого тихого городка с населением в 6,5 тысячи человек, составляет... всего 2,5 миллиона гривен. Причем из этой суммы миллион гривен уходит на детские сады – в связи с их недофинансированием районом. И в общей сложности – после всех выплат, включая и плату за уличное освещение, городу остается... по 40 тысяч на месяц.

– Так может быть, – полюбопытствовал я, – Молочанску стоило создать объединенную территориальную громаду, замкнув на себя несколько ближайших сел?

А никто из сельчан, оказывается, не согласился объединяться с еле-еле сводящим концы с концами городом. Бюджет одного из сел, наример, – из тех, кому власть Молочанска предложила союз, тоже составляет 2,5 миллиона гривен. А население села – 400 человек. Кто этих людей назовет нормальными, если они добровольно отдадут свои денежки в общую казну? Никто.

Насколько я понял, главная беда таких скромных городков, как Молочанск, - отсутствие собственной земли, за счет которой – за счет земельного налога, если конкретнее, и существуют села Запорожского края.

К тому же, в Молочанске, где сто лет назад кипела жизнь и где даже автомобили "Opel" собирали, сегодня вообще нет серьезного производства. Вообще. Никакого.

Вот воду столовую [очень качественную, отмеченную серьезными наградами] в городе выпускают.

И... и все.

…Я не случайно где-то в начале нашего сегодняшнего разговора подчеркнул, что в основе вероучения меннонитов лежит одна из ключевых заповедей Христа – не противься злу насилием: не помни зла и не отвечай на него злом, неси в мир только добро. Если упустить из внимания эту важную деталь, станет непонятно, для чего меннониты из Канады [простые люди, продолжающие честно трудиться на чужбине] создали в Молочанске Меннонитский центр, действующий в ранге благотворительного фонда. Из средств фонда оказывается материальная помощь самым незащищенным: одиноким, немощным, старикам. При центре ведут прием медики. Участвует фонд и в культурной жизни района. И ведет большую просветительскую работу: помогает людям отыскать Атлантиду в Таврической степи.

Как и мне помог.

2015, 2018

 

 

Молочанск, который мог бы быть городом-музеем на юге Украины [фото из Интернета]:

*********

Реклама издательства "Радуга"

Книга, напечатанная в Галюбштадте в 1908 году [фото Сергея Томко]

Пулеметная кавалерийская тачанка: производилась в Молочанске, была на вооружении Красной Армии до начала 50-х годов

"Иных уж нет, а те далече..." [Фото Сергея Томко, 2018]




Обновлен 07 апр 2018. Создан 17 июл 2016