Сайт журналиста Владимира Шака

Героем быть не велено




Администрация Президента Украины не нашла оснований для присвоения геройского звания уроженцу васильевского села Скельки Петру Щербине, участвовавшему в водружении над Рейхстагом Знамени Победы

 

Сразу оговорюсь: Петр Щербина из Скелек, откуда он и призывался на фронт и куда вернулся после войны, уехал во второй половине пятидесятых годов. Его вообще давно уже нет в живых – он умер в российском городе Кострома ровно тридцать лет назад, в 1981 году. Тем не менее, земляки не забыли своего героя. Не раз, и не два, а гораздо больше бывший учитель местной школы Станислав Иванисов в различных чиновничьих кабинетах цитировал [и цитирует!] академическое издание «История Великой Отечественной войны», где имеются следующие строки, касающиеся штурма Рейхстага: “Здесь взвился флаг воина 1-го батальона 756-го стрелкового полка младшего сержанта Петра Пятницкого, сраженного вражеской пулей на ступеньках здания. Флаг воина-героя был подхвачен младшим сержантом Петром Щербиной и установлен на одной из колонн главного входа”. О чем тут речь?

Да о том, что именно Петр Щербина ПЕРВЫМ – под ураганным огнем фашистов, естественно, установил флаг на рейхстаге: на колонне главного входа. Достоин он за свой подвиг звания Героя? Конечно, уверен Станислав Иванисов. Но и это еще не все.

Как удалось выяснить Станиславу Михайловичу, группу бойцов, которая под командованием лейтенанта Алексея Береста пробиралась со Знаменем Победы на крышу Рейхстага, прикрывал пулеметным огнем тоже Петр Щербина.

 

В ходе длительной переписки с различными архивами неугомонный педагог из Скелек получил весьма серьезный документ [копию] – обращение в главное управление кадров Министерства обороны СССР бывшего члена военного совета 3-й ударной армии генерала Андрея Литвинова [бойцы этой армии как раз и брали штурмом Рейхстаг] и бывшего командира 150-й стрелковой дивизии генерала Василия Шатилова [на Знамени Победы как раз и значится название этой дивизии].

“Уважаемые товарищи! – говорится в обращении. – Настоятельно просим вас возбудить ходатайство о представлении к званию Героя Советского Союза бывших солдат и офицеров 150-й стрелковой дивизии – участников штурма Рейхстага. При этом считаем нужным указать, что при взятии Рейхстага из штаба фронта поступило указание – представить к званию героя 100 воинов, что командованием дивизии и было сделано. Однако звание Героя получили только 15 человек. В числе ничем не отмеченных оказались такие товарищи, которые сыграли в штурме Рейхстага очень важную роль. Мы имеем в виду следующих товарищей:

1. Рядовой Пятницкий Петр Николаевич. При штурме Рейхстага бежал со знаменем впереди атакующих. Он первым добрался до ступенек главного входа и погиб смертью героя.

2. Младший сержант Щербина Петр Дорофеевич. Действовал в паре с Пятницким. В числе первых проник в Рейхстаг, храбро боролся с гитлеровцами внутри здания. Имел почетное поручение – вместе с лейтенантом Берестом прокладывал путь знаменосцам Егорову и Кантария и прикрывал их огнем, пока они водружали знамя на куполе. Как и Берест, он является непосредственным участником водружения Знамени Победы над Рейхстагом. В Рейхстаге получил ранение”.

Следующий важный свидетель тех давних событий – комбат Степан Неустроев [это его бойцы днем 30 апреля 1945 года завязали бой с фашистами внутри Рейхстага]. В одном из своих послевоенных писем Алексею Бересту он отмечал: “По истории Рейхстага, как ты знаешь, было допущено много ошибок. Много настоящих боевых людей, таких, как ты, Пятницкий, Щербина, были обижены. Ты хорошо помнишь, когда наш батальон взял Рейхстаг и закрепился в нем, пришел Зинченко [командир полка, – прим.  Авт.] и стал спрашивать: “Где знамя?” А знамя было в штабе полка. Тогда Зинченко приказал доставить знамя в Рейхстаг. Вот только тогда и появились Егоров и Кантария в Рейхстаге, и те поставили знамя при твоем руководстве и при охране отделения Петра Щербины”.

Еще более резко комбат позволил себе высказаться на совещании в Институте марксизма-ленинизма 16 ноября 1961 года [после этого совещания и была, наконец, обозначена в академической «Истории Великой Отечественной войны» роль в штурме Рейхстага Петра Щербины]: “Даже мой заместитель по хозчасти для успеха водружения знамени сделал больше, чем Егоров и Кантария. Ведь их привели в Рейхстаг, как экскурсантов, несколько часов спустя после того, как в Рейхстаг ворвались штурмовавшие подразделения”.

А вот  реакция официального Киева на обращение о присвоении Петру Щербине звания Героя Украины [это – копия ответа главы Администрации Президента Украины Сергея Левочкина], с которой Станислав Иванисов познакомил меня накануне памятной для всех даты – 70-летия начала войны [оригинал находится в Запорожской облгосадминистрации]: “Отмечаем, что, согласно требованиям действующего законодательства, звание Героя Украины присваивается исключительно гражданам Украины и не может быть присвоено за заслуги, которые имели место в прошлом и не связаны со становлением и развитием независимой Украины. С учетом изложенного сообщаем, что правовые основания для позитивного решения поднятого вопроса отсутствуют”.

 

***В тему

Исключения таки возможны

12 сентября 2006 года Президент Украины Виктор Ющенко присвоил звание Героя Украины [посмертно] другому запорожцу – Анатолию Шапиро [до войны был депутатом Запорожского горсовета и работал председателем горплана]. Формулировка – “за личное мужество и проявленное самопожертвование, несокрушимость духа в борьбе с фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне 1941- 1945 годов”. Напомню: батальон майора Анатолия Шапиро освобождал Освенцим. Сам майор первым вошел на территорию концлагеря 27 января 1945 года.

 

21 августа 2001 года президент Украины Леонид Кучма присвоил звание Героя Украины почетному сотруднику главного управления разведки Минобороны Украины уроженцу Днепропетровска Евгению Березняку – тоже “за заслуги, которые имели место в прошлом”. Если же выражаться языком президентского указа, “за личное мужество и отвагу, героизм и самопожертвование, проявленные при выполнении особо важных задач во время Великой Отечественной войны 1941-1945 годов”. Что за задания выполнял разведчик Евгений Березняк? А он Краков спас от разрушения фашистами, о чем и рассказывается в широко известном [и интересном!] фильме «Майор Вихрь».

Нашел свое отражение в указе Президента и подвиг Алексея Береста: за водружение Знамени Победы над Рейхстагом Виктор Ющенко 6 мая 2005 года присвоил ему звание Героя Украины [посмертно]. А Петру Щербине, получается, не велено быть героем. Даже посмертно…

2011

 

***

История одного фото

«На любительском, старом, сохранившемся у меня снимке - группа людей, вышедших из боя.

Они стоят на ступеньках рейхстага.

Впереди всех, и немножко ниже, боец с белой перебинтованной головой.

Тут и офицеры и солдаты. На всех одинаково рваное и одинаково грязное обмундирование и сползающие, прогоревшие шинели па плечах — кто солдат из них, кто офицер, не разберешь.

Этот, молоденький, чернобровый, стоит на ступеньку ниже. Он в обмотках, с автоматом в руках. В гимнастерке с длинными подвернутыми рукавами. Повязка свежая, чистая. Белый чистый бинт горит на солнце. Видимо, голова у этого юноши только что была заново перебинтована.

Я думаю — это один из самых правдивых снимков войны. Они стоят на ступеньках Рейхстага, в котором еще все горит.

Кто эти люди и что это за солдат?

Я расскажу о нем немного, так как сам знаю немного. Лишь однажды я беседовал с ним — там же в Рейхстаге, на другой день... Раньше, до того как был взят Рейхстаг, я с ним не встречался.

Увидев его на этом снимке, я тотчас же его вспомнил. И его имя.

Имя еще одного нашего солдата. Щербины.

Сразу же скажу, что, когда я его разыскал  в Рейхстаге, корреспонденты настолько успели ему надоесть, что он готов был от них прятаться. И это не удивительно: после недели непрерывных боев он еще не спал... Но все же мы присели на площади, там же, напротив главного входа. Возле афишной разбитой тумбы. И вот моя запись беседы с ним. Вернее, его рассказ.

Щербина, Петр Дорофеевич, 1926 года рождения. Было ему там в Рейхстаге восемнадцать-девятнадцать лет. Его домашний адрес тогда был такой: Запорожская область, село Скелька... В Берлине, уже на Шпрее, ранен был в голову. Но в санчасть уходить отказался и остался в батальоне.

О событиях последних дней и о последнем бое говорит так:

«Из дома Гиммлера, из окон, мы выскакивали один за другим. Первым — Пятницкий. Когда бежали через мост, уже стемнело. Когда под огнем мы преодолевали площадь, со мною рядом бежали Руднев и Новиков. И Прохожий. Огонь был очень сильный, я за всю войну не видел такого огня. Достигнув парадных ступеней, мы по лестнице кинулись наверх.

Овладели большой комнатой. По нам стреляли из подвалов, и хорошо, что мы догадались, закупорили выходы. Оказалось, подвалы набиты немцами. Снизу в нас полетели гранаты и фаустпатроны, сверху на голову валилась штукатурка. Но мы стояли у входов и выходов и отбивались гранатами.

Горячими были минуты, когда начали гореть архивы. Все наполнилось дымом, и огонь вскоре пробился туда, где были мы. Оставаться дольше в этом коридоре было невозможно. Пришлось вылезать нам в окно, выходящее в другую комнату. Потом мы разыскали чердачный ход и по нему перешли из горящей части здания в негорящую...

Из Рейхстага мы не ушли. Когда прогорело, опять начали штурмовать подвалы»

Вот и все. То ли я гак коротко записал, то ли это все, что он рассказывал.

На самом деле обстановка была куда драматичнее. Об этом уже известно из рассказов других участников боя.

Да, Щербина был вместе с Пятницким... Отделение Щербины первым достигло подъезда Рейхстага и завязало бой в вестибюле. А когда комнаты стали заполняться дымом и когда немцы предприняли контратаку, бойцы попятились.

- Куда вы? Оставайтесь на месте! — закричал Щербина.

Солдаты залегли и стали отстреливаться, забрасывать гранатами показавшихся в проломе немцев.

Зажимая рты, в полумраке, долго блуждали по коридорам и залам.

Ядовитый чадный дым все больнее щипал глаза. У людей кружилась голова, в глазах темнело. Оставаться здесь дольше не было возможности.

От сильного удара, по-видимому, от попадания фаустпатрона, задрожала стена. Она рухнула у всех на виду, чудом не похоронив бойцов под обломками...

Щербина пробрался на лестницу, ведущую куда-то наверх, очевидно на второй этаж.

— Идем за мной! — прокричал Щербина.

Он тоже наглотался дыму и чувствовал, что задыхается. Он вел людей, но и сам не знал, куда идти. Шел, и за ним вслед шли другие. За белой, видневшейся сквозь дым повязкой. Верил, что выход найдется, и шел впереди всех...

Таким вот перебинтованным он и был, когда я беседовал с ним.

Теснимые огнем, перебирались они из комнаты в комнату, долго кружили по коридорам и залам, пока не оказались в той части Рейхстага, где дыму было меньше...

Я еще не сказал о том, что, когда Кантария и Егоров искали путь на крышу, чтобы ставить свое знамя, тот же Щербина со своими бойцами охранял их с тыла.

На той же площади перед Рейхстагом младший сержант Петр Дорофеевич Щербина был награжден орденом Красного Знамени…

Надо бы рассказать и о бое на мосту через Шпрее и за дом Гиммлера, и о том, что когда Петр Пятницкий был убит, его флаг поднял Петр Щербина...

Петр Щербина и Петр Пятницкий. Два военных брата, два героя-бойца. Петру Пятницкому было за тридцать, он был отцом семейства, а Щербина—совсем еще паренек, молодой и неженатый. Дома у него мать! Ему-то, Щербине, и передал Пятницкий свой флаг.

Вот кто этот боец, молоденький, раненый, с перевязанной головой, стоящий на ступенях Рейхстага».

   Василий Субботин, «Как кончаются войны»

 /Старший лейтенант Василий Субботин был военным корреспондентом газеты 150-й Идрицко-Берлинской ордена Кутузова 2-й степени стрелковой дивизии, которая штурмовала здание рейхстага в Берлине/.



Создан 16 июл 2016