Сайт журналиста Владимира Шака

Джаз – это не только музыка, но и… зоопарк




Созданный в Новониколаевском районе в 1993 году по инициативе тогдашнего директора Запорожского автозавода Степана Кравчуна, нынче зоопарк дает приют почти двумстам копытным, включая лошадей Пржевальского и североамериканских бизонов

 

В среде туристов и любителей активного отдыха этот зоологический парк общества «Джаз» больше известен под названием «Таврия». Находится он примерно в 90-ти километрах от Запорожья [ближайший населенный пункт – село Терноватое Новониколаевского района] и представляет из себя... ну, скажем, заповедник «Аскания-Нова» в миниатюре. Кстати, бизоны в «Таврию» в начале 90-х годов прошлого столетия прибыли как раз из «Аскании». И прекрасно адаптировались в степи за Новониколаевкой.

Как и лошади Пржевальского, которых, говорят, в мире насчитывается всего-то около двух тысяч особей. В «Таврии» их, как объяснил сопровождавший нас по зоопарку экскурсовод Александр Григорьев,  больше тридцати.

Что характерно, лошадки эти невысокорослые, обнаруженные 130 лет назад где-то в Центральной Азии великим путешественником Николаем Пржевальским, зимой сбиваются в один табун – коллективисты по натуре потому что [да и согреваться в стужу вместе проще]. Ну а весной, когда оживает природа, а душа просится в высь, под иссиня-синие небеса, пржевальцы – из тех, кто попроворнее и авторитетнее, создают свои табуны. В джазовой «Таврии» мы однажды насчитали таких табунов три. При этом их вожаки стараются, как заметил наш спутник, воровать невест у соседей – для увеличения, скажем так, своего лошадиного гарема.

Больше всего в зоопарке ланей – более семидесяти. Есть также олени [под тридцать голов] и бараны-муфлоны [полсотни].

Из мелкоты встречаются лисы, которые проникают на территорию зоопарка через подкопы под бетонным забором, опоясывающим «Таврию», и зайцы, тоже пользующиеся лисьими подкопами. Осенью 2012 года появились еще пять сурков: их – для пополнения зоопоголовья «Таврии», специально завезли.

Тогда же – осенью 2012-го, работники зоопарка и рыбу в свои пруды запустили – карпа, белого амура, толстолоба. Со временем, значит, и рыбалка посетителям парка предложена будет знатная.

Существуют ли в «Таврии» какие-то особые запреты? Пожалуй.

К бизонам, например, категорически не рекомендуется приближаться ближе, чем на двадцать метров. Очень уж суровый характер у этих 1200-килограммовых гигантов. По рассказу Александра Григорьева, однажды он решил подкормить кукурузными початками этих хозяев североамериканских прерий. Подошел, говорит, к одному из них метров на пять. Раз бросил кукурузину, другой раз. Бизон принял угощение, а потом, прищурив глаз, словно прицеливаясь [это я так думаю, что он прищуривался] вдруг сделал пару прыжков в сторону человека: хватит, мол, баловаться, тут моя территория. Убирайся прочь со своей кукурузой, пока по-доброму предлагаю.

Конечно же, имеются в «Таврии» и птицы. На вышке [она находится почти в центре парка] регулярно выводит птенцов большой грач. А на хозяйственном дворе обсуждают последние новости птичьего мира цесарки и павлины. Присматривают за ними грозный орел по кличке Жора [мы, правда, к нему обращались более уважительно – Георгий] и трехцветная [приносящая счастье, как уверяют в народе] кошка Мурочка.

Об обеде, который готовят в зоологическом парке для гостей [а их здесь ждут всегда], я умолчу. Как нельзя музыку, джазовую композицию, скажем, словами передать, так и угощения радушных хозяев не передаются никакими словесными описаниями.

Фото Сергея ТОМКО



Создан 16 июл 2016