Сайт журналиста Владимира Шака

«К маме я больше не хочу!»




В Токмакском районе пришлось возбудить уголовное дело против матери, не исполнявшей родительских обязанностей по воспитанию троих малолетних дочерей. Причем самую младшую, трехмесячную, она потчевала вином, чтобы та не плакала от голода

 

Жительнице Токмакского района Яне Лаготенко - 23 года. Ее старшей дочери Жанне - неполных семь, Надюшке – полтора годика, а крохе Танечке всего три месяца. Забрав сестричек у матери, их временно определили в Токмакскую детскую больницу. Там, в больнице, я и услышал от Жанны ее заявление о маме – не хочу, мол, к ней больше.

- Сигнал в милицию и в администрацию района, - рассказал токмакский межрайонный прокурор Сергей Деркульский, - поступил из села Роскошное. О том, что мать девочек неоднократно оставляет их одних [иногда - на двое-трое суток], злоупотребляет спиртными напитками, не занимается воспитанием детей. Аналогичное ей предъявлено и обвинение: пьянство, аморальный образ жизни, необеспечение дочерей нормальными бытовыми условиями, неисполнение материнского долга.

По инициативе прокуратуры, заметил далее Сергей Викторович, была проведена и судебно-психологическая экспертиза. Вот выводы эксперта-психолога касательно Жанны:

“Имеет место отставание в психическом развитии... существенная отсталость в умственном развитии. Эта задержка имеет выраженный характер педагогической запущенности. Основной причиной ее является ненадлежащее выполнение родительских обязанностей... со стороны ее матери”. Сейчас по развитию она отстает от сверстников на три года. Кстати, когда девочке и исполнилось всего лишь три годика, ее маму привлекли к ответственности за уклонение от лечения сифилиса и она была направлена на принудительное лечение. А знаете, за чем застала Жанну комиссия из райадминистрации, проверявшая, в каких условиях живут сестрички-страдалицы? За жарением картошки для Нади и Танечки! На самопальной плитке.

- Кто тебя научил еду готовить? - спрошу я, заглянув к малышке в больницу.

- Сама, - невинно хлопая симпатичными глазенками, удивится моей неосведомленности шестилетняя кроха. - Сестрички плакали, кушать просили.

Я уже знал, что их мама, чтобы меньшенькая, Танюша, меньше плакала от голода, потчевала ее нередко... вином с кусочком  шоколада.

Из показаний Жанны: «Мама часто пила и часто в доме оставляла нас одних. Приходилось присматривать за сестричками. Часто к нам приходила соседка тетя Лена - приносила молоко, кормила сестричек и забирала нас к себе. Приходила соседка тетя Люба - тоже забирала. Накормит, помоет и уложит спать. У них было тепло... А бывали случаи, что мама бросала нас в нетопленном доме одних, и тогда я сама включала самодельный обогреватель. В последний раз мама бросила нас на двое суток. Она пила водку».

Вопрос следователя: «Мама учила тебя читать? Занималась с тобой?»

Жанна: «Никогда! И в садик никогда не водила. Сейчас лежу в больнице - мне тут лучше».

Из протокола допроса Яны Лаготенко: «С 15 февраля 2002 года пила ежедневно, и в день выпивала около 300 граммов водки. Примерно с 20 февраля я стала плохо понимать происходящее и перестала отдавать отчет своим действиям... Когда выпивали с мужем… в этот период я детей не кормила».

Вот так запросто: не кормила!

В доме, где и жила семья Лаготенко, не то, чтобы неуютно, не то, чтобы неубрано... Точно по акту обследования жилищных условий: «Страшная антисанитария, дети спят в пустой комнате на тряпках – мокрых и обгаженных. В углу – груда грязного белья». А я еще застал почти опорожненную водочную бутылку на столе, краюху полузасохшего хлеба, рядом с ней - какой-то мусор, нагромождение немытой посуды...

Встретил меня не очень уверенно державшийся на ногах неофициальный супруг Яны - Петя, отец Надюшки и Танечки. «Кровиночки мои!» - произнес он о дочерях плохо слушающимися губами и даже промакнул кулаком повлажневшие глаза.

- Давно проведывал их в больнице?

- Собираюсь... на следующей неделе.

И тут же ко мне, просяще:

- А что с Яной будет, где она?

- В СИЗО, наверное, - пожимаю плечами.

- Ее судить будут? И дочек отберут?

- Видимо.

- Заберут если их, - как-то уж очень серьезно говорит Петя, - я повешусь. Мне без них не жить.

Как объяснил прокурор Сергей Деркульский, обвинение Яне Лаготенко предъявлено по двум статьям УК Украины: оставление в опасности и невыполнение родителями обязательств по досмотру за детьми. Первая предусматривает наказание до двух лет лишения свободы, вторая - от двух до пяти.

- Я думаю, - добавил Сергей Викторович, - одновременно в суде будет рассматриваться и вопрос о лишении родительских прав.

А мне остается уточнить, что два года назад лишена была родительских прав и мать самой Яны, неизвестно где сейчас находящаяся... Без материнской опеки остались тогда трое несовершеннолетних детей.

2002



Создан 15 июл 2016