Сайт журналиста Владимира Шака

Фильм «В бой идут одни старики» мог бы иметь продолжение




Почему оказался снимать вторую серии полюбившейся многим картины ее создатель – кинорежиссер Леонид Быков

 

Написано и сказано об этой, пожалуй, самой известной киноленте о войне больше, чем о любой другой, тоже снятой на военную тему. Немало рассказано и о режиссере фильма Леониде Быкове [сценарий для фильма, к слову, написал уроженец запорожского города Пологи Александр Сацкий]. Разве что хорошо знавших «капитана Титаренко» если поспрашать: может они, что-то важное добавят. Лично у меня такая возможность появилась на Международном детском кинофестивале в «Артеке» в 1999 году: в числе гостей фестиваля находился киноартист Владимир Талашко, сыгравший в картине «В бой идут одни старики» яркую роль старшего лейтенанта Сергея Скворцова.

 

- Мне часто задают вопрос, - рассказал Владимир Алексеевич, которого в один из свободных кинофестивальных дней я нашел на артековском пляже, - о моем отношении к фильму. И, отвечая на него, всякий раз нахожу в «стрриках» нечто такое… всякий раз снова задумываюсь: а что же позволяет картине оставаться такой волнительной, честной по отношению к фронтовику, да и просто к человеку. И я снова и снова прихожу к мысли: это все потому, что Леонид Быков был человеком высокой морали, доброты, скромности… Я честно признаюсь: своего героя я очень любил, образ этот до сих пор мучает меня, не позволяет не то, чтобы расслабиться… не позволяет опустить планку актерского уровня. Удерживает, если хотите, от соблазна сняться в неяркой роли, поучаствовать в клипе сомнительного содержания. Я не могу и не хочу петь кому-то в угоду.

-  А вам не обидно, что так трагически заканчивается экранная жизнь вашего героя? Не мне одному, думаю, врезался в память эпизод, когда вы в падающем самолете выкрикиваете в эфир, как будто бы на весь мир, свою последнюю фразу «Будем жи-ить!!!»

- Дело не в обиде… А вообще Сергей Скорцов мог бы вновь появиться на экране. Как и Маэстро, Кузнечик… механик Макарыч. Идея продолжить «стариков» после выхода фильма на экран родилась сама собой. Это и понятно: редкий фильм вызывает аткой резонанс, как наш. Мне кажется, и Быков в душе хотел продолжения работы. У меня он однажды прямо спросил: «Володя, как же сделать? Как же тебя оживить?» Я знаю, что и сценаристы прикидывали, как выкрутить ситуацию. Появилась, к примеру такая версия «оживления» старшего лейтенанта Скворцова:  где-то у самой земли ему удалось выброситься из горящего самолета с парашютом. Момента его падения на экране ведь нет. Но приземлился он на вражеской территории, попал в плен… бежал из него. Елки-палки! Если бы удалось сыграть израненного, порезанного, сбежавшего из концлагеря человека… И вернувшегося в часть, чтобы снова сбивать! Да ну, что вы! Конечно, я мечтал об этом. Уже и сценарий, насколько знаю, почти готов был. И Госкино слегка поджимало. Еще бы – такую картину иметь… Офонареть можно! И я не смоневаюсь – состоялся бы фильм. Да и наличие полюбившихся героев давало право года два-три поэксплуатировать тему. Но главную роль сыграла удивительная порядочность Быкова. Он в какой-то момент понял… не в смысле, что не переплюнет «стариков»… а просто не захотел спекулировать на картине. Ему более чем другим понятно было: продолжение – это всегда вторично.

- От экранного Быков в жизни сильно отличался?

- Вот его интересное качество: на экране он обычно активный, с юмором – ну, как пенящееся шампанское. А в жизни… прошел бы вот здесь рядом с нами и никто бы на него не обратил внимания – он никогда не выпячивал себя, не старался привлечь к себе внимание. А характер имел такой… В пятьдесят лет умел краснеть.

- Но в душе-то у него темперамент всегда, видимо, оставался…

- Конечно! Но я несколько о другом говорю: он не рисовался. Не делал себя лучше, чем он есть. Не присваивал качеств своих персонажей. Наоборот, своими душевными качествами  наделял экранных героев.

- Песню из «стариков», - задал я напоследок  несколько неожиданный вопрос, - вы часто поете? Ту, которую вы, на мой взгляд, бесподобно исполнили – как «будущий солист Большого театра».

- Пою, конечно! – рассмеялся такой развязке нашего разговора Владимир Алексеевич, вернувшись из киношного прошлого на горячий артековский пляж.

Ну, будем жить!

1999, 2016

 

 



Создан 11 июл 2016