Сайт журналиста Владимира Шака

Какие женщины… не нравятся известным киноактерам?




Однажды мне довелось в течение недели, пожалуй, общаться со многими известными киноактерами, которые в свое время были на слуху и на виду у всех. Это произошло в 1999 году на Международном детском кинофестивале в "Артеке", куда киноактерская братия прибыла на большом круизном теплоходе. На нем гости и жили, пока шел кинофестиваль - под президентством, кстати, одного из самых известных киноактеров СССР Василия Ланового. И общались, сходя с теплохода на берег, с артековцами.

Имея в кармане удостоверение пресс-службы Международного детского центра «Артек», я, естественно, мог бывать и на теплоходе, чтобы пообщаться в неформальной обстановке с гостями, и на встречах участников кинофестиваля с артековцами. Бывать и задавать им вопросы. Ниже – одно из коллективных, если можно так выразиться, интервью, записанных мной в те летние крымские дни. 

Ответы интервьюируемых я сохранил без изменений. Они весьма любопытны.

 

- В какой роли вы бы никогда не стали сниматься?

Борис ХМЕЛЬНИЦКИЙ: Я не люблю всякую чернуху, порнуху... Этого я никогда не буду делать на экране! Хотя сейчас появилась масса фильмов, где много жестокости... Но это опасный путь! Потому что дети играют в наших героев. И если мы играли в робин гудов, то теперешняя детвора - в бандитов, и с удовольствием. А что особенного? Убил, забрал “бабки" и сел в 600-й “Мерседес”. И даже когда показывают ужасы войны - я против. Потому что у человека развивается чувство привыкания...

Всеволод ШИЛОВСКИЙ: Такой роли нет! Нету. Артист, если он хороший артист, я бы сказал - приличный... Нет ролей, в которых ему нельзя сниматься.

Борис ТОКАРЕВ: Э-эа... Нет, я думаю, что роль - это роль и относиться к работе нужно всегда с уважением. Плохих или там ужасных ролей не может быть. Важно - как это сделать, как сыграть. Даже играя отъявленного негодяя, можно попытаться так его сыграть, чтобы каким-то образом хотя бы его защитить.

 

- Какой порок вам не мешает?

Б. X.: Азарт! Точнее - азартные игры. Та же игра на деньги, по моему разумению, - это спортивный, психологический, я не знаю еще какой, но - азарт. И хотя в обществе устойчиво держится понятие, что карты, предположим, - порок, я так не считаю.

В. Ш.: Счастье ремесла моего. Я настолько люблю его, что все остальное считаю вторичным.

Б. Т.: Ну, например, зависть мне совершенно не мешает.

 

- Какие женщины вам... не нравятся?

Б. X.: Не женственные. Я имею в виду не вес, не рост, не цвет волос, не отсутствие фигуры... А именно - отсутствие женственности. Как в мужчине - отсутствие мужественности. К сожалению, сейчас перегибы очень сильные... Хотя, конечно, каждый волен выбирать свой путь.

В. Ш.: Злые, завистливые. Обожаю беременных женщин, потому что у них в глазах нечто такое... Кажется, сейчас мир рухнет, катаклизмы чудовищные произойдут, а она идет - счастливая... Я балдею от осанки молодой беременной женщины. Это фантастика! И сзади когда муж топает - охраняет. А она идет - царица! Царица перед рождением нового человека. Тут можно с ума сойти!

Б. Т.: Глупые. По жизни глупые. Хитрые - это уже лучше. А совсем замечательно - когда умная и красивая. И добрая.

 

- Что вас больше всего не устраивает в жизни?

Б. X.: Ужасы войны... Разобщение людей. Я возмущаюсь рассоединением наших стран. С политической точки зрения оно, наверное, должно было произойти. Но я против духовного, экономического разобщения наших народов. Мы едины: Украина, Россия, Беларусь... Это же маразм - когда едешь в Крым, а тебя встречают пограничники и таможенники... Или в Киев когда еду. Весь мир пытается соединиться, а мы разбегаемся.

В. Ш.: Государство! Не родина, а государство. Наше с вами. Потому что большинство населения в 91-м году проголосовало за сохранение мощнейшего государства мира. Но дяденькам, которым надоело быть первыми секретарями и они захотели стать президентами, плевать на наши народы. 38 миллионов человек в России за гранью нищеты. На Украине - то же самое. Почему сегодняшние дети должны за это отвечать? Они от нас должны набираться сострадания, сочувствия, мощного характера, чтобы бороться с теми самыми дядями, которым плевать на поколение, на генофонд, на все...

Б. Т.: То, что мы живем в разных странах. Пусть это уже и политика. Нельзя было разделяться на отдельные государства! Мы все потеряли от этого, начиная от президентов - вашего и нашего. Все проиграли.

 

- В каких компаниях вы предпочитаете не бывать?

Б. X.: Я не оригинален: предпочитаю те компании, которые меня предпочитают.

В. Ш.: В пьяных. Не люблю пьяных людей.

Б. Т.: Которые мне не интересны.

 

- В какой стране мира вы бы не согласились жить?

Б. X.: Не в стране - в обществе лучше сказать... Я бы категорически отказался жить в обществе, где господствует диктатура, где в сознание людей внедряется культ насилия. А все остальные места на земле нормальные для проживания. Даже если бы Господь окунул меня в какое-то племя - мубуту какое-нибудь - тоже интересно. Там тоже люди (смеется).

В. Ш.: В какой-нибудь из африканских (смеется).

Б. Т.: В Америке! Я там много раз бывал и не верю в мифы о заокеанском рае. Это совершенно другая страна, другой образ жизни. С моей точки зрения, Америка - это страна, которая не имеет будущего.



Обновлен 11 июл 2016. Создан 10 июл 2016