Сайт журналиста Владимира Шака

Как киноактер Константин Хабенский запорожского малыша спасал




Драма со счастливым концом, разыгравшаяся в наши дни в райцентре Михайловка Запорожской области и благополучно завершившаяся в Москве

 

Главные действующие лица

Любовь Семеновна Мартынюк, пенсионерка. Живет в Михайловке, куда в свое время переехала из села Октябрьского [Михайловский район];

Владик, третьеклассник. Жил в селе Октябрьском, теперь живет и учится в Михайловке;

Константин Хабенский, российский актер театра и кино. Заслуженный артист России [за роль в фильме «Ночной дозор» номинировался на премию «Оскар». Снимался также в фильмах «Дневной дозор», «Особенности национальной политики», «Статский советник», в телесериалах «Убойная сила», «Империя под ударом», «Агент национальной безопасности». Одна из последних значимых ролей актера – адмирал Александр Колчак в фильме «Адмиралъ»]. Живет и работает в Москве.

 

 

Ничьи дети

Восьмилетнего Владика и его пятилетнюю сестричку Любочку Любовь Семеновна вынужденно забрала в свою семью: малыши после того как их бросила мать [бывшая невестка бабушки Любы], остались в Октябрьском безо всякого присмотра. Почему их мать бросила? А кто ж его знает. Взяла да и бросила. И уехала невесть куда [как потом выяснится – в Бурчак].

– Она выпивала? – осторожно интересуюсь у Любови Семеновны.

– До белой горячки допивалась! – в сердцах бросает Любовь Семеновна. – И детей постоянно била. За что попало и по чем попало. А когда уехала, Влад и Люба остались в доме, в котором даже электричества не было. И слонялись они никому не нужными по селу. Одни-одинешеньки.

В Михайловке Владика, который в учебе заметно отставал от сверстников [с сообразительным, в общем-то, пацаном никто никогда не занимался], определили в местную восьмилетнюю школу. Любовь Семеновна уговорила директора записать его в ученики без документов. Пока опекунство над приемышем оформлять будет.

– У меня ведь тогда на руках никаких бумаг не было, – уточняет бабушка Люба, у которой, кроме шестерых детей, еще и одиннадцать внуков имеется. – Даже фамилии у нас разные были. Влад и Люба – Титаренко, а я – Мартынюк.

 

Каникулы закончились больницей

Пребывание Владика в семье на законных основаниях Любовь Семеновна оформила – через суд, естественно, только в феврале 2009 года. А в январе, на зимних каникулах [к этому времени Влад уже догнал сверстников], у осиротевшего при живой матери ребенка случился приступ непонятной болезни: сильные головные боли начались, открылась неудержимая рвота.

– Вызвали мы «скорую», – рассказывает Любовь Семеновна, – которая тут же забрала Влада в больницу. Навыписывали потом нам таблеток уйму – и мы домой вернулись. Через неделю – повторный приступ. Две недели Влад пролежал в михайловской больнице, а 8 февраля нас перевели в Запорожье. И после того, как Владу сделали томограмму, у него увидели, наконец, опухоль в головном мозге.

– От чего она могла возникнуть? Неужели от того, что Владу от матери доставалось нередко?

– И по сию пору не могу сказать, от чего. Я уже и на взрывы под Новобогдановкой думать стала – они ж совсем рядом от взорвавшихся артскладов жили. Но что конкретно стало причиной заболевания, одному Богу известно.

– Не обошлось, наверное, без операции?

– В первый раз оперировали Влада 18 февраля. Но боль не прошла. Хотя медики сказали, что удалили опухоль настолько, насколько смогли. А она через время вновь появилась. Выросла, получается, снова. И симптомы болезни остались: и головная боль не утихала, и тошнота не проходила.

– Долго лечили его?

– А вот считайте: февраль, март, апрель он в больнице провел… Только 16 мая забрала его под расписку. И поехали мы с ним в Москву, накупив в дорогу обезболивающих – ни единого дня без них не обходились.

 

Мир не без добрых людей

– Поехали, когда вызов от киноактера Константина Хабенского пришел? А как вы на него вышли – на его спецфонд я имею в виду?

– Через запорожский фонд «Счастливый ребенок», помогающий таким, как Влад. И фонд Кости помогает таким детям. Мир не без добрых людей. Глава фонда «Счастливый ребенок» Альберт Павлов принял самое деятельное участие в судьбе Влада. Именно он дорогостоящие томограммы мозга помогал оплачивать. Их Владику, кстати, пять делали. А когда совсем уж ему плохо стало, я попросила сотрудницу фонда Инну, чтобы она разместила объявление в Интернете: девятилетнему ребенку из Михайловки Запорожской области нужна срочная операция по удалению опухоли в головном мозге. И буквально сразу же, 16 мая – это суббота была, звонит Альберт: “В понедельник вас ждут в Москве”. А когда мы уже в дороге были, к Харькову подъезжали, еще раз из Запорожья перезвонили: в Москве, говорят, из вагона не выходите, за вами придут. Да, чуть не забыла: перед отъездом мне эсэмэска из Москвы пришла: вас будет встречать Евгения. Она и вошла в вагон к нам первой. А за ней – молодой мужчина. “Костя”, – представился он по-простому, взял сумку с нашими вещами на плечо и понес ее к своей машине. А я с Владом, который тогда еле-еле ходил, ну словно в старичка превратившись, – за ним.

– Вы что, не узнали актера?

– Не узнала! Даже не представляла, кто нас встречать приехал.

– В машине о чем говорили?

– Костя все Влада расспрашивал, шутил с ним. Москву-реку ему показывал. По-простому, по-свойски держался. Представляете, мне в Москве Костя карточку Билайна купил – для мобилки, так я, открыв ее и прочитав паспортные данные Кости, не поняла, что он киноактер известнейший. Удивилась только, что мы с ним в один день родились – 11 января.

 

Крутой родственник

– Когда ж таки дошло до вас, что в Москве вы оказались по вызову звезды российского экрана, не побоюсь этого слова?

– Через месяц примерно нас выписывали из клиники Рошаля, где Владу сделали первую операцию. В клинику имени Бурденко мы должны были направиться – на вторую. Костя и приехал за нами. Конечно, его узнали московские ребята. И к Владу: “Чего ж ты молчал, что у тебя родственник такой крутой!” А Влад: “Дядя Костя, что ли?” Разобрались мы, наконец, кто пригласил нас в Москву и кто опекал нас. Однако в Бурденко попали не сразу. Там очередь. Через две недели пообещали принять Влада. Тут Костя подключился, позвонил кому-то и срок ожидания на неделю убавили.

– Жили вы где?

– Сначала в мосфильмовскую гостиницу Костя нас отвез. А через сутки звонит и говорит: собирайтесь, сейчас за вами заеду. Влад как раз на улице бегал…

– Уже бегал?

– Да! А в Запорожье ему полтора месяца не разрешали с койки подняться. Плюс ко всему, он перед поездкой в Москву не видел одним глазом.

– Куда вы с Константином поехали?

– На квартиру к его знакомой – она в отъезде была, за границей. Квартира ее – двухэтажная, в центре Москвы, пустовала поэтому.

– И вы в ней с Владом жили? Сами?

– Сами! А в понедельник и в четверг домохозяйка приходила, убирала. Хозяйка купила все необходимое – до отказа холодильник забила. Не она, правда, – водитель ее.

– Сколько вы там прожили?

– В общей сложности месяц – буквально перед повторной операцией у Владика ветрянка проявилась. Пришлось ждать, пока пройдет. Ну и неделю в Бурденко провели мы: операция сложной оказалась. Это уже шестая, перенесенная Владом, операция была. Самое же главное, что нам сообщили в Москве: опухоль у Влада – не злокачественная.

– Из клиники куда вы отправились? На вокзал за билетами?

– Костя нас еще на три дня в Москве оставил. Между прочим, он, когда Влад отходил от операции, привез ему в клинику маленький проигрыватель – мультики смотреть. Побеспокоился. И врачи, знаете, какие беспокойные там. Ну, чуть ли не через каждый час заглядывали в палату. А в Запорожье, бывало, я через дочерей лишь, которых специально вызывала в больницу, встречи с врачом добивалась.

– Так билеты на Запорожье кто брал, вы или Костя?

– Костя! Он все расходы наши оплатил. До копейки. Перед отъездом позвонил, по- прощался, сожалел, что не сможет лично проводить: ему нужно было срочно куда-то уезжать из Москвы. Провожала нас его помощница по фонду Евгения, которая и встречала нас в Москве вместе с Костей.

– Как сейчас Влад себя чувствует?

– Слава Богу, нормально.

– А мать его объявлялась, интересовалась сыном? Она вообще знает, что с ним произошло?

– Знать-то знает… Но ни разу не позвонила.

2009

Фото из архива семьи Любови Мартынюк и Сергея Томко



Создан 10 июл 2016