Сайт журналиста Владимира Шака

«И вдруг из розетки – как огненная стрела: молния!»




Заведующая током агрофирмы «Мир» из мелитопольского села Спасское Анна Асташева поделилась  пережитым во время июльской  грозы.

 

Ненастья, казалось бы, ничто в памятный для Анны Викторовны день не предвещало. Поздно проснувшийся ветерок, помотавшись в одиночестве по току [зерно на него еще не завозили], ближе к полудню умчался прочь - видимо, в сторону оживленной мелитопольской трассы.

Небольшие облака периодически выныривали из-за горизонта, но ненадолго: то ли вновь за горизонт скатывались - от жары, то ли растворялись в иссине-синих небесах. А вот тучек, да тучек не простых, а тех, что между собой грозно переругиваются раскатами грома, не наблюдалось однозначно.

- В 12.45 на току я осталась одна, - вспоминает Анна Викторовна. - Зашла в бытовку, села за стол. И вдруг вижу: по оконному стеклу капельки дождя побежали. Потом быстрее, еще быстрее. Больше и больше их стало. Дождь прямо на моих глазах разошелся! "Вот и хорошо, - думаю. - Освежит уставшую от зноя землю". И тут такой гром громыхнул, какого еще в жизни не слышала. Я сразу о недалекой от нас Новобогдановке почему-то вспомнила: когда там, на артбазе,  снаряды рвались, тоже громыхало сильно. На всю жизнь память о тех взрывах осталась.

- Испугались, выходит, грома?

- Очень! И решила в соседнюю комнату перейти. Перешла, села в кресло, закрыла голову руками, шепчу вполголоса молитвы и прошу беспрестанно: "Господи, помоги! Господи, защити!" И неожиданно на ум приходит давно прочитанная история одной девушки, которую в грозу спас нательный крестик: от удара молнии он почернел, но девушка осталась жива. Ну и я тогда свой крестик беру в руку, целую его и снова прошу Господа: спаси, защити меня. А за окном как громыхает! А молния как сверкает! Не могу словами передать свои ощущения.

- Окно в комнате зашторено было?

- Наглухо, как и сейчас. Полумрак поэтому в комнате был, но каждая вспышка молнии освещала ее самые затемненные уголки. И вдруг из розетки, которая рядом с окном, - как огненная стрела: молния. С такой силой ударила мне в левую сторону лица, что я упала.

- Вы в сознании находись?

- Может, на несколько секунд лишилась чувств. А когда очнулась, не сразу сообразила, что со мной и где я нахожусь: в глазах темно, боль невыносимая жжет тело. Уже после, пытаясь вникнуть в случившееся, я предположила, что молния не случайно ко мне метнулась из розетки: во-первых, часы с металлическим браслетом у меня на левой руке были, во-вторых, моя правая нога находилась на широкой металлической полоске. Здесь в комнате ими линолеум прибит. Получается, я с металлом на руке и под ногой была.

- Вы сказали, что молния вас ударила - это действительно удар был?

- Удар, а что же еще! Словно кто-то со всего маха врезал мне. От чего я и свалилась с кресла. И уже на полу снова о Боге вспомнила: "Господи, - прошептала, - прости за грехи". Думала - все, жизнь уходит из тела.

- А гроза?

- Продолжалась! Уже с градом. С такой силой град в окно лупил, что казалось, вот-вот и стекла вылетят.

- В себя вы долго приходили?

- Из комнаты, где от грозы пострадала, я выползла - как только сознание ко мне вернулось. Боялась: вдруг молния снова стрелой огненной вылетит из розетки. Ну а когда за окном шум машины услышала, кое-как поднялась на ноги и вышла на улицу. Оказывается, директор наш приехал. Я и заявляю ему: «Меня, Василий Иванович, чуть молния не убила». Кстати, правая нога в тот момент у меня посиневшая была. И полоса на левой щеке оставалась какое-то время.

- Болело что-то?

- Левое ухо три дня болело. И горло. Но к врачам я не стала обращаться. И без них все прошло. Только воспоминания остались. Неприятные. Никому ничего подобного не желаю пережить. Очень уж страшно наблюдать, как огненная стрела к тебе несется.

- Слава Богу, обошлось!

- Не обошлось бы, если бы Господь не заступился. Я же очень просила его. Он и спас, - рассудительно произносит моя собеседница, и я киваю головой: согласен, мол.

2008

 

***В тему

Рыбак поймал молнию: грозовой разряд притянула удочка, а от смерти, уверен мелитополец Сергей Трофимов, его спасла золотая цепочка на шее

 

На рыбалку в тот день - 8 августа,  сотрудник мелитопольского «Укртелекома» Сергей Трофимов выехал на своих «Жигулях» 99-й модели. Не один - с приятелем Виктором Шапиренко, водителем «скорой помощи», и соседом приятеля Анатолием, который на оросительный канал, куда и держали путь рыбаки, взял также девятилетнего внука.

Рано-рано выехали мелитопольцы - в половине пятого утра. Дорога недальняя была - всего-то шесть километров от города нужно было откатиться да метров 150 от трассы отойти. Поэтому времени на рыбалку и отдых оставалось вполне достаточно.

- Погода тогда замечательная выдалась! - вспоминает Сергей Данилович. - Да и место знакомое - я на канале том бывал уже. Ну, расположились на берегу, потом, когда припекать солнышко стало, разделись до плавок. Так налегке и рыбачили. Но чуть погодя замечаем: дождь накрапывает. В связи с чем Толик внука отправил в машину - чтобы не промок. Он и увидел вскоре мощный грозовой разряд надо мной. В тот самый момент, когда я в очередной раз в воду удочку пытался забросить.

- Клевало, кстати?

- На троих штук семьдесят поймали. Средний улов. А я перед началом грозы окуня вытащил. И, забрасывая удочку, высоко поднял над собой металлопластиковое удилище.

Оно-то, получается, и притянуло к себе молнию зарождавшейся грозы.

Электрический разряд прожег шляпу рыбака, зацепив, естественно, и голову, но, закольцевавшись на золотой цепочке, обвитой вокруг шеи, при этом испепелив ее [от чего несколько дней у Сергея Даниловича на теле четкий след оставался от испарившегося украшения], утратил свою силу, поранив лишь бок рыбака и ногу да оглушив его левое ухо - барабанная перепонка в нем лопнула.

- А могла бы молния и сердце прожечь! - произносит Сергей Данилович, поправляя капельницу на руке. - Если бы цепочка не забрала ее мощь на себя.

Досталось, конечно, и Виктору: грозовой разряд, добежав до него по земле, легко приподнял мужчину и отбросил в сторону.

- Представляете, - рассуждает вслух бывший обладатель золотой цепочки, - что пережил у канала Толик с внуком - у них же на руках два почерневших тела оказались! Благо, что в канал я не свалился. И Толик молодцом держался - не растерялся в сложной ситуации: и искусственное дыхание делал, и подмогу вызвал по мобильнику внука. Очнулся я уже в палате. Врачи потом говорили, неадекватно вели мы себя с Виктором - в возбуждение пришли почему-то.

- Не от алкоголя, надеюсь?

- Я ж машину вел! И выехали из Мелитополя, как говорил, в половине пятого. Это что ж, в четыре часа к рюмке прикладываться нужно было?

Причину неожиданной эйфории пораженных молнией рыбаков [только на берегу их минут сорок в чувство приводили] объяснила заведующая терапевтическим отделением Мелитопольской горбольницы №1 Татьяна Щербакова:

- Так электрический разряд [а молния - это и есть разряд, только очень мощный] на человека действует - как веселящий газ. В реанимацию же поступили пострадавшие в шоковом состоянии и с нарушенной ритмикой сердца. Назначены им были противовоспалительная терапия и препараты, разжижающие кровь. На следующий день состояние рыбаков улучшилось, и через день после случившегося их из реанимации перевели в терапевтическое отделение.

Еще через три дня Виктору Шапиренко медики разрешили уйти домой, а чудом уцелевший после прямого попадания молнии Сергей Трофимов оставался под врачебным наблюдением.

- Плохо слышу, - заметил он. - И суставы прямо выворачивает. И тело пока чужое.

***

- Как себя чувствуете? – оказавшись в очередной раз в Мелитополе – как раз через год после той рыбалки, поинтересовался я у спасшегося благодаря золотой цепочке укртелекомовца [заметно, к слову, продвинувшегося на тот момент по службе – до начальника цеха технической эксплуатации линейных сооружений и развития].

- Никаких последствий не осталось, - бодро ответил Сергей Данилович. - А вот год назад в кардиологии пришлось отлежаться: поражение молнией на сердце сказалось.

- Сверхъестественные способности часом не проявились у вас - будущее, скажем, предсказывать не научились?

- Пока нет, - улыбается собеседник.

- Может, должность ваша новая с молнией связана?

- Да нет! - смеется Сергей Данилович. - Она сугубо с работой связана.

- Теперь, когда в грозу попадаете, как себя чувствуете?

- Нормально, без боязни.

2007, 2008

***

 

«В дверном проеме мы увидели яркую вспышку»: во время грозы в мелитопольском селе Терпенье шаровая молния влетела в дом и устроила в нем разгром

 

Дом этот, в общем-то, ничем не отличается от соседних: небольшой, утопающий в зелени, над которой возвышаются две антенны. Одна из них -  в трех шагах от входа. Она, видимо, и привлекла к себе внимание, если можно так выразиться, молнии, натворившей впоследствии массу бед внутри дома.

Гроза в тот субботний день накрыла Терпенье плотной пеленой дождя ближе к вечеру. Причем гроза такая свалилась на село, какой тут, по утверждению старожилов, и не помнят даже: с ослепительными вспышками молнии, с близкими раскатами грома. Перед началом грозы в селе, к тому же, еще и свет погас. Обитатели дома по улице Фрунзе – Лариса Владимировна Серкова и ее дочь-студентка Ольга, ненастье пережидали в небольшом коридоре. Оля – в его глубине, утроившись в кресле, а Лариса Владимировна – на диване, у самых дверей.

- Приблизительно в половине девятого вечера, - вспоминает Ольга, - на улице громыхнуло в очередной раз, полуприкрытая дверь распахнулась и в дверном проеме мы увидели яркую вспышку. А за ней раздался такой грохот, от которого у мамы уши заложило. И тут же все стихло. Через пару минут из дома потянуло дымом и паленой резиной.

Молния, как можно предположить, шаровая, перво-наперво повредила дверной косяк. Потом почти вдребезги разнесла установленный в коридоре электрический счетчик – по нему словно бы кувалдой кто-то, большой и сильный, долбанул со всего маху. Ворвавшись в ближайшую комнату, грозовой разряд сорвал в ней искусственный потолок, повредил обои и платяной шкаф – у него слетели с петель двери, а также обрушил на пол люстру, прожег в двух местах лежавший на полу ковер и, метнувшись к окну, оплавил, будто запутавшись в ней, тюлевую занавеску.

После чего молния пробила стекло – так бывает, когда в него увесистый булыжник бросают, и выпорхнула прочь.

Стоп! Я еще забыл упомянуть, что в других комнатах она тоже повредила обои, а еще сожгла цветной телевизор, два телефона и холодильник. А в добавок к этому, во всем доме вывела из строя электропроводку, вырвав из стен выключатели и розетки.

Досталось и некоторым соседям: у одних сгорел счетчик, у других вышел из строя телевизор. Но эпицентр разрушений разбушевавшейся стихии пришелся именно на дом Серковых, где был поврежден даже фронтон здания.

- Вот, значит, как получается, - сокрушается хозяин дома Анатолий Кириллович, которого гроза застала по пути в магазин. К себе он вернулся уже после того, как его домочадцы пережили встречу с молнией. – Собирал деньги на зубы, а теперь их придется на ремонт потратить. Да власть, надеюсь, чем-то поможет: сами-то вряд ли управимся. Разрушений видели, сколько. Слава Богу, молния девчат не задела – жену и дочь. А я если бы был дома – точно под заряд угодил бы! Я же не спокойный человек, не сижу на месте. Будем считать, повезло!

2006

***



Во время грозы погибла девушки, чуть-чуть не дожившая до восемнадцатилетия

 

Вечером 29 июня 2010 года в городскую больницу Днепрорудного доставили из пригородного села Златополь двух девушек – школьницу и выпускницу технического училища. Обе они оказались в эпицентре грозового разряда. Старшая, собиравшаяся вот-вот выйти замуж, не выжила.

В тот июньский жарко-солнечный день, казалось, ничто не предвещало беды. Не клубились над Каховским морем, к которому сбегает от трассы Энергодар-Бердянск скромный Златополь, тяжелые тучи, прожигаемые насквозь молниями. Не громыхал от горизонта до горизонта гром, распугивая проворных стрижей. К селу всего лишь подходил обычный летний дождь. И поэтому в Златополе на него почти никто не обратил внимания. И молнию поэтому трехстрельную увидели лишь несколько самых внимательных сельчан.

По их словам, одна  стрела этой странной молнии утонула в море. Другая  рассыпалась искрами по траве где-то за трассой на Энергодар. А третья угодила в грушу, растущую возле одного из домов по улице Набережной.

По роковому стечению обстоятельств, именно в это пронзенное молнией мгновение неподалеку от груши находились две семнадцатилетние девушки, Алена и Татьяна. Школьница и выпускница днепрорудненского профтехучилища. Какая-то газета потом напишет, что девчонки были подругами и перед  дождем работали в огороде. Это не совсем так. Вернее, это совсем не так.

Девушки подругами не были. Да и познакомились они не так давно – после того, как Татьяна, завершив учебу в училище, переехала из Днепрорудного в Златополь к своему парню Евгению, за которого ближе к осени собиралась выйти замуж [Татьяне 23 июля должно было исполниться восемнадцать лет]. Не познакомиться в селе девушки не могли, так как Евгений – Аленин дядя: родной брат ее мамы Натальи Михайловны.

И в огороде Алена с Татьяной не работали. В огород они вышли, чтобы забрать козу с козленком, которые паслись на привязи чуть поодаль от груши. Дождь же к селу подходил. От него и нужно было упрятать живность.

Там, в нескольких шагах от груши, и настигла их всех молния. И сразила наповал козу, а самих девчонок бросила на землю в бессознательном состоянии.

– Сначала я услышала крик, – рассказывает мама Алены. – На него и выскочила – вслед за братом, на улицу. Еще не понимая, что произошло. Вижу: Таня лежит на земле. Давай мы ей делать искусственное дыхание, вызывать «скорую». Но почему-то все время попадали не на днепрорудненскую больницу, а на какую-то днепропетровскую. В конце концов, решили сами везти девочку в город. А потом и Алену туда доставили, когда она сказала, что и ей от молнии досталось. Видимо, по земле до нее разряд добежал.

Сама Алена ни огненного грозового разряда, ни грома, последовавшего за ним, не помнит.

– Пришла в себя я, – дополняет она рассказ мамы, – лежащей  на левом боку. И сразу закричала: “Спасайте Таню!”.

На гром и на крик  выбежал сразу же Евгений, жених Татьяны. Он и искусственное дыхание стал делать девушке.

Принявшую на себя основной удар небесного электрического разряда Татьяну спасали долго [между прочим, мобилок, которые, говорят, притягивают молнию, ни у Алены, ни у Тани не имелось]. По замечанию главного врача днепрорудненской городской больницы Юрия Абросимова, реаниматологам трижды удавалось запускать сердце доставленной в больницу в бессознательном состоянии девушки. Однако оно так и не заработало. “От поражения током невероятной силы, – объясняет Юрий Юрьевич, – у девушки погиб мозг”.

– А со второй что произошло?

– Несмотря на то, что она потеряла сознание, никаких угрожающих ее здоровью последствий мы не зафиксировали. Хотя она по-прежнему находится в больнице, под наблюдением медиков. Ей делают электрокардиографию. При поражении током ведь в первую очередь страдает сердечная мышца. В связи с этим сердце пострадавшего от молнии человека должно быть под постоянным врачебным контролем.

3 июля родившуюся в рубашке  Алену  выписали из больницы. А днем ранее похоронили всего чуть-чуть не дожившую до 18-летия Татьяну.

…Может быть, это какое-то мистическое совпадение, но факт остается фактом: по словам старожилов, за последние полвека, включая и последний случай, от поражения молнией в Златополе погибли четыре девушки.



Обновлен 10 июл 2016. Создан 09 июл 2016