Сайт журналиста Владимира Шака

Цыгане-экстрасенсы превращают деньги в… листки из отрывного календаря




Именно такую «память» - в виде бумажных календарных листиков,  оставили после себя две заезжие цыганки, побывавшие в селе Панфиловка, что в Черниговском районе.

 

Произошло там в один из жарких июньских дней вот что. Сразу после обеда  местный житель, 29-летний Александр Трофименко, вышел из дому - управляться по хозяйству. Недолго повозившись в сарае, услыхал собачий лай. Выглянув наружу, заметил на дороге неподалеку от дома светлый «жигуль». “Наверное, разворачивается”, - подумал Александр и вновь занялся делом. Но вскоре его от работы опять отвлек пес. Выйдя на его голос во двор, Саша увидел стоящую возле калитки пожилую цыганку.

- Перья покупаем! – заявила она остановившемуся в отдалении хозяину.

- Перьев нет! И вообще ничего нет! - отрезал тот, боковым зрением заметив, что вдоль улицы, по противоположной стороне, от дома к дому, идет еще одна цыганка - помоложе, лет двадцати.

- Сыночек, - обращается к нему вновь незваная гостья, - подойди поближе.

Александр нехотя подошел и, не отпирая калитку, узнал о себе шокирующую новость: ему, оказывается, злые люди нехорошее сделали. Из-за этого, по уверению цыганки,и в дом ничего не идет, и всевозможные проблемы в жизни возникают.

- Давай я тебе погадаю! - предлагает после сказанного визитерша. - И ничего не возьму за это - от души помочь тебе хочу.

Еще раз внимательно оглядев Александра, цыганка негромко попросила:

- Можно я войду?

И хозяин впустил ее.

Вошедшая цепким взглядом окинула ухоженный двор и невзначай поинтересовалась:

- Дома еще кто-нибудь есть?

- Нету, - не стал врать Александр, супруга ведь была на  работе.

Цыганка взяла Сашину левую руку в свою, сверху накрыла правой и предложила:

- Внимательно смотри на меня, а я тебе всю правду скажу. Подля этого нужно, чтобы ты принес полотенце, старую наволочку, яйцо и стакан воды, в который брось по щепотке соли и риса.

И Александр с усмешкой ушел исполнять порученное. И вскоре, собрав все необходимое [за яйцом даже в курятник ходил], снова вышел во двор. Облюбовавшая уголок возле ворот цыганка накрыла стакан салфеткой и твердым голосом приказала повторять за ней какую-то молитву-заклинание. И тут появилась молодая цыганка - та, с улицы.

- Перья нашла! - сходу обратилась она к сосредоточенной внешне напарнице. – Пойдем забирать их.

- Подожди, дочка, - не отрываясь от Саши, бросила пожилая цыганка. - Парню помочь надо!

Молодая перьесборщица вошла во двор, рассуждая вслух:

- После того, как людям поможет, мать очень болеет. Я вообще удивляюсь, почему она взялась спасать тебя, - это она сказала, уже когда к Александру повернулась. - Видно, плохи твои дела.

Как бы подтверждая слова дочери, цыганка-мать [или какое у них там родство?] отодвинулась в сторону – плохо мне, мол. И тогда взялась «отделывать» Александра цыганка-дочь, у которой, видно, здоровье покрепче  и которая, надо полагать, помогая людям, не очень страдает от этого.

Процесс «отделывания» оказался недолгим, в общем-то. Сначала молодуха -«отделывальщица» разбила в стакан яйцо, потом на меткие лоскутки разорвала наволочку. И, в связи с тем, что в стакане с плавающим яйцом ей привиделся гроб, взяла Сашину руку, приказав решительным голосом:

- Смотри на меня и говори правду: деньги в доме есть?

- Есть! - эхом повторил за ней Саша.

- Сколько? Только говори правду – это очень-преочень важно!

- Тысяча гривен! - выдохнул Александр.

- Неси их сюда! Я заговорю твои деньга и ты их с великой пользой для себя тратить  будешь. А за ними в дом новые потекут - девать их некуда станет! Мне же от тебя ни копейки не нужно.

Александр как бы в полудремоте в очередной раз послушно поплелся в дом, достал вырученные за сданную накануне телку 1280 гривен и вынес их цыганке, никак не отреагировав на вопрос дочурки-Лизы; «Папа, ты куда деньги несешь?»

Цыганка взяла всю пачку, свернула ее рулончиком и аккуратно заверила его в один из лоскутков от бывшей наволочки

Завершилось «отделывание» очередной молитвой-заклинанием - уже якобы на арабском языке. При этом цыганка держала завернутую в лоскуток наличность над Сашиной головой.

- Вот твои деньги! – услыхал Александр и увидел, что цыганка, взяв иголку с ниткой, зашила рулончик в подушку, которую несколько очумевший от происходящего хозяин дома тоже по ее просьбе вынес во двор.

- Спи на ней, - прозвучало последнее наставление, - три ночи, а на четвертую ровно в двенадцать часов можешь разорвать зашитое. Деньга заговоренные удачу тебе принесут!

Содержимое же стакана цыганка распорядилась закопать на дальнем краю огорода.

Визитерши покинули неспешно двор, Александр взял лопату и вдруг подумал, а зачем идти на дальний край двора? Край – он ведь везде край!

 

- Вы понимаете, - говорит он, вспоминая пережитое, - я стал, наконец, рассуждать! И - бегом в дом. Разорвал наволочку, достал из перьев рулончик, развернул его, а там, вместо денег – листки из отрывного календаря!

Подключив к поискам знакомых, Александр с их помощью проверил все выезды из села - «жигуленка» с цыганками нигде не было: как сквозь землю провалился. Потом, правда, до Саши дошло: мнимые сборщики перьев, вероятнее всего, переждали переполох в селе в лесопосадке и впоследствии, не выезжая из нее, укатили прочь.

По словам первого заместителя начальника Черниговского райотдела внутренних дел майора милиции Сергея Мацухова, на побывавших в Панфилова цыганок в милиции, вроде бы, имеется ориентировка: они успели засветиться в области. Осталось уточнить, как говорится, кто есть кто. Сам же Саша пребывает в недоумении.

- Не поверите,- пожаловался он, - на следующий день их лица из памяти стерлись!

Немногим ранее, кстати, цыганская «гастрольная» бригада побывала еще в одном черниговском селе – Салтычии. Попросившись там на ночлег к Татьяне и Василию Саенко, путешественники переночевали у них [причем в дом заходила только цыганка с двумя малолетними детьми], а когда уехали, вместе с ними из дома исчезли две с половиной тысячи гривен, припасенных хозяевами на покупку дома.

- Представляете, я никогда чужим дверь не открывала, - сетовала на себя Татьяна Саенко. - А вот ребенка пожалела и впустила чужаков. И ведь деньги-то перепрятывала еще до того, как цыганка вошла в дом. Куда - она не могла видеть и знать! Но, оказывается, узнала. Будто бы мысли мои прочитала.

- Отличительная черта черниговцев, - подвел итог нашим разъездам по району майор милиции Сергей Мацухов - чрезмерная доверчивость. Ею, как видите, и пользуются нечистые на руку цыгане-гастролеры.

Или экстрасенсы.

2005

Фото Сергея ТОМКО



Создан 08 июл 2016