Сайт журналиста Владимира Шака

Тринадцать дней на льдине дрейфовали по Азовскому морю два рыбака из Бердянска




Подробности почти двухнедельного дрейфа по студеному Азову известны, естественно, только самим рыбакам. А к ним медики не пускают даже родственников - Сергей и Мирон находятся в реанимационном отделении бердянской городской больницы.

 

Поэтому о случившемся мы можем судить лишь по рассказу их непосредственного начальника - директора рыболовецкого специализированного предприятия «Альбатрос» Валерия Сероштана. Именно с Валерием Сероштаном в последний раз связывались с моря по мобильному телефону рыбаки, сообщив, что у них все в порядке [кстати, один из них, Мирон Комаров, - двоюродный брат директора]. И именно он, спустя 13 дней, встречал их на Бердянской косе. Обмороженных, уставших и похудевших, но не сдавшихся стихии.

- Оба рыбака работают у меня два года, рассказывает Валерий. - Работа сезонная - с 1 марта по 1 июня задействованы они на промысле тюльки. В тот день, 22 февраля, я уехал в Андреевку, забрать их санитарные книжки. Приезжаю к себе в Новопетровку, а мне сообщают пограничники: с вашей базы ушла в море лодка. Оказалось, мужики ушли на моем прогулочном «Прогрессе». Собственно говоря, не на рыбалку они пошли, хотя, конечно, не отказались бы от бычка к праздничному столу, а обкатать перед путиной двигатели лодочные решили. Погода в момент их отхода от берега отличная стояла. Километрах в 18-ти они находились, когда позвонили мне: мол, у нас все нормально. А потом закапризничал один из двигателей - порвалась веревка технического стартера [т.н. шморгалка, - прим. ред.]. В связи с чем нужно было поменять мотор - в «Прогрессе» их было два и две канистры с топливом имелись, по 20 литров в каждой. На беду, на борту не нашлось нужного ключа. Задержка, короче говоря, возникла. Когда ремонт закончился, резко усилился ветер, лед развернуло - и он перекрыл путь к берегу. Ребята попытались обойти ледовое поле, но скоро поняли, что для этого придется сделать огромный крюк. А бензин-то в одном из баков на исходе был, и рыбаки решили вытащить «Прогресс» на лед, переночевать там, а с рассветом отыскать кратчайшую дорогу домой.

Ночью, однако, ветер набрал еще большую силу, ледовый массив с «Прогрессом» и людьми развернуло вокруг Бердянской косы и понесло в открытое море. Потом, на берегу, уже после спасения, рыбаки расскажут Валерию Сероштану, что 23-го днем они пытались тащить лодку по льду в сторону берега, но затею эту вскоре пришлось оставить - после того, как под лед провалился Мирон Комаров. Кое-как обсушившись, рыбаки начали почти двухнедельный дрейф по морю. Сначала - в сторону Геническа, а спустя некоторое время, подгоняемые юго-западным ветром - в обратную, к дому.

Обнаружили Сергея и Мирона в 60-ти километрах от берега рыбаки бердянского предприятия «Маяк», вышедшие на промысел из порта 7 марта. «Маяковцы» и доставили спасенных на шпиль Бердянской косы, куда и вызвали по телефону директора «Альбатроса».

- Как они держались, Валерий Павлович? И какими были их первые слова, припоминаете?

- В общем-то, нормально держались! На берег сами сошли. И попросили меня: вези нас домой, хотим попариться. А в больнице завтра покажемся. А что сказали при встрече? "Наконец-то, мы дома!" - вот что я услыхал от них в первую минуту. А еще заявили, что на льдине решили для себя: если выживем - бросим курить и больше никогда в море не пойдем.

- Чем же они питались все эти дни?

- Строгали рыбу, добытую из случайно обнаруженного обрывка сети, пробовали мидии - очень не понравились. Вместо воды снег ели.

- А от холода как спасались?

- Смастерили в лодке из куска прорезиненного брезента подобие палатки, в ящике из-под инструментов жгли остатки бензина и пластиковые бутылки, срезанные с найденной сетки. Так и грелись по ночам, с использованием тепла собственного дыхания. А днем таскали лодку по льду, чтобы не замерзнуть.

- Искать их когда начали?

- Утром 23 февраля мы с эмчээсниками поехали в порт просить корабль. На что получили ответ: корабль будет, если привезете бензовоз соляра. Или оплатите стоимость топлива - около десяти тысяч гривен. Естественно, что таких денег у меня не оказалось, бензовоза тоже. А время же идет! И через службу МЧС я обратился за помощью в донецкую авиакомпанию «Скифавиа». Отправил туда гарантийное письмо с уверением, что оплачу работу вертолета, и стал ждать. Из-за тумана вертолет прилетел к нам только в три часа дня. Поиск с воздуха велся до полпятого. Ветерок тогда носился над морем и легкая дымка стелилась. Она и усложняла поиск, закончившийся безрезультатно. После спасения, по пути в больницу, ребята расскажут мне, что вертолет они слышали - километрах в пяти, по их словам, он пролетел. А вот сигнал подать ему не успели - тот же брезент поджечь, например.

-  Вы верили, что они живы?

- Все верили! И я, и жены рыбаков. А моя жена каждый день свечки за здравие в церкви ставила!

 

Как себя чувствуют спасенные?

- Состояние у них, - говорит заведующий отделением анестезии и интенсивной терапии Бердянской городской больницы Валерий Бабенко, - стабильно тяжелое. В реанимации, как мы полагаем, они пробудут не менее двух недель. У рыбаков зафиксировано повреждение почек, нарушение свертываемости крови и интоксикация. У обоих также проявились признаки переохлаждения, психотравма и обморожение нижних конечностей. А что они выжили, что боролись за жизнь - молодцы. Как человек, который знает, что такое опасность, я восторгаюсь ими!

 

Правильно ли был организован поиск?

- Поисковые работы не были скоординированы, - считает начальник Азовской инспекции судоходного надзора Валентин Екименко. - Я знаю о том, что в порту директору «Альбатроса» предложили заплатить за топливо для буксира. Зря, что он не согласился. Во-первых, за вертолет он заплатит сопоставимую сумму - почти восемь тысяч гривен. Плюс лечение рыбаков. А во-вторых, если бы буксир вышел в море, он бы стопроцентно нашел пропавших! В первый же день поисков.

2003

 

***В тему

Переполох в Приазовье: весенний коварный лед не позволил вернуться на берег компании молодых парней, ушедших в море на двух рыбацких катерах

 

Начиналось все, вроде бы, привычно-буднично [хотя и с нарушением закона]: в один из мартовских дней с 49-го причала села Мироновка, что в Приазовском районе, вышли в море [без соответствующего разрешения. Это как раз и является нарушением] две «Стрелы» - таким стремительно-решительным словом именуются местные частные рыболовецкие катера.

Одним из них, оснащенным двумя 75-сильными «Ямахами», командовал 20-летний студент Николай, другим - его 30-летний двоюродный брат Василий. «Ямаха» второй «Стрелы», на борту которой, кстати, находилось, как и на первой, тоже три человека, имела двести «лошадок». Серьезная, как видите, мини-эскадра получилась. И задачи перед ней стояли серьезные.

Нужно было провести ледовую разведку, а проще говоря - разобраться, можно ли уже на промысел мироновским мужикам выходить. Ведь рыба, добытая ими в море, для многих семей является единственным источником дохода.

Лавируя между редкими льдинами, «Стрелы» выбрались на чистую воду и помчались прочь от берега.

Связи с катерами не было шесть часов: с девяти утра до трех дня. А потом 20-летний капитан первого катера позвонил отцу по мобильнику: так, мол, и так, разведка проведена успешно, двигатели испытаны, но появилась проблема - вернуться на берег не можем. Услышав заявление сына, Анатолий Григорьевич Писаренко мгновенно вспомнил прошедшую морозноветреную зиму - ему, бывалому рыбаку, без лишних слов стало понятно, что произошло в море.

- Зимой ведь, - уже спустя время объяснит он мне при встрече, - у нас господствовали северо-восточные ветра. Льды они сбили в сторону Кирилловки и Геническа. А в тот день, поменяв направление и резко усилившись до 30-35 метров, ветер погнал ледовый массив к нашим берегам. Хлопцам путь к дому был закрыт. По чистой воде к берегу они смогли подойти – со стороны моря - лишь на 30 километров. А дальше все - начинался сплошной лед, пригнанный надвигавшимся штормом.

- И что вы посоветовали сыну?

- Сказал ему: в сторону Керчи даже не пытайтесь пробиваться - не получится. Попробуйте к Обиточной косе идти. Возможно, там льдов не будет. И на этом связь оборвалась. Оборвалась потому, что «Стрелы» вошли в зону безмолвия, если можно так выразиться - в ту самую, из которой мобильник уже «не достреливает» до берега. И потянулись долгие часы ожидания.

Однако Анатолий Григорьевич не сидел, сложа руки. Первое, что он сделал, - отправился в местный рыбколхоз, как в Мироновке еще с коммунистических времен называют рыбохозяйственное предприятие «Победа». Директор предприятия Виктор Парфентьев тут же связался со своим бердянским коллегой, от которого узнал: где-то неподалеку от приазовских берегов завершают промысел четыре бердянских корабля. Три из них по причине разгулявшегося шторма снимаются вскоре домой, а четвертый на некоторое время остается - у него небольшая поломка случилась.

- Давайте координаты пропавших, - передал в Мироновку капитан задержавшегося в море корабля, - и мы немедленно пойдем к ним на помощь.

У попавших в ледовую западню на быстроходных «Стрелах» разведчиков имелся прибор определения координат, а вот связь с берегом по-прежнему отсутствовала. В надвигавшихся сумерках, уворачиваясь от все нараставших волн, ребята медленно продвигались в сторону Обиточной косы, до которой им нужно было одолеть по штормящему морю не менее 50-ти километров.

- Волна такая была, - поделится потом пережитым сын Анатолия Григорьевича, - что нередко за ней соседний катер терялся из виду. И тогда, для надежности, мы бросили якоря и привязались друг к другу.

Так они и дрейфовали дальше в связке - как альпинисты в горах. Когда же подходившая к борту льдина пыталась опрокинуть катер, якоря экипажи поднимали и, осторожно продвигаясь в темноте, вновь выбирались на чистую воду.

- Страшно было, Николай?

- Ну... в один момент - да. Это когда подкотовка оборвалась - якорная веревка.

- И как вы действовали?

- Запасной якорь привязали! Уже понадежнее. И легли спать.

А вот на берегу было не до сна.

- Приблизительно к девяти вечера, - рассказал заместитель начальника Приазовского районного отдела ГУ МЧС Украины в Запорожской области Анатолий Чорба, - «под ружье» были поставлены все необходимые службы: пограничники, милиция и спасатели, естественно - Приазовского, Приморского и Бердянского районов. О случившемся мы оповестили суда, находившиеся в районе возможного пребывания пропавших рыбаков, и подали заявку на вертолет, который должен был рано утром вылететь из Симферополя.

А еще в любой момент готов был выйти на поиск плавающий транспортер 2-го аварийно-спасательного отряда. Одно только оставалось неясным: куда идти следовало, в какую сторону моря? Слава Богу, хоть шторм к утру стал выдыхаться, а к рассвету он и вовсе угомонился.

На связь «Стрелы» вышли лишь в шесть утра.

- У нас все в порядке, - услышал в трубке Анатолий Писаренко бодрый голос сына. - Мы живы и здоровы, находимся...

По переданным на берег Николаем координатам в Бердянске, где к поисковым работам должен был подключиться ледокол, определили: катера находятся в четырех милях от дальней части Обиточной косы – Обиточный залив они-таки по штормовому морю одолели! “Нужна ли помощь?'' - запросили море бердянцы. “Нет, будем ломать лед сами".

- В какой момент, Анатолий Григорьевич, поняли, что все, наконец-то, благополучно завершилось?

- После того, как катера вышли на берег - около восьми утра.

- Это где произошло?

- Почти на самой оконечности Обиточной косы - неподалеку от тамошнего маяка.

2006

***

В Каховском море оторвало от берега льдину с 13 рыбаками: не выжил никто

На рыбалку они приехали в село Скельки, что в Васильевском районе Запорожской области, в пятиницу, 27 февраля 2004 гожа, на четырех машинах около двух часов дня. Трое - из Михайловки, остальные - из Запорожья. Отмахнувшись от предупреждения сторожа ближайшего рыбхозяйства, вышли на лед [чего в эту пору, при плюсовой температуре, не позволит себе ни один местный житель]...

Крепчавший юго-западный ветер вскоре легко оторвал их льдину от берега. Старожилы утверждают, что спастись рыбаки могли бы сразу же - им нужно было просто спрыгнуть в воду. Глубины в том месте небольшие.

Но произошло то, что произошло: ветер погнал льдину в море, к основному массиву льда.

Сообщение о ЧП на водохранилище в главное управление МЧС в Запорожской области поступило в 15.10. Через 17 минут на место прибыл отряд аварийно-спасательной службы Васильевского района. Спасать рыбаков отправились три баркаса рыбхозяйства «Таврия». Однако добраться до людей не удалось. По словам директора хозяйства Анисима Иванченко, лед стал крошиться, у одного из баркасов даже срезало винт. Баркас прибило к ледяному массиву, от кромки которого до терпящих бедствие людей оставалось около ста метров.

- С баркаса кричали рыбакам, - рассказывает Анисим Васильевич, - чтобы они попытались подобраться поближе. Но лед буквально дышал - двигаться по нему было невозможно.

Само обездвиженное, попавшее в ледовую западню деревянное суденышко уводить к берегу пришлось потом с помощью другого баркаса - па канате.

А тут еще пошел дождь. Над морем стал сгущаться туман, резко ограничив видимость.

В сумерках в Скельки прибыл из Мелитополя плавающий транспортер, но и его экипажу не удалось отыскать пропавших.

В течение двух следующих дней к поисковым работам были привлечены подразделения  государственной пожарной охраны, аварийно-спасательные службы МЧС, вертолет Ми-2 компании «Универсал-Авиа» [а впоследствии и эмчеэсовский самолет- разведчик], сотрудники милиции и рыбинспекции, рыбаки и местные жители - всего 238 человек и 13 плавсредств. Но ни рыбаков, ни следов их пребывания на льду обнаружить не удалось.

- Какова вероятность, что людей все же удастся найти? – поинтересовался я в понедельник, 1 марта,  у директора департамента гражданской защиты МЧС Украины генерал-майора Сергея Зозули, только что вернувшегося на амфибии из поиска.

- Очень маленькая. Но поиски будут продолжаться!

 

*Общая площадь Каховского моря превышает 29 тысяч квадратных километров.

От Скелек до противоположного берега [по направлению к нему и унесло льдину с людьми] - под тридцать километров.

 




Обновлен 21 июн 2017. Создан 08 июл 2016