Сайт журналиста Владимира Шака

Леха-бомбист едва не взорвал свое родное село… авиационными бомбами




Бомбистом 44-летний житель приазовского села Гирсовка Алексей Корнеев стал после примечательного события: после того, как приволок домой две неразорвавшиеся авиационные бомбы: в 50 и 100 килограммов.

Где он их взял? А нашел. На соседнем с селом – и с Молочными лиманом - полигоне, где безработный Алексей промышляет добычей металлолома. Догадываетесь, что за металл добывает он на полигоне [не действующем правда, с начала 60-х годов]? Не догадываетесь? Да осколки бомб собирает там, на берегу Молочного лимана.

Па полигоне я и отыскал Алексея. Мужчиной он оказался вполне здравомыслящим. На мой вопрос, зачем бомбы в село притаскивал, ответил приблизительно так: а чтобы пацанва полигонная их ковырять не стала. Бомбы все же...

- А разряжали их где?

- Да тут же и разряжал, - говорит Алексей.

- Нынче много металла набрали? - увожу разговор несколько в сторону, полагая, что собеседник мой чуть-чуть, скажем так, лукавит.

- Пойдем, покажу.

Я с удовольствием иду вслед за Алексеем, потому что у меня за спиной полигоновская команда металлистов столпилась вокруг неглубокой ямы - в ней кто-то из них якобы обнаружил... очередную бомбу. По словам моего ведущего, за которым я едва поспевал по изрытому полю, - тоже стокилограммовую. У меня, честно признаюсь, не возникло желания заглянуть в яму с притаившейся на дне смертью. Поэтому не берусь утверждать, как выглядело найденное мужиками. И что напоминало: бочку из-под авиационного керосина или действительно неразорвавшуюся бомбу. Из тех, что на полигон сбрасывались с самолетов четыре десятка лет назад. В учебных целях. А в войну берег лимана к тому же основательно пропахали летчики люфтваффе, разнося в щепки базировавшийся тут советский аэродром. 'Гак что осколков на полигоне - как нигде в другом месте, наверное.

А еще я знаю, что разбираться с находкой выезжал после нас гирсовский участковый Александр Желязков. Надеюсь, он конкретнее может объяснить, что же скрывается в той неглубокой яме.

Нарытое Алексеем поместилось бы, видимо, в паре моих горстей. Причем металл был исключительно бомбово-осколочного, если можно так выразиться, происхождения.

- И что, - удивляюсь, - этого хватает на жизнь?

- На хлеб и на сигареты хватает. Другого-то заработка в селе вообще нет.

- А где, в каком месте вы свои бомбы нашли, - снова возвращаюсь к интересующей меня теме.

И Алексей опять ведет меня по полигону.

- Вот здесь, - наконец, останавливается мой провожатый у свежевырытой ямы.

Я заглянул в нее и увидел... носовую часть бомбы.

- Не пугайся! - видя, с каким страхом я отпрянул прочь, улыбается Алексей. - Бомба эта разорвалась! Кусок только ее остался. И рядом с ним была та, моя. В ту же воронку угодила!

К нам, тем временем, стали подтягиваться другие обитатели полигона: десятка полтора мужчин, несколько женщин, дети, норовящие всюду поспеть скорее взрослых.

-  Вам не страшно тут? - оглядывая   пеструю  компанию, спрашиваю я.

И слышу в ответ веселый заливистый смех. Смех людей, которых наша никчемная действительность заставляет ежедневно бродить по иссеченной смертью земле. По земле, скрывающей в себе саму смерть.

Нy, а теперь вернемся к истории с бомбами, от которых Алексей Корнеев кличку свою получил. По замечанию начальника группы пиротехнических работ мирненского аварийно-спасательного отряда оперативного реагирования капитана Дмитрия Чернова, Леха, похоже, в самом деле лукавил, говоря, что разрядил обе бомбы на полигоне. Взрыватель из стокилограммовой сапер-самоучка вытаскивал, по-видимому, у себя во дворе. О чем и сообщил потом райвоенкому [в присутствии участкового].

- А это делать в населенных пунктах, - говорит капитан, - даже нам, профессионалам, категорически запрещено. Неизвестно ведь, как поведет себя пролежавшая в земле десятилетия бомба. С Алексеем, - добавляет Дмитрий Анатольевич, - мы, конечно, провели работу.

- Побили его?

- Нет! - несколько опешил от моего вопроса капитан. - Работу в плане разъяснения провели: как обращаться с такими находками.  Не извлекая их из земли, следует обозначить опасное место вешкой и тут же сообщить об обнаруженном представителям местной власти.

- Бомбы вы куда вывозили?

- В карьер. Там и уничтожили накладным зарядом.

- Здорово бабахнуло?

-  Серьезно рвануло! От взрыва осталась воронка диаметром в четыре метра и глубиной в полтора.

По оценкам саперов [вместе с капитаном Черновым, к слову, в Гирсовку выезжали также майор Сергей Катриченко, прапорщик Денис Морозов и рядовые Андрей Карпенко и Андрей Клименко], в тротиловом эквиваленте в Лехиных бомбах находилось около 80 килограммов взрывчатки.

 

Мнение по поводу

Как полагает гирсовский участковый, старший лейтенант милиции Александр Желязков,  для того, чтобы в селе не повторялись подобные случаи, саперам следует организовать на заброшенном полигоне что-то типа учений и извлечь из земли все неразорвавшиеся бомбы. Ведь висящая над Молочным лиманом тишина такая обманчивая…

2004



Создан 07 июл 2016