Сайт журналиста Владимира Шака

Покушение на императора Александра Второго в городе Александровске (Запорожье)




Избежать гибели в городе за днепровскими порогами всероссийскому самодержцу позволила только техническая неграмотность готовившего покушение народовольца Андрея Желябова

 

Почему выбрали Александровск?

О факте пребывания в Запорожье [до 1921 года - Александровск] организатора и руководителя партии «Народная воля» Андрея Желябова свидетельствует сегодня мемориальная доска, установленная на доме №60 по проспекту Ленина. Как гласит надпись на ней, некоторое время “выдающийся русский революционер” проживал в городе Александровске, “готовя покушение на царя”.

Чтобы разобраться, почему местом покушения на Александра Второго осенью 1879 года был избран именно Александровск, я внимательно просмотрел относящиеся к тому времени архивные документы «Народной воли» [они в свободном доступе нынче. На них я и буду ссылаться в дальнейшем]. Выяснил для себя я следующее.

Смертный приговор царю, вошедшему в историю как царь-освободитель [Александр Второй отменил в России крепостное право],  исполнительный комитет «Народной воли» вынес 26 августа 1879 года. Царя боевики-народовольцы, рассматривавшие террор одним из средств политической борьбы, готовились атаковать в трех городах: в Одессе [группа Михаила Фроленко], Александровске [группа Андрея Желябова] и Москве [группа Софьи Перовской] – по пути следования царской семьи из Крыма в столицу.

Первоначально предполагалось, что Александр, возвращаясь с отдыха в Крыму, совершит переход на яхте из Севастополя в Одессу. И далее отправится в Москву по железной дороге. Однако буквально в самый последний момент государь передумал: накануне его яхта попала в шторм, и он посчитал, что путешествие морем – далеко не так безопасно, как казалось поначалу.

В связи с изменением маршрута, царский поезд был отправлен из Севастополя в Москву через Александровск. Где 18 ноября его должна была встретить группа Андрея Желябова, заминировавшая железнодорожное полотно “на четвертной версте от города по пути к станции Лозовой”.

Для привязки к местности уточню: четвертая верста от города – это район нынешней запорожской улицы Круговой. Здесь и действовала группа Андрея Желябова.

По свидетельствам самого Андрея Ивановича [уроженца Крыма, кстати], выбрав место для закладки мины, он известил об этом исполком «Народной воли», испросив его при этом: “Могу ли я рассчитывать на средства, а также и на участие [в подготовке покушения]”. Ответ поступил незамедлительно: можно начинать подготовку, не стесняясь средствами. “По получении ответа, – замечает далее «выдающийся русский революционер»-террорист, – я приехал 1 октября 1879 года в Александровск из Харькова. День был ярмарочный”.

 

Купец-террорист

В Александровск Андрей Желябов привез “пуд динамита, пуд изолированного провода, два индукционных прибора Румфорта и несколько элементов Грене” [химических источников тока]. И вскоре – от имени ярославского купца Тимофея Черемисова, подал заявление в городскую управу: “Желая устроить в Александровске кожевенный завод, честь имею просить дозволить мне устройство вышеозначенного завода и отвести для сего около крепости [Александровской] 1200 кв. сажен на условии продажи при продолжении аренды”.

Согласно материалам “дела об убийстве императора Александра Второго”, в конце октября Черемисов [Желябов] поселился в доме александровских мещан Бовенко “с какой-то женщиной, которую называл своей женою. С этого времени у него стали появляться новые лица, из коих двое останавливались и жили у него: один – около месяца, а другой несколько дней”.

Можно предположить, что “новым лицом”, останавливавшимся у мнимого купца, был народоволец Николай Кибальчич, отвечавший за техническую подготовку покушения на царя в Александровске [после ареста, в тюремной камере, он, ничуть не интересуясь ходом судебного разбирательства, набросает проект реактивного летательного аппарата, способного перемещаться в космосе]. Именем этого талантливого ученого [и террориста!] названа одна из улиц Запорожья.

Но вернемся к руководителю группы. Как отметил во время допроса один из свидетелей, “ездили мы с ним [Желябовым] кругом города, останавливались во многих местах, он вставал с повозки и при осмотре местности говорил, что ему нужно было бы занять место вблизи какой-нибудь ямы, в которую можно сливать нечистоты”.

Получив, наконец, разрешение на строительство завода, купец выбрал себе участок земли “близ полотна железной дороги, но в отводе этого участка ему было отказано, после чего он указал другой участок, вблизи селения Вознесенки”. И вот еще на что обратили внимание соседи и александровцы, с которыми общался Андрей Иванович: “Постоянно говоря о своем намерении устроить в городе кожевенный завод, он, однако же, не принимал никаких мер к его устройству”.

 

Царский состав собирались взорвать двумя минами

А вот подготовка к диверсионному акту на железной дороге шла полным ходом. Вот что об этом сохранилось в материалах «Дела об убийстве императора Александра Второго»: “Перед самым началом работ пошли сильные дожди-ливни и с окрестных высот вода вся устремилась в овраг... стремительно несшаяся вода несла с собой разный древесный мусор, который засорял проходную трубу, что было опасно для железнодорожной насыпи, так как вода поднималась все выше и выше и своим напором пропитывала насыпь и разжижала ее грунт. Каждую ночь железнодорожная охрана раза по четыре или пять с фонарями спускалась к трубе и осматривала ее. Пришлось работать в промежутках между осмотрами. Желябов выговорил себе право собственными руками просверлить железнодорожную насыпь, заложить мины и впоследствии соединить провода для взрыва поезда. Самым опасными делом была переноска снаряженной мины со вставленными запалами, а также опускание ее на место. Приходилось несколько раз отвозить мину обратно в город на квартиру, за всю ночь не удавалось выбрать удобного момента для опускания: то проходили поезда, то сторож осматривал путь, то проходила охрана... Наконец, Желябову удалось заложить первую мину. А при закладке второй мины едва не произошло несчастье: в тот момент, когда ее стали опускать, показался сторож. Мину пришлось выхватить, опустится пониже и залечь на земле”.

Утром 18 ноября Андрей Желябов вместе с другими участниками готовившегося взрыва выехал к заминированному месту – “это громадный овраг [по отвесу 11 сажен, по откосу больше]; вот в этом месте было заложено два снаряда по такому расчету, чтобы они обхватили целый поезд”. Вынув из земли минные проволоки, один из террористов передал их Желябову и, когда показался поезд, подал сигнал: жарь, давай! “Желябов сомкнул цепь, но взрыва не произошло. Императорский поезд проследовал благополучно мимо злоумышленников”.

Провода к мине не были повреждены

Теперь оставалась надежда только на третью группу народовольцев во главе с Софьей Перовской, задачей которой было заложить бомбу рядом с Москвой – на Рогожско-Симоновой заставе. И они свою задачу выполнили. И даже взорвали поезд. Но не тот, в котором ехал император.

Заговорщикам было известно, что царский поезд состоит из двух составов: в одном находится Александр, во втором – его багаж. Состав с багажом на полчаса опережает состав с царем, который и следовало взорвать. Однако произошло непредвиденное: в Харькове сломался паровоз багажного состава и первым отправили царский поезд. Не проинформированные  об этом боевики пропустили его и взорвали мину под четвертым вагоном багажного поезда.

В конце 1879 года исполком «Народной воли» назначит комиссию для выяснения, почему не прогремел взрыв в Александровске. Андрею Желябову предложат показать, как он соединил электроды утром 18 ноября. “И Желябов соединил их неправильно. А распространенным предположением было, что провода после закладки были повреждены”.

Получается, что для приведения в исполнение смертного приговора царю, вынесенного народовольцами, Андрею Желябову просто-напросто не хватило технических знаний. А мысли Николая Кибальчич, который как раз и отвечал за техническую сторону александровского покушения на Александра Второго, были заняты совсем иным – он грезил о далеком космосе...

Суд над террорристами состоится весной 1881 года – после очередного [пятого по счету] покушения на императора, закончившего его гибелью. Софья Перовская, Андрей Желябов и Николай Кибальчич будут приговорены к смертной казни.

 

***В тему

В александровском покушении на царя также участвовали:

Окладский Иван Федорович [1859—1925] - народоволец, рабочий. В 1879 г. участвовал в неудачном покушении на Александра II под Александровском. Летом 1880 года участвовал в попытке покушения на царя под Каменным мостом в Петербурге. Был арестован и по «процессу 16-ти» приговорен к смертной казни, замененной бессрочной каторгой. В 1881 г. стал предателем. С 1883 г. поступил в секретные сотрудники департамента полиции, где служил до Февральской революции. Предательство Окладского было раскрыто в 1918 г. В 1924 г. он был арестован и приговорен Верховным судом РСФСР к смертной казни, замененной в связи с преклонным возрастом десятью годами лишения свободы. Умер в заключении в 1925 г.

Тихонов Яков Тихонович (1851—1882 или 1883) — народоволец, рабочий. За пропаганду среди рабочих в 1875 г. был сослан в Архангельскую губернию на каторгу, откуда бежал в 1877 г. Принимал участие в покушении 18 ноября 1879 г. под Александровском. Спустя неделю был арестован в Петербурге. Подсудимый на «процессе 16-ти» (1880), приговорен к смертной казни, замененной бессрочной каторгой. Заключение отбывал в Петропавловской крепости и на Каре, где и умер от чахотки.

Пресняков Андрей Корнеевич (1856—1880) - народоволец, рабочий. Один из организаторов Казанской демонстрации 1876 г. Участвовал в покушении 18 ноября 1879 г. под Александровском. В 1880 г. был арестован, оказал вооруженное сопротивление. По «процессу 16-ти» приговорен к смертной казни. Повешен 4 ноября. Среди революционеров получил прозвище «гроза шпионов», собственноручно убил двух шпионов: Шарашкина в 1877 г. и Жаркова в 1880-м. Считался лучшим мастером «Народной воли» по гриму.

Анна Васильевна Якимова (по мужу - Диковская) (1856-1942) - русская революционерка. Родилась в Вятской губернии в семье сельского священника; с 1873 года – сельская учительница в Вятской губернии, вела пропаганду среди крестьян. Арестована в мае 1875 года как участница «хождения в народ», подсудимая на «Процессе 193-х», оправдана [освобождена в январе 1878 года]. Вступила в организацию «Земля и воля» и после ее раскола стала членом исполнительного комитета «Народной воли». Весной 1879 года стала членом боевой группы «Свобода или смерть», предшественницы «Народной воли». Хозяйка первой динамитной мастерской «Народной воли». Принимала прямое участие в подготовке ряда покушений на Александра II [в 1879 году под Александровском, в 1880 году в Петербурге и Одессе, в 1880-1881 годах в Петербурге]. Арестована в Киеве 21 апреля 1881 года, на «Процессе 20-ти» в 1882 году приговорена к смертной казни, замененной бессрочной каторгой. В 1883 году переведена из Петропавловской крепости на Кару, а затем в Акатуй. В 1899 году вышла на поселение в Чите. В 1904 году бежала из Сибири в Европейскую часть России, перешла на нелегальное положение, вступила в партию эсеров. В августе 1905 года арестована в Орехове-Зуеве, заключена в Петропавловскую крепость, оттуда выслана в Читу, приговорена за побег к 8 месяцам тюрьмы без зачета предварительного заключения. Осенью 1917 года переехала из Читы в Москву, работала в различных кооперативных учреждениях, в частности в Центросоюзе. Активный член Общества бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев. Умерла в эвакуации в Новосибирске.

 

 

 



Создан 05 июл 2016