Сайт журналиста Владимира Шака

Садовник из Таврии построил самолет самой оригинальной конструкции




Нисколько не преувеличиваю: именно садовник из таврической глубинки в начале минувшего столетия создал оригинальный самолет, который в 1911 году в Петербурге, легко оторвавшись от земли, взлетел в небеса. На борту самолета присутствовавшие при этом успели разглядеть короткое имя машины: «ЧУР №1». Первая буква этого странного имени была взята из фамилии ее конструктора – садовника из Токмака Григория Чечета.

Родился Григорий Герасимович Чечет в токмакском селе Каи-Кулак [ныне Трудовое Острикивского сельсовета Токмакского района] 1 декабря 1870 года в крестьянской семье. С детства был сообразительным, весьма любознательным. Заметив тягу сына к знаниям, отец отдал Григория в школу. Семейное хозяйство в связи с этим поручено было вести двум братьям Григория и сестре – ихняя мать к тому времени уже умерла.

После учебы Григорий нанимается на работу к владелице тамошних земель госпоже Реймер, которая смышленому парню доверила свой сад. Мало того, она даже направила его на учебу в Крым – в Никитский ботанический сад. На крымском южнобережье, пообщавшись с массой интересных людей, Григорий и загорелся идеей построить свой собственный воздушный корабль.

Но сначала, вернувшись домой, взялся за воздушного змея, выполненного в форме птицы с острыми крыльями.

Когда Григорий запустил ее с холма на окраине села, потрясены были все: птица полетела! Вдохновленный результатом, мастер, не оставлявший все это время работу садовника, решает изготовить крылья теперь уже для себя. На свой скромный заработок покупает бамбук, полотно, клей, краски.

Новый летательный аппарат представлял из себя десятиаршинной длины крыло с отверстием посредине – для планериста.

Наблюдая за трудами странноватого садовника, народ откровенно подсмеивался: никто не верил, что на такой ненадежной конструкции можно подняться над землей. Но Григорий поднялся. И полетел. Это была победа. Не только над земным притяжением, но и над неверием людским.

Перебравшись в начале двадцатого века в Большой Токмак, Григорий, наконец, приступает к постройке аэроплана, детали для которого  – по чертежам изобретателя, изготавливали на заводе Фукса и Клейнера. Запущенный в воздух, аппарат повел себя уверенно, парил над землей как птица. Одно только угнетало Григория: у планера не было двигателя. И конструктор дает в московские газеты объявление о его покупке.

Двигатель ему никто не продаст. Тем не менее, прослышав о рвущемся в небеса талантливом самоучке из Таврии, миллионер Михаил Ушков вызовет Григория в Петербург. И поручит вместе с конструктором Николаем Ребиковым построить новый аэроплан, оснащенный стосильным двигателем.

К лету 1911 года машина ЧУР-1 [Чечет, Ушков, Ребиков] была готова и, будучи выведенной на старт, после короткого разбега легко оторвалась от земли…

Это если коротко рассказывать о Григории Чечете.

ЧУР-1: машина самой аригинальной конструкции

***

 

А вот что более длинно сообщает о талантливом конструкторе-самоучке из Токмака интернет-музей авиации «Авиару.рф»:

«Прежде, чем создавать настоящий воздушный корабль, идея которого все четче представлялась Григорию, он решил изготовить для пробы маленькую модель. Перед его глазами, как когда-то у Леонардо да Винчи, все время стоял образ птицы, парящей в высоте. Григорий начал мастерить воздушный змей. Его змей имел форму птицы. Треугольный коробок был «телом», к двум верхним углам он приделал острые крылья. Их положение могло меняться, чтобы модель была устойчивой в полете и лучше парила. Тяжелой выдалась эта работа — прежде всего, потому, что дома он не чувствовал никакой поддержки. Братья и жена все время посмеивались над ним. Но, несмотря ни на что, Григорий все-таки построил змей и запустил его с холма на окраине села. Потрясены были все, однако, никто не похвалил молодого изобретателя, а особенно злилась его жена и Григорий принял решение уйти из семьи.

Он перебрался в другой уезд: богатый землевладелец из немецких колонистов Фальц-Фейн искал себе садовника в лесопарк в поместье Аскания-Нова. Там Григорий Чечет закончил свои расчеты, изготовил некоторые детали аппарата, выслал заказы на материалы и поехал домой - строить планер. Получив из Праги посылку, он, не слушая упреков жены, измерял и примерял бамбуковые палочки, проклеенное полотно и все думал над конструкцией планера, на котором собирался подняться в воздух.

Много чего тогда изменилось в жизни Григория: развелся с женой и вторично женился. Вторая жена Оныся оказалась такой же любознательной, как и он сам. Она расспрашивала обо всем и сама присматривалась, что и как мастерил ее Григорий, или слушала его, когда он читал журналы и газеты о воздухоплавании.

На изготовление летательного аппарата ушла вся зима. Небольшой летний заработок садовника Чечет потратил на покупку бамбука, полотна, клея, красок. И когда пришла весна, изобретатель начал готовиться к полету на своих самодельных крыльях. Аппарат представлял собой огромное (в десять аршин длиной) крыло, каркас которого был сделан из гнутого бамбука и обмотан тонким полотном. Посредине — отверстие, делившее крыло надвое и служащее кабиной для планериста. Почти никто не верил, что Чечет сможет подняться в воздух. Но он все-таки полетел. Хотя и на каких-то десять саженей, а полетел. Это был успех! Но душа желала большего: он хотел сделать самолет. И для достижения цели Григорий с женой сначала переселился в город Гуляйполе, а вскоре Екатеринослав. Тяжело там пришлось Чечету — днем работа, вечером — конструирование нового планера.

Как-то Григорий вычитал, что во Франции велосипедисты прицепляют крылья к велосипедам - делают такие себе планеры-авиетки. А если хорошо разогнаться по ровному шоссе - можно немножко «подлететь». И Чечет решил использовать французский опыт, немного его упростив и усовершенствовав, ведь равнинная местность возле Дебальцево - это хороший способ испытать конструкцию уменьшенного варианта планера. Хотя у него в то время было уже четверо детей, Григорий все-таки смог пойти на вечерние курсы слесарей-механиков. Именно тогда он написал о своем аппарате в Русское Техническое Общество. Ответ из Петербурга не заставил себя долго ждать: «Пан Чечет обратился в отдел с просьбой обратить внимание на его 13-летний труд по строительству летательного аппарата и рассмотреть проект его прибора. Поскольку из присланного нельзя сложить представление о приборе, отдел поручил А.А.Кованько просить одного из инженеров заводов, расположенных около ст. Дебальцево, осмотреть аппарат г. Чечета и дать отделу свой вывод о нем…»

Пришел 1905 год. Григорий Чечет вместе с рабочими приветствовал революцию. За это он вскоре поплатился - полиция взяла его на учет. Но мечта о небе не оставляла его. И вновь переезд - на этот раз в Большой Токмак. Там он решил построить небольшой аэроплан. Нужны были деньги на дорогие детали, которые изготавливали на заводе Фукса и Клейнера по чертежам изобретателя. В то время воздухоплавание было такой областью знаний, в которую даже самым мудрым приходилось пробираться сквозь сплошные дебри вопросов. Что уж говорить о крестьянине, который не имел хорошего технического образования. Для Чечета создание летательного аппарата стало уравнением с многими неизвестными. Но руки авиатора-самоучки день за днем строили небольшую модель аэроплана. И вот она готова. Размашистое основное крыло и крыло над ним; четырехгранный в носовой части фюзеляж дальше сделан трехгранным (для облегчения и прочности), под ним широкое шасси на полозьях, напоминающее сани; массивное на первый взгляд хвостовое оперение — легкое и устойчивое; вместо двигателя приделан лубок медной проволоки необходимого веса. Запущенная с высоты как планер модель повела себя в воздухе уверенно, как настоящая птица. Одно только удручало Чечета — у него не было двигателя, чтобы построить аэроплан. Он дал объявление в московских газетах о покупке мотора, хотя и не имел не это средств.

Но временами жизнь в тяжелую минуту может преподнести неожиданный сюрприз. Немецкий колонист Нейфельд взял его садовником и разрешил строить в своем сарае аэроплан. Григорий полностью погрузился в работу. Однако все-таки изобретатель не выдержал и ушел от Нейфельда - очень уж непосильной оказалась работа у него. Именно в то время из Москвы пришел ответ на его объявление. Хотя двигатель никто ему не предложил, нашелся союзник - коммерсант П.Устрицев, пригласивший Чечета к себе под Москву в Перново, надеясь на совместную работу. Выбора у Григория не было, и он отправился в Москву. Устрицев познакомил его с немецким инженером Петером Броудом. Чечет показал ему деревянную модель своего последнего изобретения — орнитоптера. Все вроде бы складывалось удачно, но по требованию полиции Григорий вынужден был вернуться в Большой Токмак: так он расплачивался за симпатии к революционерам.

Однако не мог Чечет просто так оставить дело всей своей жизни. Он продолжал строить свой аэроплан. Когда пришло время складывать аппарат, изобретатель вывез все части за город. И тут вновь вмешалась полиция — пристав запретил проводить полеты без разрешения полиции, а вскоре запретил строить аэроплан.

Когда Первое Русское общество воздухоплавания перестроило мастерские Щетинина в Петербурге на аэропланостроительный завод, миллионер Ушков, ранее знавший о Чечете, почувствовал, что может потерять прибыльное дело. Он обратился к конструктору Николаю Васильевичу Ребикову и рассказал о Чечете. Ребикова заинтересовало изобретение крестьянина из далекого степного края. Григория Чечета пригласили в Петербург. Там он при помощи Ребикова начал строительство своего аэроплана. Назвал он его ЧУР №1 (Чечет, Ушков, Ребиков).

Пришло лето 1911 года. И, наконец, самолет Чечета вышел на старт. Он легко взял разгон и оторвался от земли, пилотировал его Ребиков. Григорий, стоя на земле, не чувствовал ее под собой и не мог скрыть восторга. В 1912 году Ребриков организовал участие самолета на второй международной воздухоплавательной выставке в Москве. На этой выставке ЧУР-1 пилотировал летчик Лерхе и самолет был показан как самолет самой оригинальной конструкции. Полеты Н.В.Ребикова на этом самолете закончились аварией 5 июля 1912 г., после которой самолет не восстанавливался.

Приехав осенью 1911 года из Петербурга, Григорий Чечет купил себе небольшой домик и нанялся слесарем на механический завод немецких заводчиков-колонистов Фукса и Клейнера. Весь свой заработок он тратил на создание нового летательного аппарата. Новый аппарат (воздушно-парусный корабль) был очень интересным. Весь его каркас конструктор сделал из бамбуковых палок. Крылья и маленькие боковые поверхности, перепонки между крыльями и хвостовое оперение обернул плотным тонким полотном. Планер, поставленный на колеса, предусматривалось запускать буксированием (лошадью) или разогнав по наклонной плоскости.

Весной 1912 года газеты и журналы писали об открытии Второй международной воздухоплавательной выставки в Москве. Вскоре Чечету пришло письмо от Николая Ребикова, в котором тот писал, что ЧУР № 1 тоже покажут на выставке - как самолет "самой оригинальной конструкции".

Хотя Григорий был болен и денег не хватало, он все же надумал поехать в Москву. На выставке он сразу узнал свой ЧУР, поспешил к нему. Под ним красовалась надпись:

«Стенд № 9

Н.К.Ушковъ. Москва, Смоленский бульваръ, №26

Экспонаты: Аэропланъ «ЧУРЪ». Аэробуэръ».

…Изнуренный нищенской жизнью и трудом, Григорий Чечет все чаще болел и в марте 1922 года умер в инфекционной больнице города Запорожья».

 

В тему

Ровно через сто лет после успеха самолетостроителя из Токмака, в начале 2012 года я познакомился в Мелитопольским районе с еще одним авиаконструктором-самоучкой, построившим у себя дома самолет, не похжий ни на какую другую модель. Об этом я и рассказал читателям нашей газеты в материале «Первым делом – самолеты»:

«Бывший старший авиационный механик военно-транспортной авиации, житель Мелитопольского района Валерий Каталкин свой первый самолет построил еще находясь на службе [погоны прапорщика он снял в 1996 году и сейчас работает в местном водоканале]. Как-то, листая журнал «Моделист-конструктор», на­ткнулся механик – на схему машины, изготовленную умельцами из Твери и, оценив ее, взялся за работу. Правда, получился самолет несколько тяжеловатым [на нем был поначалу установлен двигатель от мотоцикла «Урал»]. Но потом, когда его заменили на мотор от снегохода, самолет “залетал с удовольствием” [выражение Валерия]. И затем нередко кружил над районом, разбрасывая в праздники листовки. К слову заметить, испытания машина проходила за селом Данило-Ивановка, где и живет конструктор, где и сегодня продолжает строить самолеты.

Ну а тот, первый, Валерий подарил другу-летчику. А для себя решил делать мотодельтаплан. И сделал. Однако при летных испытаниях, как сам говорит, допустил ошибку: при посадке чрезмерно его раскачал и упал вместе с ним на землю. Слава Богу, не пострадал.

Далее были планер [остеклив его, экс-авиамеханик установил на него колеса, панель управления и двигатель] и двухместный самолет. Работал над ним Валерий вместе с товарищем Валерием Сухотюком в течение трех лет. Интересное дело увлекло обоих мастеров. Трудились они с энтузиазмом.

– Самолет залетал сразу, – рассказывает мелитополец. – Его хозяин, по заказу которого мы и делали машину, и нас катал, и семьи наши. Очень был благодарен нам за сделанное.

К строительству своего третьего самолета мастер готовился долго. Искал материалы и подходящий двигатель, продумывал конструкцию. В общей сложности на работу над машиной ушло около четырех лет.

В конце января Валерий доложил побывавшим у него в гостях журналистам из Запорожья: самолет, в общем-то, готов к летным испытаниям. Двигатель на него установлен. Осталось поставить карбюратор, радиатор и выхлопную трубу, опробовать машину на месте и можно будет отправлять ее в полет.

– В нынешнем году должна взлететь! – уверен конструктор.

Не имеющий пока названия [оно, скорее всего, появится после первого полета, когда машина проявит свой характер] металло-тканевый самолет Валерия Каталкина изготовлен по классической схеме: крыло – сверху, двигатель – спереди. Но, как подчеркивает конструктор, подобного самолета больше нет в мире: “Никто мне не покажет еще один точно такой же. Он один”.

Вот его характеристики: длина  – пять метров, размах крыла – 8,35 м, хорда крыла [ширина] – 1,4 м. В полет пилот может взять с собой груз до тридцати килограммов. Скорость – до ста километров в час. Двигатель на самолет установлен австрийский. Кстати, управлять машиной в воздухе Валерий будет сам. Самостоятельно намерен научиться премудростям пилотирования. Получится у него? Думаю, да. С небесами-то он знаком – не первый год летает на мотопараплане. И в надежности конструкции и всех агрегатов ничуть не сомневается.

– С таким мощным мотором, какой установлен на мой самолет, – итожит разговор умелец, – я только слегка подпрыгну и сразу же взлечу.

Ну, так тому и быть!»




Обновлен 05 июл 2016. Создан 04 июл 2016