Сайт журналиста Владимира Шака

Народная блокада Крыма: Чонгар

Что увидели журналисты из Запорожья в крайнем населенном пункте материковой Украины по пути в Крым, оккупированный российскими войсками



За время моего отсутствия в Чонгаре [до нынешней поездки я был в поселке весной 2014 года], в нем многое изменилось. Не стало, например, слышно перестука вагонных колес, доносившегося с пробегающей мимо "железки", а из соседнего села Сальково ушли николаевские десантники, которые в марте 2014 года были единственной силой, реально противостоявшей рашистской агрессии. Только окопы – прямо у железной дороги, от них остались.  

К слову, если полтора года назад в Чонгар могли запросто заявиться оккупанты [и заявлялись – салом херсонским разжиться чтобы], то сегодня в поселке, кроме пограничников, находятся десятки добровольцев: крымские татары, гражданский корпус "Азов", Правый сектор. Задача перед ними поставлена простая, как жизнь: заблокировав трассу, не пропустить в Крым ни одного грузовика с продуктами.

И с 20 сентября ни одна продуктовая фура в Крым не проехала. Я напомню в двух словах, для чего понадобилось устраивать – по инициативе Меджлиса крымско-татарского народа, блокаду. Дело в том, что административную границу с оккупированным полуостровом ежедневно пересекали десятки фур с продуктами. По информации крымских татар, часть продуктов оседала на полуострове, в том числе и в воинских частях оккупантов, часть же отправлялась в Россию, войска которой и вторглись – со своими кровавым "русским миром" в Украину весной 2014 года.

"Сколько можно кормить оккупантов? Сколько можно наживаться на горе народа Крыма, получая доход от торговли с врагом," – возмутились крымские татары, которые, кстати, больше всего страдают от оккупационного режима: как мне представляется, известный миру под матерной кличкой главфашист из кремля поставил своим опричникам конкретную задачу – выдавить крымских татар из Крыма. И те рьяно исполняют приказ своего фюрера, устроив откровенный террор против коренного народа Крыма.

– Задавите оккупантов блокадой? – полушутя поинтересовался я у коменданта обустроенного в Чонгаре – после начала блокады, полевого городка Дилявера Сейтуменова [мелитольца, кстати].

– У нас нет такой цели: задавить их, – рассудительно ответил собеседник. – Наша цель – освободить Крым и вернуть его Украине.

Пройдя с комендантом по городку, я попросил разрешения заглянуть в штабную палатку Меджлиса.

– Заходите, пожалуйста! – тут же предложил Дилявер.

В штабе было чисто и по-военному строго: длинный стол, в углу – компьютер с большим монитором и... украинский рушник напротив входа.

"Дружба народов", – мелькает у меня мысль. А мой спутник, заметив, что я заинтересовался рушником, рассудительно произносит:

– У нас здесь подлинная демократия: за одним столом сидят и айдаровцы, и азовцы [представители полков "Айдар" и "Азов", – прим. авт.], а также бойцы Правого сектора и "Днепра" – все.

– И крымские татары, – добавляю я.

– И крымские татары, – соглашается комендант.

 

Теперь вернемся на блокпост, который мы миновали на общих основаниях.

– Откройте багажник – предложил нам хлопец, одетый в футболку гражданского корпуса "Азов".

Мы открыли.

Дежурный заглянул в него и махнул рукой своему напарнику: пропускай, мол.

После этого мы представились и вскоре оказались под началом представителя пресс-службы ГК "Азов" Сергея, студента четвертого курса Киевского университета архитектуры, полгода воевавшего на Восточном фронте. А в Правом секторе нас опекала, между прочим, преподаватель психологии Одесского университета им. Мечникова Варвара. Это я для того уточнил, чтобы понятно стало, что за "неонацисты", как уверяют путинские пропагандисты, участвуют в блокаде Крыма.

Неонацисты, по моему разумению, находятся по ту сторону Сивашского залива. И в московском кремле.

Не буду рассказывать, что можно нынче провезти через блокпост в Чонгаре – об этом известно уже всем: только набор продуктов для себя. А вот о том, как провоцируют ребята на блокпостах сторонников оккупационного режима, объясню. Их привычным всем нам приветствием встречают: "Слава Украине!".

Реакцией на приветствие прибывший на блокпост и определяет свою дальнейшую судьбу: или, ответив по-бандеровски "Героям слава!", он катит дальше, или подвергается более тщательно проверке [включая электронную базу данных].

Нас, кстати, таким полусерьезным способом не провоцировали. Возможно, потому, что, выйдя из машины и, увидев портрет Бандеры, я произнес вслух: "Надо же, Степан Андреевич лично участвует в блокаде".

"Свой, – наверное, подумали обо мне держащие блокаду хлопцы, – коль Бандеру по имени-отчеству помнит".

Конечно, мы свои. И цель у нас общая – та, которую комендант чонгарского полевого лагеря озвучил: изгнать оккупантов из Крыма и вернуть его Украине.

На этом и стоять будем.

Комендант палаточного городка Дилявер Сейтуменов


Штаб

Вот такая она - народная блокада Крыма

Фото автора и Сергея ТОМКО

 

***Больше фото из Чонгара, заблокировавшего Крым, здесь:

http://zurnalist.io.ua/album751570

 

***

В тему: от Чонгара до... Чонгара 

Вот о чем я рассказал читателям нашей газеты, побывав 9 марта 2014 года в селе Сальково и поселке Чонгар:

"До российских оккупантов – 18 километров

Журналисты из Запорожья побывали на блокпосту украинских десантников и пограничников в селе Сальково Херсонской области 

 

Следующий блокпост находится на выезде [в сторону Крыма] из соседнего поселка Чонгар. Контролируется он пророссийской крымской самообороной и российскими казаками, которые, к слову, не скрывают своей принадлежности к России

В общей сложности от Сальково до Чонгара 18 километров. О чем и уведомляет придорожный самописный указатель-информатор: имейте в виду, мол, что до российских оккупантов осталось всего ничего.

Еще вот на что я обратил там внимание: на старые, оборудованные еще немцами-оккупантами, мощные бетонные доты, которые разведчики с чонгарского блокпоста используют... в качестве наблюдательных пунктов. Право слово, Гитлер бы дар речи потерял, узнав, что из его дотов братья-россияне, через 69 лет после окончания войны, будут следить за братьями-украинцами.

До недавнего времени, между прочим, жители Чонгара оставались, можно сказать, наедине с нынешними оккупантами Крыма: украинский пограничный наряд за поселком был выставлен только в минувшее воскресенье. А до этого россияне беспрепятственно закатывали  в поселок на бэтээрах. Для чего, расскажет моя коллега Анастасия Писарева, а я предлагаю вернуться в Сальково, где нас ждет заместитель командира десантного батальона майор Ярослав Калашников.

Кстати, когда утром, промчавшись по пустынной [без преувеличения] трассе от Мелитополя до Сальково, мы остановились возле блокпоста в селе и попросили бойцов вызвать кого-нибудь из командиров, те, переговариваясь друг с другом, несколько раз произнесли фамилию “Калашников”. Я по наивности предположил, что нам десантники на всякий случай, который принято называть пожарным, автоматы АК выдадут. Оказалось, майор Калашников – просто-напросто однофамилец конструктора автомата Калашникова.

Пока мы дожидались майора, я внимательно осмотрел блок-пост. Занимает он, в общем-то, приличную территорию. Непосредственно на дороге десантники соорудили заграждение из бетонных блоков и мешков с песком. Тут же, образно говоря, на острие удара, стоит бэтээр с развевающимся украинским флагом. Чуть в стороне – ближе к железной дороге, еще один. В окопе. В этой же низинке, совсем недалеко от «приземленного» бэтээра, находится батарея минометов, укрытых маскировочной сеткой. С противоположной стороны трассы – палаточный городок [с флагом десантных [аэромобильных] войск Украины], передвижная медсанчасть и техника: тяжелые «Уралы», грозные бэтээры.

Обратил я также внимание на вооружение десантников. Тот, который первым произнес фамилию Калашников, имел при себе автомат с подствольником. У выдвинутого вперед бойца за спиной находился ручной пулемет. Остальные вооружены были обычными автоматами. Не оснащенными, что принципиально важно, магазинами с патронами.

– Видя это, – объяснит подошедший майор, – люди понимают, что мы здесь стоим ради мира.

– А вообще, как местный народ к вам относится?

– Отлично! Никаких проблем не возникает. Помогают, чем могут. И поддерживают нас очень.

Еще бы, подумал я: ведь у майора сегодня за спиной не только его десантники и их родные и близкие, но и вся Украина, которую он защищает. И это хорошо понимают люди из ближайших к блокпосту сел. И мы это поняли.

 

...В стороне, за железной дорогой, взлетают несколько ракет. Вроде фейерверка. Я не успеваю задать вопрос, как майор сам отвечает на него:

– Это сигнальная мина сработала, зафиксировавшая попытку проникновения на нашу территорию.

– И часто такое случается?

– Постоянно. А буквально за ночь до вашего приезда разведчики с той стороны пытались выкрасть нашего снайпера. Он, правда, оказался  более внимательным, чем предполагали непрошенные гости.

– Кто конкретно это был, что за гости?

– Один был одет в форму кубанского казака. На остальных была полувоенная – защитная, форма без знаков различия. А вот оружие они имели при себе самое что ни на есть армейское. Последнего образца.

Еще одна провокация, которую пытались осуществить оккупанты [у меня язык не поворачивается засевших за Чонгаром боевиков по-иному назвать], сводилась к следующему. Возле бойца с блокпоста останавливалась легковая машина, из которой доброжелательный водила выставлял пакет: это тебе, браток, передача от благодарного населения. При этом из другой машины за бойцом велось видеонаблюдение. Если бы он взял пакет, этим же вечером соответствующие телеканалы обнародовали сенсационную новость: на украинском блокпосту из Крыма на материк за взятки пропускают без осмотра любой транспорт.

Десантник пакет не взял.

Зато с того дня прибывающий на блокпост транспорт бойцы осматривают более чем тщательно. Их главная задача – не пропустить на материк врагов... извиняюсь, оговорился... вооруженных людей, которые уже не только в Крыму хозяйничают: они на херсонской стороне – прямо по полям роют окопы, оборудуют минные заграждения и пытаются делать разметку под будущую границу. По сути, они у меня, у нас с вами, Родину отнимают. Нашу Украину, на защиту которой вышли десантники майора Ярослава Калашникова.

Бог вам в помощь, ребята!"

 

Майор Ярослав Калашников на блокпосту в Сальково, где его десантники в начале весны 2014 года оставались единственной силой, которая могла противостоять возможной агрессии патлеровских рашистов, вторгшихся в Крым

 

На блокпосту [9 марта 2014 года]:

Оккупанты рядом:


Фото Сергея ТОМКО





Обновлен 21 апр 2016. Создан 15 окт 2015