Сайт журналиста Владимира Шака

«Нерусское море надежно их чистые души хранит»




7 апреля 1989 года в 490 километрах от норвежского побережья затонула атомная подводная лодка «Комсомолец», на борту которой – в составе экипажа, находились четверо запорожцев. Трое из них погибли. При этом капитан-лейтенант Евгений Науменко и мичман Юрий Капуста навсегда остались в море.

 

В семье командира электронно-вычислительной группы радиотехнической службы «Комсомольца» капитан-лейтенанта Евгения Науменко моряков не было. Хотя офицерские погоны носил отец Евгения, Владимир Павлович, вышедший в отставку в чине подполковника артиллерии и после ухода со службы переехавший с семьей из Прибалтики в Украину.

Из Запорожья - прямо из отпуска, в свой последний поход в «нерусское море» и ушел в феврале 1989 года капитан-лейтенант Науменко.

Стpaннaя вещь: пока «Комсомолец» не назывался «Комсомольцем», а выходил в море под кличкой «Плавник» [шифруясь при этом в официальных флотских бумагах как АПЛ К-278 проекта 685], его экипаж успешно выполнял все задачи. В частности, не имевшая аналогов в мире титановая субмарина, предназначавшаяся для борьбы с ракетными подводными крейсерами стратегического назначения противника [т.н. «убийцами городов»], 4 августа 1985 года погрузилась на неслыханную по тем временам глубину в 1027 метров и оставалась там 51 минуту. При всплытии, на 800 метрах, «Плавник» выполнил прострелку торпедных аппаратов [не торпедо-ракетами, правда, а болванками].

В следующем, 1986 году, находясь на опытных тактических учениях в Норвежском море, атомоход провел испытания аварийной газогенераторной системы. А в июне 87-го, после выполнения задач первой автономной боевой службы, АПЛ была принята в эксплуатацию по прямому назначению.

31 января 1989 года грозный атомоход получил наименование «Комсомолец» [по классификации НАТО «Mike»] и через месяц, 28 февраля, вышел на третью боевую службу, имея на борту 69 членов экипажа.

С 7 апреля 1989 года «Комсомолец» покоится на дне «нерусского» - Норвежского - моря на глубине в 1685 метров.

Я не стану вдаваться в подробности, что конкретно произошло в тот день на борту титанового атомохода, но коротко, штрихами обозначу все же хронологию той катастрофы двадцатилетней давности - пока мы будем добираться до Космического микрорайона, что в Запорожье, где живет отец капитан-лейтенанта Евгения Науменко.

 

Командир не имел права подавать международный сигнал бедствия

11.02 [время московское]. В седьмом, а затем в шестом отсеках возник пожар. Объявлена аварийная тревога, лодка начинает всплытие с глубины в 385 метров. Командир корабля капитан первого ранга Евгений Ванин сообщил о ЧП на борту в штаб Северного флота. В воздух поднят первый самолет - тяжелый «Ил-38», командир которого получил приказ: отыскав лодку [а она находилась в 980-ти километрах от советской границы], навести на нее надводные корабли, спешившие в район бедствия: атомный ракетный крейсер «Киров», гидрографическое судно «Колгуев» и плавбазу «Алексей Хлобыстов». Предполагалось, что они должны были прибыть к месту аварии ориентировочно в 18.00.

12.26. «Комсомолец» начал подавать закодированные сигналы бедствия, которые не могли принять иностранные спасательные службы. Командир субмарины, оказывается, не имел права подавать международные сигналы бедствия - должностная инструкция не позволяла. А ведь Норвегия тогда располагала гидросамолетами, которые могли сесть на воду у терпящей бедствие АПЛ даже при волне. От их местонахождения до субмарины было менее часа лета. А наш «Ил» установит визуальный контакт с лодкой лишь в 14.40. «Комсомолец» тогда стоял без движения строго с севера на юг с едва уловимым креном на правый борт. У левого борта в районе шестого и седьмого отсеков наблюдалось обильное вспенивание воды. Из боевой рубки тянулся хвост светлого дыма.

14.50.   В воздухе находятся уже три самолета. Два из них ретранслируют переговоры командира лодки и штаба флота.

15.20.   На АПЛ продолжается борьба с огнем. Ее командир - через самолеты, держит постоянную связь с берегом. Настроение у него уверенное, поступила лишь одна просьба: буксиру подойти к ним. В штабе флота поняли: подлодка потеряла ход. Опасаясь последствий пожара, на ней заглушили реактор.

16.00. Командир «Комсомольца» неожиданно запросил фреон. Самолет-спасатель связался с судами, те пообещали подыскать нужное количество.

16.35. Летчики заметили, что лодка начала оседать на корму.

16.38. Наблюдается дифферент [крен] на корму и правый борт.

16.40. Из воды показался задранный нос лодки, дифферент на корму увеличился. На АПЛ отдан приказ готовиться к эвакуации людей.

16.44. Дифферент еще больше, вода подступила к основанию боевой рубки.

16.47. Боевая рубка наполовину скрылась в воде.

16.50. Командир «Комсомольца» передает радиограмму: “Готовлю к эвакуации 69 человек”.

17.00. Рядом с лодкой показались два развернутых аварийно-спасательных плота [на двадцать человек каждый]. Из лодки непрерывным потоком начали эвакуироваться моряки. «Ил-38» сбрасывает авиационный спасательный контейнер. Самолет-разведчик «Орион» с базы ВВС Норвегии получил приказ вылететь в море для выяснения ситуации.

17.08. К-278, с дифферентом на корму до 80-ти градусов, стремительно затонула. В воде, температура которой была плюс два градуса, оказались 59 человек [четверо погибли на пожаре, еще пятеро, включая командира, остались внутри всплывающей спасательной камеры [ВСК]. Выжил из них только один - мичман Виктор Слюсаренко. В самой лодке остался капитан третьего ранга Анатолий Испенков, до последних минут обеспечивавший работу дизель-генератора].

17.50.   Норвежский «Орион» долетел до района бедствия и обнаружил плотик, облепленный людьми.

18.20.   К месту аварии прибыла плавбаза «Алексей Хлобыстов» и приступила к спасению моряков. К этому моменту погибли от переохлаждения и утонули 16 человек, на борт плавбазы подняли 30 оставшихся в живых и 16 погибших. По пути в Североморск умерли еще три подводника. Таким образом, из 69-ти членов экипажа «Комсомольца» выжили 27.

 

Из моря не вернулись

Трое [из четырех] запорожцев, находившихся на борту субмарины, тоже погибли: уроженец Черниговского района капитан второго ранга Валентин Бабенко - его сердце остановилось за несколько минут до прихода спасателей, капитан-лейтенант Евгений Науменко, которому после эвакуации не хватило сил доплыть до спасательного плотика, и мичман Юрий Капуста [до призыва на военную службу работал электрослесарем на «Днепроэнерго»]. Кстати, уже будучи в воде, Юрий поделился спасательным жилетом со своими двумя товарищами. А сам спастись не сумел.

Валентина Бабенко похоронят в родной Черниговке, мичман же Юрий Капуста и капитан-лейтенант Евгений Науменко навсегда останутся в море. Ну а выжить удастся только лейтенанту Андрею Степанову.

- Жене, - вспоминает отец не вернувшегося из похода офицера-подводника Евгения Науменко, - оставалось служить на «Комсомольце» всего-ничего: вот-вот его должны были перевести на берег - в центр слежения за подводными лодками.

- Когда вы, Владимир Павлович, узнали об аварии в Норвежском море?

- В ночь с 7 на 8 апреля нам позвонили из штаба флота и сообщили о гибели лодки. Утром мы выехали в Ленинград, а оттуда - в Мурманск.

- О гибели сына уже было известно?

- Об этом мы узнали, когда привезли в госпиталь подводников с «Комсомольца». К ним никого не пускали, но сведения о погибших распространились быстро.

- Женя гордился службой на лодке, рассказывал о ней?

- Ничего не рассказывал! Лодка ведь секретная была, уникальная.

- Каким он был по характеру?

- Нормальный парнишка был, спокойный. Кстати, в школе выпускные экзамены по физике слабо сдал. И на месяц засел за учебники: готовился к поступлению в высшее военно-морское училище радиоэлектроники имени Попова.

- И осилил-таки физику?

- На «отлично» ее сдал! И математику тоже. На лодку попал вскоре после окончания училища. А вот в третий поход на ней он не должен был идти. Из отпуска Женю отозвали, чтобы заменил заболевшего специалиста. И он уехал.

Голос Владимир Павловича чуть-чуть дрожит и он задумывается, погружаясь в воспоминания. Мне тоже становится не по себе, а в мозгу морзянкой флотской выстукиваются строки стихотворения, посвященного погибшим на «Комсомольце»:

Нерусское море надежно

Их чистые души хранит.

Над ними сквозь снежное крошево

Лишь чайка заплачет навзрыд.

- Орден Красного Знамени, которым посмертно был награжден Евгений, у вас хранится? - нарушаю я невыносимую тишину.

- Остался у его жены Ирины. А у нас лишь флотский китель Жени сберегается.

Мы прощаемся. Владимир Павлович провожает гостей из до лифта и остается - я это сердцем ощущаю, на площадке еще на какое-то время. Как на пирсе...

2009

 

Послесловие

Через девять лет, 10 августа 2018 года, я получу письмо от автора процитированного в материале стихотворения. Это Владимир Губанов, журналист, который, как он сам написал, во время работы на Севере «общался с подводниками, в частности, с Женей Науменко». И далее он заметил: «Я сочиняю песни, пою их под гитару, находясь на Севере, насочинял их немало. Сочинил и в память погибших на "Комсомольце". Жалко, конечно, что Женя не выжил в той трагедии...»

А вот полностью стихотворение, посвященное погибшим на «Комсомольце», из которого я в материале использовал только одну строфу. Причем строфу важную – я ее даже в заголовок вынес. Кстати, продолжение стихотворения мне тогда, в 2009 году,  не было известно. Не знал я автора берущих за сердце слов.

На карте, где остров Медвежий,

рука адмирала замрет.

Титана губительный скрежет

кинжалом под сердце войдет.

 

Нерусское море надежно

их чистые души хранит.

Над ними сквозь снежное крошево

лишь чайка заплачет навзрыд...

 

И это всех лучше расскажет

мелодии рвущийся плач.

Вивальди шестое адажио

печальный играет скрипач.

 

Негромкие эти пассажи –

так просто не скажешь, о чем, –

в сердцах износившихся наших

выводит дрожащим смычком.

 

На карте, где остров Медвежий,

рука адмирала скользит.

Последняя чья-то надежда –

охрипшая чайка летит.

 

Штабные улягутся страсти.

Безусый совсем морячок

сломает на карте фломастер,

рисуя особый значок...

2009

 

 

В тему

В мае 1989-го был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР “О награждении орденом Красного Знамени членов экипажа подводной лодки “Комсомолец”:

“За мужество и самоотверженные действия, проявленные при выполнении воинского долга членами экипажа подводной лодки “Комсомолец”, наградить:

Орденом Красного Знамени

Аванесова Олега Григорьевича - капитана 2 ранга (посмертно)

Анисимова Юрия Николаевича - мичмана

Апанасевича Игоря Олеговича - старшего матроса (посмертно)

Бабенко Валентина Ивановича - капитана 2 ранга (посмертно)

Богданова Сергея Петровича - старшего лейтенанта

Бондаря Сергея Стефановича - мичмана (посмертно)

Бродовского Юрия Анатольевича - мичмана (посмертно)

Буркулакова Таланта Амитжановича - капитана 1 ранга (посмертно)

Бухникашвили Нодари Отариевича - старшего матроса (посмертно)

Валявииа Михаила Николаевича - мичмана (посмертно)

Ванина Евгения Алексеевича - капитана 1 ранга (посмертно)

Верезгова Александра Геннадьевича - капитан-лейтенанта

Вершило Евгения Эдмундовича - старшего матроса (посмертно)

Волкова Николая Алексеевича - капитан-лейтенанта (посмертно)

Володина Александра Васильевича - капитана 3 ранга (посмертно)

Геращенко Василия Владимировича - мичмана

Головченко Сергея Петровича - старшину 2-й статьи (посмертно)

Грегулева Виталия Анатольевича - капитан-лейтенанта

Григоряна Семена Рубеновича - мичмана

Грундуля Алексея Александровича - матроса (посмертно)

Дворова Сергея Александровича - капитан-лейтенанта

Еленика Михаила Анатольевича - старшего мичмана (посмертно)

Елманова Владимира Ивановича - капитана 3 ранга

Зайца Леонида Анатольевича - старшего лейтенанта медслужбы

Зайцева Андрея Валерьевича - лейтенанта

Замогильного Сергея Васильевича - мичмана (посмертно)

Зимина Вадима Владимировича - лейтенанта (посмертно)

Исненкова Анатолия Матвеевича - капитана 3 ранга (посмертно)

Каданцева Владимира Сергеевича - мичмана

Калинина Игоря Викторовича - капитан-лейтенанта

Капусту Юрия Федоровича - мичмана (посмертно)

Ковалева Геннадия Вячеславовича - мичмана (посмертно)

Кожанова Александра Петровича - мичмана

Козлова Юрия Владимировича - матроса

Колотилина Владимира Васильевича - мичмана (посмертно)

Коляду Бориса Григорьевича - капитана 1 ранга

Кононова Эдуарда Дмитриевича - мичмана

Копейку Александра Михайловича - мичмана

Корытова Андрея Юрьевича - матроса

Краснобаева Александра Витальевича - мичмана (посмертно)

Краснова Сергея Юрьевича - матроса (посмертно)

Кулапина Владимира Юрьевича - матроса (посмертно)

Максимчука Юрия Ивановича - капитана 3 ранга (посмертно)

Манякина Сергея Петровича - капитана 3 ранга(посмертно)

Маркома Сергея Евгеньевича - старшего лейтенанта (посмертно)

Махоту Андрея Владимировича - лейтенанта

Михалева Андрея Вячеславовича - матроса (посмертно)

Молчанова Игоря Александровича - лейтенанта (посмертно)

Науменко Евгения Владимировича - капитан-лейтенанта (посмертно)

Нахалова Сергея Васильевича - мичмана (посмертно)

Нежутина Сергея Александровича - капитан-лейтенанта (посмертно)

Орлова Игоря Семеновича - капитан-лейтенанта

Парамонова Юрия Николаевича - капитан-лейтенанта

Подгорнова Юрия Павловича - прапорщика

Савина Артура Георгиевича - старшего матроса

Слюсаренко Виктора Федоровича - мичмана

Смирнова Михаила Анатольевича - капитан-лейтенанта (посмертно)

Сперанского Игоря Леонидовича - капитан-лейтенанта (посмертно)

Степанова Андрея Леонидовича - лейтенанта

Суханова Валерия Ивановича - матроса (посмертно)

Ткача Владимира Власовича - старшего мичмана (посмертно)

Ткачева Виталия Фёдоровича - матроса (посмертно)

Третьякова Анатолия Викторовича - лейтенанта

Федотко Константина Анатольевича - лейтенанта

Филиппова Романа Константиновича - матроса (посмертно)

Черникова Сергея Ивановича - мичмана (посмертно)

Шинкунаса Стасиса Клеменсовича - старшего матроса (посмертно)

Шостака Александра Александровича - лейтенанта (посмертно)

Юдина Вячеслава Александровича - капитана 3 ранга (посмертно)

Председатель Президиума Верховного Совета СССР М. ГОРБАЧЕВ

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР Т. МЕНТЕШАШВИЛИ”.



Обновлен 12 авг 2018. Создан 19 сен 2015