Сайт журналиста Владимира Шака

В Подземельях Приморска




О подземельях в курортном городе Приморске [запорожское побережье Азовского моря] знают, пожалуй, все. Чтобы воедино собрать крупицы разрозненных знаний, я решил, заглянув в Приморск по газетным надобностям, перво-наперво обратиться к серьезным людям - работникам местного краеведческого музея. И был несколько разочарован. Какие подземелья? - удивились в музее. Кто бы их тут, в степи, строил, вы сами подумайте. А вот подвалы под некоторыми старинными домами действительно имеются. Вход в один из них и в музее есть. Правда, какое-то время назад, от греха подальше, его наглухо заколотили. Других сведений о том, что творится под городом, не имеется: не проводились исследования, не сохранилось никаких письменных свидетельств.

И мне ничего не оставалось, как отправиться на поиски старожилов, из рассказов которых и рождаются нередко легенды. Необычные, как необычно Азовское море перед штормом.

Небольшую экскурсию согласилась организовать для меня и моего спутника фотокорреспондента Славы Тарасенко пенсионерка Алла Александровна Бучакчийская, бывший районный методист по музеям и библиотекам. От нее мы и узнали, что в здании, где находится городская типография, давным-давно располагался магазин минеральных вод купца Нулина. На месте теперешней гостиницы стоял театр [в заштатном, провинциальном городке!] купца Ангеловского. В войну второй этаж здания сгорел, а в 1979-м его совсем разрушили. А вот подземелья остались. По версии Аллы Александровны, по ним местные купцы, включая того же Ангеловского, вывозили на пристань, на берег моря, зерно [это километров за пять]. На чем сказочно разбогатели, осев после революции за океаном. Амбары купцовские находились на месте нынешних Дома культуры и автостанции. И они, и бывший театр, и магазин Минвод расположены в принципе в одном направлении.

Выходит, купцы подземные ходы под городом прорыли?

- Скорее всего, не они, - не соглашается наша провожатая. - Вероятно, остались они от ногайцев, первопоселенцев на здешних землях. А купцы, наверное, подземелья обустроили, укрепили - кладку-то кирпичную видели в них?

Я согласно киваю головой, хотя ни кладки, ни самих подземелий нам еще лицезреть не довелось. Но вход в них найти оказалось совсем не сложно. Тот, который мы обнаружили, находится рядом со сквером, раскинувшимся почти под окнами приморского «белого» дома.

Пока я заносил в блокнот рассказ нашей спутницы, мой коллега исчез под землей. Я уже сделал все необходимые записи, попрощался с Аллой Александровной, а его все не было. Подошел к входу - просторному, отделанному кирпичом, и крикнул:

- Слава! Ты где?

Ответа не последовало.

“Вот тебе и подвал”, - мелькнула в голове тревожная мысль.

Фотокор появился несколько уставшим. Чувствовалось, ему не по себе. Отдышавшись, коллега рассказал, что поначалу подземный ход настолько высок, что по нему запросто всадник на лошади проедет. Дальше он сужается, но идти по нему можно свободно. Метрах в пятидесяти от входа разделяется на два коридора. В кромешной тьме и без страховки передвигаться по ним невозможно. А еще, как выяснилось, подземелья заполнены дурманящим газом. На человека он как бы давит, парализует волю. Слава, крепкий, кстати, мужик, несколько раз вынужден был, присев, пережидать помутнение сознания.

Нашу затею самостоятельно исследовать подземелья не одобрил еще один знаток городских достопримечательностей - главный специалист орготдела Приморской райгосадминистрации Владимир Руденко. О коварстве подземелий он знает не понаслышке: лично прошел по ним не один километр. Испытывал на себе влияние газа и знает, что, по крайней мере, две жизни любопытных ходоков под землю он за последние годы унес. Но главный ход - тот, который к морю выводит, обнаружить не удалось никому.

Владимир Иванович тоже полагает, что приморские подземелья - наследство ногайцев [Приморск раньше, к слову, Ногайском величали]. Они, едва ли не первыми среди кочевых народов, перешли к оседлому образу жизни, занявшись земледелием на берегах Азовского моря. А подземелья использовали в качестве укрытий от набегов воинственных, жадных до добычи собратьев. И в качестве хранилищ накопленного богатства. Почему самих ногайцев газ не брал? Ответ, по-моему, очевиден: надежно работала система вентиляции подземных галерей. А сейчас от воздействия подземного приморского газа не уберегает даже современный противогаз.

Значительная часть азовских ногайцев попыталась однажды переселиться в Турцию, где и была уничтожена тамошним лихим народом, соблазнившимся привезенными сокровищами. Все ли богатства забрали с собой ногайцы - одному Всевышнему ведомо. Потому что оставшиеся после них подземелья тайны хранить умеют.

Фото в подземельях курортного города сделал Вячеслав ТАРАСЕНКО



Создан 16 авг 2015