Сайт журналиста Владимира Шака

Последний бой Антона Буюклы, память которого чтут четыре народа




В ходе Южно-Сахалинской наступательной операции уроженец Акимовского района, что в Запорожской области, повторил подвиг Александра Матросова - закрыл собой амбразуру японского дота, за что был удостоен звания Героя Советского Союза [посмертно]

 

Проведение Южно-Сахалинской наступательной операции – после вступления Советского Союза в войну с Японией, было поручено 16-й армии генерал-лейтенанта Леонтия Черемисова. В ходе операции главный удар с севера на юг [по Долине реки Поронай] наносил 56-й стрелковый корпус генерал-майора Анатолия Дьяконова. В состав корпуса входили 79-я стрелковая дивизия, 2-я стрелковая бригада, 214-я танковая бригада и артбригада с пулеметным, гаубичным и минометным полками. С воздуха корпус поддерживала 255-я смешанная авиадивизия.

Путь наступавшим преграждал Котонский укрепленный район, перекрывавший единственную дорогу в долине реки Поронай. Обойти его было просто невозможно: правый фланг укрепрайона упирался в лесисто-болотную долину реки, а левый – в горный хребет. Согласно архивным данным, Котонский укрепрайон обороняли 125-й пехотный полк 88-й пехотной дивизии 5-го фронта вооруженных сил Японии, разведотряд, артдивизион, части пограничной охраны и резервисты.

На первый взгляд может показаться, что сломить сопротивление японцев советские войска могли бы в первой атаке – силы-то несопоставимые были задействованы с обеих сторон. Однако следует учитывать, что в укрепленном районе, который простирался на 12 километров по фронту и до 30-ти километров в глубину, имелось 17 железобетонных дотов, 31 артиллерийский и 108 пулеметных дзотов, 28 артиллерийских и 18 минометных позиций. Миновать эти         огневые точки было невозможно. Их следовало только уничтожать.

Наступавший в авангарде 165-й стрелковый полк 79-й стрелковой дивизии первым пересек 50-ю параллель и первым ступил на русскую землю, которой японцы незаконно владели сорок лет. А 14 августа на одном из рубежей у железнодорожной станции Котон [ныне поселок Победино Смирныховского района Сахалинской области] движение полка приостановилось: по нему открыли бешеный огонь из крупнокалибеного пулемета упрятавшиеся в замаскированный дот японцы.

Наши подогнали танк и попытались расстрелять вражескую огневую точку, но танковые снаряды доту вреда не причиняли – только искры высекали из мощного бетонного колпака.

Под прикрытием пулемета к доту начала подтягиваться японская пехота. Следовало действовать и действовать решительно. Как? А попробовать забросать дот гранатами. Что и предложил сделать политрук. Но добровольцев не нашлось: никто не хотел умирать через три месяца после Великой Победы. Политрук тоже не хотел.

И тут подал голос тридцатилетний командир пулеметного расчета, старший сержант Антон Буюклы:

– Я попробую. Только без прикрытия идти – безнадежное дело, в момент положат.

– Что вы собираетесь сделать? – оживился политрук.

– Прикроюсь щитком от пулемета «Максим».

И сержант, прихватив три противотанковые гранаты и автомат, пополз.

– Огонь по доту! – донеслась до него команда.

По амбразуре сразу же ударили три наших пулемета. Но и дот продолжал огрызаться огнем. А когда до него осталось метров сто, японцы стреляли только по сержанту. А он, прикрываясь от пуль щитком «Максима», все полз и полз. И выбрался, наконец, из сектора обстрела – попал в так называемое «мертвое пространство», не простреливаемое из дота.

На всякий случай японцы из своего железобетонного укрытия бросили гранату, но она укатилась и взорвалась слишком далеко.

А старший сержант тем временем приподнялся на локте и тоже швырнул гранату в амбразуру. Прогремел взрыв, у дота взметнулась земля, пулемет замолк. Смельчак подполз еще ближе и одну за другой метнул еще две гранаты.

С криками «ура» бойцы полка поднялись в атаку, но тут же снова были прижаты к земле кинжальным огнем из дота. Ранение в грудь получил и сержант. Я бы на его месте вжался в землю и лежал, моля Божию Матерь, чтобы она сохранила мне жизнь. Но Антон Буюклы поступил по-другому: из последних сил поднявшись во весь рост, он бросился на дот, закрыв своим телом изрыгающую огонь амбразуру…

Вторая атака наших бойцов была стремительной и страшной. Противника в плен не брали, а пулеметный расчет дота – пятерых японцев, при которых находились два запасных пулемета,  сожгли из огнемета.

К ночи укрепленный район пал.

 

Четыре народа чтут его память

Примерно в семи километрах от бывшей японской железнодорожной станции Котон [ныне, напомню, это поселок Победино] благодарные сахалинцы воздвигли памятник с надписью: «На этом месте 14 августа 1945 года закрыл своим телом амбразуру японского дота старший сержант Антон Буюклы». А прямо со станции можно на автобусе добраться до поселка Буюклы, где перед зданием поселковой администрации тоже сооружен памятник старшему сержанту.

Имя повторившего подвиг Александра Матросова смельчака, удостоенного за свой подвиг звания Героя Советского Союза [посмертно], увековечено и в названии одной из улиц столицы Сахалина – города Южно-Сахалинска.

Есть мемориальная доска в честь Антона Буюклы также в столице гагаузской автономии в Молдове – в городе Комрате, а бюст героя установлен в столице Болгарии Софии и на его родине – в селе Владимировка Акимовского района Запорожской области.

 

Прозвище прадеда превратилось в фамилию

По одной из легенд, прадед Антона Буюклы в предалекие времена создал на Балканах партизанский отряд, который громил турецких завоевателей. Могучего телосложения, исполинской силы, партизан-ский вожак носил пышные усы. Турки за его голову сулили крупный выкуп, но поймать народного мстителя так и не смогли. И знали о нем лишь то, что местный люд богатыря звал Усачом. По-турецки – «Буюклы». Это прозвище закрепилось за прадедом, а позднее превратилось в его фамилию.

После окончания русско-турецкой войны Усач-Буюклы покинул родину болгар и гагаузов и переселился сначала в Бессарабию, а затем в Приазовье. Там, в Акимовском районе, и родился в 1915 году внук бывшего балканского партизана – Антон.

 

Сахалин

До призыва на военную службу Антон успел поработать в колхозе – у себя в селе, и на стройке – в Днепродзержинске. А в 1936 году попал на Сахалин – в 52-й морской пограничный отряд. За три года службы задержал девять диверсантов. И, влюбившись в сахалинскую землю, после демобилизации остался там в городе Александровске. Работал в артелях «Точмех» и «Сахтранспортник», в подсобном хозяйстве погранотряда.

В июле 1941 года вновь был призван в армию и через год попал в 179-й стрелковый полк. Вместе с этим полком старший сержант Антон Буюклы и принял свой первый бой, оказавшийся для него последним.

 

***В тему

Где похоронен Герой

Согласно персональным сведениям о захороненных в братской могиле поселка Леонидово Поронайского района Сахалинской области, хранящихся в архиве Министерства обороны России, старший сержант Антон Ефимович Буюклы похоронен в отдельной могиле воинского мемориального комплекса [поселок Леонидово, сквер по улице Советской].

Кстати

По данным архива Министерства обороны России [бывший архив МО СССР], за четыре года войны с немцами закрыли собой амбразуры вражеских дотов 248 бойцов и командиров Красной Армии [еще примерно сотня героев не включена в список потому, что на них в архиве отсутствуют точные данные]. За три недели боев с Японией подвиг Александра Матросова повторили 14 смельчаков.

Первым, кто пожертвовал собой таким образом, был политрук танковой роты Александр Панкратов: на амбразуру немецкого дота он бросился 24 августа 1941 года в ходе оборонительного боя в районе Новгорода.

Непосредственно у Александра Матросова было 44 предшественника. Звание Героя Советского Союза за совершение такого подвига присвоено 133-м военнослужащим. Пятеро бойцов, закрывших собой амбразуры, остались живы.

 



Создан 09 авг 2015