Сайт журналиста Владимира Шака

Исчезновение Сусанны: драма наших дней в трех частях [часть 2-я]




Первой всерьез встревожилась молчанием Сусанны, не отвечавшей на телефонные звонки, естественно, ее мама Юлия Владимировна. И забила, как говорят в таких случаях, тревогу. Крестная Сусанны Татьяна Владимировна тоже неоднократно но, к сожалению, безрезультатно, пыталась выйти на связь с крестницей, только-только вернувшейся из Москвы.

Больше всего, кстати, знавшие Суссану удивлялись ее отсутствию в соцсетях. Такой как бы отход в тень, что ли, ну, никак не был присущ открытому характеру девушки. 

 

Просите, и дано будет

После разговора с мамой Юлей, во время которого та поделилась с крестной своими тревожными мыслями,  16 марта мама Таня со своей лучшей подругой Ириной Ильиной – через пять дней после того, как умолк телефон Сусанны, приехали за помощью к маме Ирины, которая оказалась… запорожской целительницей, провидицей и ясновидящей Ольгой Зориной [о ее невероятных способностях неоднократно рассказывала наша газета].

Именно у Ольги Викторовны, напомню факт из первой части своего повествования, побывала на аудиенции перед поездкой в Москву и Сусанна.

Я не раз убеждался: в жизни мы все настолько тесно связаны друг с другом невидимыми нитями, что стоит только пожелать, затронув тем самым невидимую нить-паутинку, и Бог обязательно пошлет навстречу нужного нам человека. Нужного в конкретных жизненных обстоятельствах. Он и поможет, и поддержит, а при необходимости и заступится. Не случайно ведь записано в Книге мудрости: просите, и дано будет.  

Ну а для того, чтобы окончательно расставить все "i" под точками, отмечу, опираясь на уверения очевидцев: целительница и провидица Ольга Зорина в истории с исчезновением в центре Запорожья начинающей модели Сусанны Шарковой в меру сил и способностей, дарованных ей свыше, все время пыталась придать поискам нужное направление.  Но ее, к сожалению, не всегда слышали те, кто должен был в первую очередь услышать и вникнуть в переданную им информацию. В дальнейшем станет понятно, о ком конкретно идет речь.

Объясню я чуть погодя также, откуда сама Ольга Викторовна получала информацию – если, конечно, она даст "добро" на такой, однозначно из области запредельного знания, рассказ. Постараюсь уговорить.

Не всегда правильно понимали сказанное Ольгой Викторовной, кстати, даже близкие Сусанны, пытавшиеся хоть что-то выяснить о судьбе исчезнувшей девушки. Впрочем, дело даже не в непонимании:  не всегда удавалось услышанное совместить с действительностью – так, наверное, точнее будет. Или сопоставить, еще более конкретизирую свою мысль, с определенной местностью услышанное. Как сопоставляют с картой, предположим, какой-то пейзаж.

Скажем, Ольга Викторовна заявила однажды, что Сусанна находится в старом доме, расположенном возле высоковольтной линии электропередач ["я гул проводов слышу"], неподалеку от которой проходит железная дорога, а где-то за пределами видимости присутствует вода ["не вижу ее, но она есть"]. Город при этом должен оставаться как бы за спиной. Потом, между прочим, все описанное в точности совпадет с местом на Зеленом Яру, где в начале июня – через три месяца после исчезновения, найдут тело бедной Сусанны.  А мама Таня со свой лучшей подругой искали ее... в районе улицы 12 апреля, где тоже, если повернуться к высоковольтной линии электропередач с гудящими проводами, город останется как бы за спиной, и тоже имеются железная дорога и вода за пределами видимости.

Но я, в силу склонности при изложении событий перескакивать с пятого на десятое, забежал несколько вперед. Отматываем поэтому время назад и возвращаемся... в 16 марта.

 

Семь суток на поиски

Внимательно выслушав рассказ мамы Тани, всевидящая Ольга Зорина сразу подчеркнула, что девушка находится в опасности и подсказала, какую из подруг Сусанны перво-наперво желательно отыскать, чтобы выяснить у нее детали случившегося: она, мол, в курсе. И добавила: имейте в виду, со дня пропажи Сусанны на ее поиски есть семь суток. Потом спасти девушку уже не удастся.

Пообщавшись с близкими Сусанны, я пришел к выводу: несмотря на ужас переживаемого ими в те дни, ошибок в своих поисках истины они сделали не очень много. Просто судьба, которая до 11 марта была так благосклонна к Сусанне, посылая ей ожидаемые, а порой и неожиданные подарки, отвернулась от нее почему-то и в самую страшную минуту жизни оставила наедине с бедой, свалившейся на 16-летнюю девушку.

Да, чуть не упустил: буквально вскоре после общения с Ольгой Викторовной имел место быть, как выражаются бюрократы, случай, повергающий в замешательство неподготовленного [полушучу] человека: выяснявшие судьбу Сусанны оказались однажды... не буду уточнять, где конкретно – не это главное... в учреждении, скажем так, где в этот же самый момент пребывала и девушка из окружения Сусанны. И тут звонит Ольга Викторовна. "Вы сейчас, – сообщает она, – разговариваете с той, о которой я вам говорила". И описывает, как она выглядит, будто бы глядя на нее. 

Конечно, мама Сусанны рассказала обо этом в милиции. Но, к сожалению, нужного эффекта ее рассказ не произвел. Вернее, он не дал результата. И обвинять в этом, собственно говоря, некого и не за что: для сотрудников правоохранительных органов, как я понимаю их назначение [выдуманное, может быть, ими самими], очевидным доказательством причастности того или иного человека к какому-то событию могут быть только очевидные факты. И ничего кроме них. А фактов таких, увы, не имелось.

Кстати, о фактах. Почти без проблем удалось выяснить, кому из развлекательного центра, куда юная модель заглянула в свой последний беззаботный вечер, она сделала последний звонок с мобильного: такси вызвала... на Зеленый Яр.

Разумеется, был и осмотр квартиры, которую сняла Сусанна и в которой провела только одну ночь –  с 10-го на 11-е марта. В квартире пропали... ведро, половая тряпка и две подушки [?] – так хозяйка, вроде бы, объяснила. А еще исчезли ноутбук Сусанны, телефон и все ее документы, включая ксерокопии.

И последовал еще один звонок от Ольги Викторовны. "Таня, – услышала в трубке крестная Сусанны, – у вас остались часы. Умоляйте милиционеров, чтобы они разговорили девушку, о которой я вам несколько раз говорила. Мы еще можем спасти Сусанну. Я ее держу!"

На этом свете Ольга Викторовна с божьей помощью держала, как она сама сказала, Сусанну до конца дня. А в половине девятого вечера объявила: "Уже не чувствую ее пульса". С Сусанной, поняли услышавшие это, случилось самое страшное...

К глубокому сожалению, маму Сусанны и в этот раз не услышал [или не воспринял всерьез] никто из тех, кто организовывал поиски пропавшей девушки. Или занимался поисками – не знаю, как правильнее. Несмотря на объяснения и просьбы мамы Юли. Понимаете, с какими неприятными вещами мы постоянно сталкивается: нас никто не слышит! Мы доказываем и кричим, выходим из себя и плачем, а нас банально не слышат. Какая-то всеобщая глухота одолела всех, кто как раз и должен слышать нас, вникать в наши просьбы и помогать нам.

Должен, но не делает этого.

 

Кто снимал деньги в банкомате?

Теперь о том, что по моему субъективному мнению мама Сусанны, пусть не обижается на меня, сделала неправильно: выложила в соцсети информацию, полученную от Ольги Викторовны, назвав ее "нашей ясновидящей". И вообще, интернет-сообществу, у которого после исчезновения Сусанны попросила помощи в поисках, стала  рассказывать... чуть ли не о каждом своем шаге.

И Интернет ожил: более тысячи сообщений не только из Украины, но и из соседних государств поступило на страницу мамы Юли. Какой белиберды там только ни было! Кто-то нашептывал, что Сусанна просто  загуляла, кто-то сообщал по секрету, что девушка "залетела" – забеременела и пока боится показаться на глаза матери. Были и просто злорадствовавшие, были и подлецы, изводившие оставшуюся без дочери мать рассказами о том, что Сусанну будто бы держат под замком… в районе запорожского аэропорта, а когда будут готовы документы, вывезут за  границу на продажу [!].

Даже к ребятам из Самообороны пришлось в какой-то момент обращаться за помощью и те, выехав на место, не обнаружили ни замка запертого, ни Сусанны, ни готовящихся на нее документов. А тут и из официальных источников масла в костер сомнений подлили – господ из т.н. "органов" я имею в виду: Сусанна, дескать, отдыхает в клубах и ездит в кабриолете. Так что выбросьте, мамаша, из головы рассказы вашей ясновидящей о том, что ее уже нет в живых. Все у вашей дочери хорошо. Даже фото имеется, как она снимает деньги в банкомате.

Ничего, однако, по тому фото, сделанному ночью невесть где, понять было невозможно – очень нечетким снимок получился. И ничего другого, кроме новых сомнений и слез отчаяния, официальный источник, а попросту говоря, откровенные болваны из "органов" не принесли. Впрочем, я не желаю им зла. Они такие, какие есть. И другими, наверное, быть не смогут.

… На похоронах Сусанны, тело которой отыскали на Зеленом Яру, как и предсказывала Ольга Викторовна, через три месяца после ее исчезновения, кто-то из присутствовавших спросил у крестной несостоявшейся модели: "Таня, а почему ты сказала, что Сусанна сама выбирала себе посмертный наряд?" [для нее, раскрою секрет, купили особенное – полгорода обошли в поисках, свадебное убранство]. "Да потому, - ответила мама Таня, - что его описала Ольга Викторовна, увидевшая Сусанну именно в нем".

На этом пока ставлю точку. О запредельной стороне истории, которая по сей день щемит мне сердце, поговорим в заключиетльной части очерка об исчезновении начинающей модели.

 

***Первая часть здесь:

 http://zurnalist.io.ua/s1682586/ischeznovenie_susanny_drama_nashih_dney_v_treh_chastyah_chast_1-ya



Создан 06 авг 2015