Сайт журналиста Владимира Шака

"Ночная ведьма" из бурчащего села




В мае 1943 года запорожанка Евдокия Носаль стала первой с начала войны летчицей, удостоенной звания Героя Советского Союза [посмертно]

 

По данным главного управления кадров Минобороны Союза ССР, в 1991 году в СССР насчитывалось 12745 Героев Советского Союза. А женщин - всего 95. При этом 83 представительницы слабого пола - летчицы, получившие звание Героя за боевые заслуги в годы Великой Отечественной. Две из них - из Михайловского района: замкомандира эскадрильи 46-го гвардейского ночного бомбардировочного авиаполка 218-й авиадивизии 4-й воздушной армии гвардии младший лейтенант Евдокия Носаль и замкомандира эскадрильи 125-го гвардейского бомбардировочного авиаполка 4-й гвардейской авиадивизии 3-й воздушной армии гвардии старший лейтенант Мария Долина.

Мария Ивановна Долина в последние годы своей жизни жила в Киеве [умерла 3 марта 2010 года], а уроженка михайловского села Бурчак Евдокия Ивановна Носаль погибла в ночь на 23-е апреля 1943 года в ночных небесах юго-западнее Новороссийска. И похоронили поэтому отважную летчицу  вдали от ее родного Бурчака, где когда-то бил из-под земли мощный – бурчащий - родник, возле которого, если верить легенде, останавливались часто на отдых возле родника казаки-запорожцы.

 

Маршалы тоже ошибаются

Через 30 лет после Победы бывший командующий 4-й воздушной армией главный маршал авиации Константин Вершинин так описывал последний боевой вылет Евдокии Носаль: «Опытная и смелая летчица уверенно вышла к цели. Во время бомбометания вражеские зенитки открыли огонь. Умело используя маневр, Носаль ушла из зоны огня и взяла курс на свою территорию. Но примерно через 3-4 минуты ее самолет был атакован. Противник имел преимущества и в скорости, и в вооружении. Евдокия Носаль маневрировала, уходя от прицельного огня, но все-таки некоторые снаряды настигали ее машину. Очередной удар пришелся по кабине. Вспышка на мгновение ослепила штурмана Ирину Каширину. Потом она почувствовала, что По-2 беспорядочно падает и, взглянув на подругу, увидела, что та уткнулась головой в приборную доску».

Оставим на время падающий с ночных небес самолет и исправим некоторые неточности маршала.

А перво-наперво отметим, что машина, которую 23-го апреля 43-го года во второй раз за ночь повела на немецкие позиции Евдокия Носаль, стала называться По-2 лишь после смерти ее конструктора Николая Поликарпова, последовавшей 30 июня 1944 года. В историю Отечественной войны самолет этот вошел больше под названием У-2. Или «небесный тихоход». Или «рус фанер», как о нем на начальных этапах войны пренебрежительно отзывались фашисты. А потом, ощутив на себе силу точечных ударов «рус фанеры», окрестили летавших на ней девчонок «ночными ведьмами» [наши летчики, кстати, величали их ласково «совушками»].

Начиная с 43-го года, за каждый сбитый У-2 немецким пилотам полагались крупная денежная премия и Железный крест. И именно в 43-м немцы для борьбы с «ночными ведьмами» стали перебрасывать с Западного фронта двухмоторные ночные охотники Ме-110. Похоже, один из них и вышел в апрельскую ночь на перехват У-2 Евдокии Носаль, летевшей в сопровождении штурмана Глафиры Кашириной [а не Ирины. Ирой – для краткости - ее подруги называли]. Был ли шанс уйти от врага у «совушек»? Почти нулевой. И вот почему.

Из всего вооружения У-2 имел... два пистолета - личное оружие летчика и штурмана. До 44-го года экипажу даже парашюты не выдавали. Мелкие бомбы [«ночные ведьмы» бомбового груза до 200 килограммов брали на борт] штурман держала на коленях, сбрасывая их на головы фашистов прямо из кабины. А вот вооружение «Мессершмитта-110»: четыре 7,92-мм пулемета две 20-мм пушки и подвижной пулемет калибра 7,92-мм. В бою с ним беззащитный «небесный тихоход» выглядел точно так же, как выглядел бы домашний котенок, вступивший в схватку с саблезубым тигром.

И все же Евдокия могла благополучно увести самолет на аэродром. Если бы природа не помешала лучшей летчице единственного в мире женского подразделения ночных бомбардировщиков [к апрелю 43-го гвардии младший лейтенант Носаль заметно продвинулась по службе, получив должность заместителя командира эскадрильи. Грудь ее украшали два ордена - Красной Звезды и Красного Знамени].

Положив У-2 на обратный курс, Дуся сначала прижалась к горам, а потом стала набирать высоту... И у нее ничего не получилось: самолет попал в нисходящие воздушные потоки. Чтобы уйти из них, понадобилось вернуться в район бомбометания, где уже барражировал «Мессер». На высоте 1100 метров он и обстрелял У-2 из пушек. Снаряд пробил козырьки первой и второй кабины, осколком была убита пилот, совершавшая свой 354-й боевой вылет.

Мне неведомо, почему такая немаловажная деталь - относительно нисходящих потоков воздуха, ускользнула от внимания маршала Вершинина, взявшегося фантазировать по поводу «некоторых снарядов», якобы «настигавших машину» отважной летчицы. Можно предположить, что ему просто-напросто не доложили подробностей того боевого вылета. Либо же он забыл о них.

 

Подвиг штурмана

«Мессершмитт» Дуся и Глаша заметили над Цемесской бухтой. Он пронесся над ними на большой скорости. Нужно было немедленно уходить из опасного района! Но впереди - горы. А для преодоления их, как я уже говорил, У-2 не хватало высоты. На очередном развороте ночной охотник опять оказался рядом, спикировав на освещенный луной тихоход Евдокии Носаль. И почти сразу же гвардии старшина Каширина увидела в кабине пилота яркую вспышку. И почти сразу же самолет стал заваливаться к земле. Перехватив управление, штурман выровняла машину и, еще не веря в случившееся, громко позвала:

-Дуся, Дуся!

Ответа не последовало.

И Глафира самостоятельно повела У-2 домой. Трудно ли было? Конечно! Это же был ее первый вылет на боевое задание. Навыки пилотирования у девушки имелись, но - довоенные, аэроклубовские. В полку Глафира служила авиатехником, должность штурмана получила буквально накануне.

Взявшись за управление, - поведает впоследствии Глаша, - она поняла, что педали зажаты сползающим с сиденья телом Дуси. Тогда штурман встала во весь рост, перегнулась через козырек кабины подальше вперед и, захватив меховой воротник Дусиного комбинезона, с силой потянула его кверху, приподняв отяжелевшее тело убитой летчицы. Так и вела самолет весь обратный путь старшина - одной рукой.

Перед заходом на аэродром Глафира умудрилась пальнуть из ракетницы: на борту, мол, ЧП.

На земле тут же вспыхнули прожекторы. В их свете У-2 плюхнулся, не дотянув до посадочных знаков. В свете луча был отчетливо виден номер на хвосте - «тройка». Дусина «тройка», впервые приведенная домой не самой Дусей.

Похоронили летчицу с воинскими почестями в станице Пашковской [нынешний пригород Краснодара]. А вскоре погибла и Глафира Каширина, которая за перелет с телом подруги была представлена к награждению орденом Красного Знамени.

 

"Хочется сказать землякам: я сделала тысячу боевых вылетов!"

Собирая материал для публикации о летчице, первой в годы войны удостоенной звания Героя Советского Союза, я наткнулся на любопытную информацию. Оказывается, женщина с именем «Евдокия» обычно решительна и умеет постоять за себя. В жизни ей часто приходится трудно, но она умеет преодолевать сложности и добивается всего задуманного. Ее девиз - все или ничего!

Характеристика, между прочим, вполне соответствующая нашей героине. Как отмечала ее однополчанка Раиса Аронова, тоже ставшая Героем Советского Союза, летала Дуся очень хорошо: грамотно, чисто, смело. И с какой-то непонятной жадностью.

«По числу боевых вылетов, - подчеркнет Раиса Ермолаевна в своих воспоминаниях о «ночных ведьмах», - она занимала одно из первых мест в полку.

- Куда ты торопишься? - спрашивала я ее иногда.

- Под Запорожье, в село Бурчак. Хочется сказать землякам после войны: я сделала тысячу боевых вылетов!

- Почему именно тысячу?

- Так... - уклонялась она».

А мне понятно, почему: девиз такой у Дуси был! И пример землячки, скромной птичницы из Бердянского района Полины Осипенко, выучившейся на летчицу и в числе первых женщин получившей звание Героя Советского Союза -за беспосадочный перелет из Москвы на Дальний Восток.

«Мы с Дусей были близкими подругами, - продолжает Раиса Аронова. - Из ее рассказов я знала, что до войны она работала учительницей начальных классов и одновременно занималась в аэроклубе в Николаеве. Окончив его, стала инструктором-летчиком. У Дуси был муж, Грицко, как она его называла. Как-то в минуту откровения она рассказала необычную историю своего замужества. Ее прочили в жены одному парню, с которым дружила с детских лет, и Дуся привыкла к мысли, что им суждено и дальше идти вместе по жизни. Родители уже готовились к свадьбе. Но вот однажды в клуб на вечер пришел летчик, и, как говорила Дуся, они полюбили друг друга с первого взгляда. Через неделю молодые супруги выходили из ЗАГСа. Война застала их с мужем в Бресте. Григорий в первые же часы улетел на боевое задание, а Дусе помог эвакуироваться к ее отцу под Запорожье: она ждала ребенка. Но сын появился раньше, чем Дуся доехала до родного села. А через сутки они оба лежали под обломками роддома, в который попала немецкая бомба. Дусю в бессознательном состоянии нашли среди развалин. Ребенок был мертв.

Много увидела она слез, страданий, смертей. По дороге к отцовскому дому попала под жесткий огонь фашистских стервятников, из всех женщин, которые сидели с ней вместе в машине, в живых осталась только одна она - судьба еще раз отвела от нее руку смерти».

Впечатляет до слез. Но что-то меня, привыкшего всегда и во всем сомневаться, смутило в этой героической истории и я засобирался в Бурчак. И мне в селе повезло: вместе с учителями местной школы мы разыскали подругу детства Дуси Носаль - 91-летнюю Надежду Николаевну Ганюк.

И не просто подругу - крестную сестру геройской летчицы: мама бабушки Нади крестила Дусю!

- Очень боевой она была! - заметила по ходу разговора Надежда Николаевна. - С хлопцами дралась часто. И побеждала всех.

- А семья ее богато жила?

- И не богато, и не бедно. Средне. У родителей пять душ детей на руках имелось. Старшая - Степанида, потом Дарья шла, Павлик - он на войне погиб, четвертая - Дуся и пятая - Тоня. Пару коней держали, пару коров. Четыре гектара земли обрабатывали - тогда по два гектара на мужчину выделяли. Отец Дуси, Иван Федосеевич, еще молоко по селу собирал - на молочный завод возил.

- Вы, наверное, семьями дружили?

- Кумовьями наши отцы были!

- Дусе за боевой характер чаще от кого из родителей доставалось?

- От матери! Отец ее очень покладистый по характеру был человек.

- О замужестве Дуси вам что известно?

- Вы ж не напишите то, что я знаю!

- А вы расскажите!

- До войны у нас в селе пионерлагерь размещался - в школе, что напротив нас находилась. На лето из района привозили в него детей. Дуся и сошлась как-то с директором лагеря. И уехала с ним. Это уже когда она семь классов окончила.

- Влюбилась, что ли?

- Ну, не знаю... стали дружить они! Хотя родители очень возражали, но в Михайловке, куда они уехали, Дуся не задержалась надолго: разошлись.

- А потом куда она направилась? Мне известно, что Дуся Никопольский педагогический техникум закончила - видимо, по совету того самого директора.

- В Великой Белозерке учительствовала и там замуж вышла за начальника милиции. И тоже родители возражали очень.

- В Бурчак вместе приезжали?

- Наведывались. Он был в форме - молодой парень.

- Симпатичный?

- Хороший!

- Почему разошлись?

- Не знаю. Дальше только со слов Дусиной сестры Даши мне ведомо, что училась Дуся на летчицу. И выучилась. Вышла замуж за военного, полковника. Была беременной. А тут война. Пришлось от немцев спасаться - на машине выбиралась, на поезде, чтобы в Бурчак попасть. И в поезде родила сына. Неживого.

- После ее возвращения в село вы встречались?

- Я шла в сельсовет однажды - он за ихней хатой был. Дуся меня увидела и вышла на улицу. Поздравствовались. Дуся рассказала коротко, с какими трудностями ехала домой. И сообщила, что в поезде родила. А сейчас, говорит, в Запорожье собираюсь - на аэродром спешу добраться, пока немцы не нагрянули.

По словам бабушки Нади, Дусиного полковника после войны отыскали следопыты. У него была семья, двое детей. «Евдокия Носаль? - удивился он вопросу следопытов. - Да, служили с ней когда-то. Но ее дальнейшей судьбой не интересовался». Вот и весь сказ!

 

«Достойна высшей правительственной награды»

Наверное, именно муж-полковник помог Дусе стать боевой летчицей. Она ведь не остановилась на аэроклубе: закончила еще и Херсонскую военную авиашколу [до войны ХАШ подготовила два женских выпуска]. И 27 мая 1942 года младший лейтенант Евдокия Носаль была зачислена пилотом в 588-й ночной легкобомбардировочный женский авиаполк. Это была единственная «летающая» воинская часть, в которой не служили мужчины [по указу Президиума Верховного Совета СССР от 8 февраля 1943 года, полк преобразовали в 46-й гвардейский].

По свидетельству очевидцев, самолеты У-2, на которых вылетали бомбить немецкие позиции «ночные ведьмы», обладали уникальными пилотажными качествами. Рассказывают, что однажды Валерий Чкалов, имевший личную, подарочную, «ушку», у земли развернул ее по крену почти на 90 градусов, чтобы пролететь между двумя березками, расстояние между которыми было меньше размаха крыльев. И пролетел!

Чудеса владения машиной демонстрировали и летчицы Дусиного полка. И она сама. Вот что на сей счет, например, значится в наградном листе, заполненном на Евдокию Носаль через день после ее гибели - 24 апреля 1943 года [копию листа мне предъявила хранитель фондов Михайловского краеведческого музея Надежда Кутлиярова]:

«С 27 мая по 27 июля 1942 года совершила 95 боевых вылетов ночью на уничтожение мотомехчастей и живой силы противника, водных переправ и железнодорожных перегонов. В результате точного бомбометания за этот период вызвала десять сильных пожаров, 18 сильных взрывов с пламенем, уничтожила переправу.

После первой правительственной награды - ордена Красной Звезды - с 27 июля по 9 ноября 1942 года совершила 120 боевых вылетов, в результате чего вызвала 12 пожаров, 16 взрывов, разрушила две переправы через водный рубеж у пунктов Кизляр и Павлодольский. Прямым попаданием уничтожила железнодорожный эшелон на станции Ардон. Награждена второй правительственной наградой - орденом Красного Знамени.

После первой и второй правительственных наград, с 10 ноября 1942-го по 22 апреля 1943-го, совершила 139 боевых вылетов ночью, в результате чего произвела 19 сильных пожаров, вызвала 24 взрыва, уничтожила зенитную точку противника.

Всего за период участия на фронте совершила 354 боевых вылета ночью, боевой налет составил 489 часов. Сброшено 47957 кг бомб раз¬ного калибра. Техника пилотирования отличная. Летает в сложных метеоусловиях днем и ночью отлично. В поисках цели настойчива.

За проявленное мужество, отвагу и героизм по разгрому немецких захватчиков достойна высшей правительственной награды - присвоения звания Героя Советского Союза. Командир 46 гв. НБАП гв. майор Евдокия Бершанская».

Читая наградной лист, я обратил внимание, что гвардии майор о своей подчиненной рассказывает в настоящем времени: летает отлично. В поисках цели настойчива. В общем-то, оно и понятно: трудно было привыкнуть к мысли, что Дуси больше нет, что она навсегда осталась там - в ночных небесах. Если не она сама, то ее душа.

 

***В тему

Кроме Евдокии Носаль, "ночными ведьмами"- совушками служили еще две запорожанки. И они, как и Евдокия, тоже были удостоены звания Героя Советского Союза. И тоже - посмертно. Это

 

Евгения Руднева,

штурман 46-го гвардейского ночного бомбардировочного авиационного полка, гвардии старший лейтенант. Герой Советского Союза.

Родилась 24 декабря 1920 года в городе Бердянске Запорожской области, в семье служащего. Украинка.

Жила в посёлке Салтыковка Московской области, в городе Бабушкин. Окончила три курса механико-математического факультета МГУ в 1941 году.

В Красной Армии - с октября 1941 года, окончила штурманскую школу. На фронтах Великой Отечественной войны - с мая 1942 года, была штурманом экипажа. Штурман 46-го гвардейского ночного бомбардировочного авиаполка гвардии старший лейтенант Евгения Руднева совершила 645 боевых ночных вылетов на уничтожение переправ, железнодорожных эшелонов, живой силы и техники противника. Воевала на Закавказском, Северо-Кавказском, 4-м Украинском фронтах. Участвовала в боях на Северном Кавказе, Таманском и Керченском полуостровах.

Погибла смертью храбрых в ночь на 9 апреля 1944 года при выполнении, вместе с Прокопьевой Паной, боевого задания севернее города Керчь [Крым]. Похоронена в городе-герое Керчь на Воинском мемориальном кладбище. Еще до гибели была представлена к званию Героя Советского Союза.

 

Вера Белик,

штурман 46-го гвардейского ночного бомбардировочного авиационного полка, гвардии лейтенант. Герой Советского Союза.

Родилась 12 июня 1921 года в селе Охримовка Акимовского района Запорожской области Украины в семье рабочего. Украинка.

Закончила два курса Московского государственного пединститута.

В Красной Армии - с 1941 года. В действующей армии - с мая 1942 года.

Участвовала в битве за Кавказ, освобождении Кубани, Крыма и Белоруссии, наносила бомбовые удары по военным объектам врага в Восточной Пруссии. К августу 1944 года совершила 813 ночных вылетов.

Выполняя боевое задание, вместе с командиром экипажа гвардии лейтенантом Татьяной Макаровой погибла в ночь на 25 августа 1944 года северо-западнее города Замбрув [Польша].

Похоронена в польском городе Остроленка.

 

Кстати

46-й гвардейский Таманский Краснознамённый ордена Суворова 3-й степени ночной бомбардировочный авиационный полк (46-й гвардейский нбап, «ночные ведьмы») - женский авиационный полк в составе ВВС СССР во время Великой Отечественной войны.

23 мая 1942 года полк вылетел на фронт, куда и прибыл 27 мая. Тогда его численность составляла 115 человек — большинство в возрасте от 17 до 22 лет. Полк вошёл в состав 218-й ночной бомбардировочной авиадивизии. Первый боевой вылет состоялся 12 июня 1942 года.

Приказом НКО СССР № 64 от 8 февраля 1943 года, за мужество и героизм личного состава, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, полку было присвоено почётное звание «Гвардейский» и он был преобразован в 46-й гвардейский ночной бомбардировочный авиационный полк.

С 15 мая 1944 года входил в состав 325-й ночной бомбардировочной авиадивизии.

В ходе освобождения Крыма в мае 1944 года полк временно входил в состав 2-й гвардейской ночной бомбардировочной авиадивизии.

15 октября 1945 года полк был расформирован, а большинство лётчиц демобилизовали.

 

"Ночные ведьмы" - общее построение

 

За годы войны 23 военнослужащим полка было присвоено звание Героя Советского Союза. Это:

Гвардии ст. лейтенант Аронова Раиса Ермолаевна - 960 боевых вылетов.

Гвардии ст. лейтенант Белик Вера Лукьяновна - 813 боевых вылета. Награждена посмертно.

Гвардии ст. лейтенант Гашева Руфина Сергеевна - 848 боевых вылетов.

Гвардии ст. лейтенант Гельман Полина Владимировна - 860 боевых вылетов.

Гвардии ст. лейтенант Жигуленко Евгения Андреевна - 968 боевых вылетов.

Гвардии ст. лейтенант Макарова Татьяна Петровна - 628 боевых вылетов.

Гвардии ст. лейтенант Меклин Наталья Фёдоровна - 980 боевых вылетов.

Гвардии капитан Никулина Евдокия Андреевна - 760 боевых вылетов.

Гвардии младший лейтенант Носаль Евдокия Ивановна - 354 боевых вылета. Награждена посмертно. Первая женщина-лётчик, удостоенная звания Героя Советского Союза в ходе Великой Отечественной войны.

Гвардии ст. лейтенант Парфёнова Зоя Ивановна - 680 боевых вылетов.

Гвардии ст. лейтенант Пасько Евдокия Борисовна - 790 боевых вылетов.

Гвардии капитан Попова Надежда Васильевна - 852 боевых вылета.

Гвардии ст. лейтенант Распопова Нина Максимовна - 805 боевых вылетов.

Гвардии капитан Розанова Лариса Николаевна - 793 боевых вылета.

Гвардии ст. лейтенант Руднева Евгения Максимовна - 645 боевых вылетов. Награждена посмертно.

Гвардии ст. лейтенант Рябова Екатерина Васильевна - 890 боевых вылетов.

Гвардии капитан Санфирова Ольга Александровна - 630 боевых вылетов.

Гвардии ст. лейтенант Себрова Ирина Фёдоровна - 1004 боевых вылета.

Гвардии капитан Смирнова Мария Васильевна - 950 боевых вылетов.

Гвардии ст. лейтенант Сыртланова Магуба Гусейновна — 780 боевых вылета.

Гвардии ст. лейтенант Ульяненко Нина Захаровна - 915 боевых вылетов.

Гвардии ст. лейтенант Худякова Антонина Фёдоровна - 926 боевых вылетов.

Гвардии капитан Чечнева Марина Павловна - 810 боевых вылетов.



Обновлен 12 мар 2016. Создан 27 апр 2015