Сайт журналиста Владимира Шака

«Я считал, что отравление людей газом – гуманное средство»




Так заявил на заседании первого трибунала, осудившего преступления нацистов, бывший немецкий военный комиссар Мелитопольского округа оберштурмбанфюрер СА Георг Хейниш [Georg Heinisch], возглавлявший до начала войны политический штаб нациста №2 Рудольфа Гесса и взятый в плен советскими разведчиками осенью 1943 года

Заседания военного трибунала 4-го Украинского фронта проходили в декабре 1943 года в Харькове. На них – впервые в мировой практике, гитлеровцев судили за преступления против человечности [такое же обвинение им, напомню, будет потом предъявлено на Нюрнбергском процессе]. Ну а самое главное, о чем мир впервые узнал из материалов Харьковского трибунала, – о применении отравляющих газов для истребления гражданского населения. Этим населением были... жители города Мелитополя.

 

Главный виновник

22 ноября 1943 года Совинформбюро – после сводки о положении на фронтах, обнародовало "Акт о зверствах немецко-фашистских мерзавцев в городе Мелитополе". Согласно ему, "по далеко не полным данным, гитлеровцы за время оккупации истребили более 14 тысяч мирных жителей города... Они взорвали насосно-компрессорный завод, завод им. Микояна, завод им. Воровского, консервный завод и другие предприятия, а также сотни жилых домов". Подводя итог злодеяниям врага, подписавший акт председатель горисполкома Филипповский главным виновником разрушения Мелитополя и истребления мирных горожан называет "генерального немецкого комиссара палача Георга Хейниша".

Председателю, видимо, еще не было известно, что Хейнишу не удалось незаметно исчезнуть из Мелитополя: двумя месяцами ранее он был пленен и вот-вот должен был выступить свидетелем [!] на судебном процессе над нацистами в Харькове.

 

Комиссар-палач

На должность гебитскомиссара Мелитопольского округа, входившего в состав Крымского генерального округа рейхскомиссариата "Украина", оберштурмбаннфюрер СА Георг Хейниш был назначен 1 сентября 1942 года. К тому моменту весьма внушительным был послужной список у получившего генеральскую должность сорокалетнего подполковника [в военной иерархии Третьего рейха чин оберштурмбаннфюрера как раз ему и соответствовал. Несмотря на то, что отряды СА никогда не входили в состав Вермахта]. В нацистской партии Хейниш пребывал с 1923 года, за что имел одну из высших наград рейха – золотой партийный знак. В свое время он также был организатором и руководителем отряда СД в Бремене и Франкфурте-на-Майне, а до мая 1941 года возглавлял политический штаб [о чем сам сообщил на процессе в Харькове] заместителя Гитлера по партии, наци №2 Рудольфа Гесса [10 мая 1941 года рейхсминистр без портфеля Гесс – в тайне от нацистского руководства, улетел в Великобританию, где и оставался под стражей до конца войны. А в Нюрнберге его осудили к пожизненному заключению].

 

В Мелитополе

По свидетельствам Хейниша, его задача, как окружного мелитопольского комиссара [в округ входила территория сегодняшних Мелитопольского и Приазовского районов], заключалась в руководстве управлением хозяйством региона: "Я должен был выкачивать сельскохозяйственные продукты для обеспечения армии и германского тыла".

– Что же вы делали с людьми, которые не сдавали продукты? – поинтересовался прокурор, поддерживавший обвинение на заседании Харьковского трибунала.

– Те лица, – ответил свидетель, – которые сопротивлялись и не сдавали нужные продукты, были арестованы гестапо и СД и ликвидированы.

– Сколько людей было уничтожено в вашу бытность в Мелитополе? – продолжал допрос прокурор.

– За время с 1 сентября 1942 года по 14 сентября 1943 года в Мелитопольской области было уничтожено три-четыре тысячи человек. В частности, в декабре 1942 года за саботаж и антигерманские настроения были арестованы 1200 человек сразу.

– И что сделали с этими людьми потом?

– Они были направлены в Симферопольский лагерь для военнопленных [мирные жители! – прим. авт.] и там расстреляны или уничтожены при помощи "газового автомобиля".

– Расскажите все, что вам известно о "газовом автомобиле".

– "Газовый автомобиль" представляет собой тип тюремного автомобиля с герметически закрывающейся двухстворчатой дверью, в котором выхлопные газы из мотора поступают по специальной трубке в кузов и таким образом все находящиеся в этом автомобиле люди удушаются.

И вот еще о чем, согласно стенограммы заседаний трибунала, спросил прокурор у свидетеля Хейниша, выяснив, что именно ему – при наступлении советских войск, поручалась насильственная эвакуация населения Мелитополя и разрушение предприятий и важных в оборонном плане зданий города:

– Может быть, вы скажете о своем отношении к зверствам Гитлера и его клики?

На что получил ответ:

– Как национал-социалист, я призван выполнять приказания и указания, полученные от фюрера. Однако я отрекаюсь от жестокостей.

– А к отравлению людей газом вы тоже отрицательно относитесь?

– Я считал, что отравление путем газа – гуманное средство, но я не знал, что при этом смерть наступает после продолжительных мучений.

 

Разведка лейтенанта Зубарева

Осенью 1943 года, спустя год после прибытия Хейниша в Мелитополь, началось наступление войск Южного фронта на Мелитопольском направлении. 20 сентября 1943 года 221-я Мариупольская стрелковая дивизия стремительным маршем направлялась к рубежам оборонительной линии "Вотан". Передовым отрядом была рота автоматчиков 671-го стрелкового полка под командованием лейтенанта Михаила Зубарева. В задачу роты входила организация боевого охранения и разведки территории противника.

Лейтенант Зубарев возглавил группу разведчиков, которая состояла из семи автоматчиков. Кроме командира, в ее состав вошли младший лейтенант Алексей Бобров, рядовые Александр Онищенко и Николай Пилипенко.

Как далее развивались события, знает учитель географии Приазовской средней школы №2 Евгений Гайдай:

– Разведчики, – рассказывает он, – вышли к дороге на подступах к Мелитополю. Заметив, что по ней в их сторону движутся легковой и грузовой автомобили, расположились по обочинам дороги, устроив засаду. Дождавшись, когда легковая машина поравняется с ними, открыли автоматный огонь. Из резко остановившейся машины выскочил шофер и пытался убежать, но тут же был скошен автоматной очередью. Грузовик слетел с дороги в канаву. Разведчики сразу же бросились к легковому автомобилю, в котором, как в последствии выяснится, сидел с портфелем в руках... оберштурмбаннфюрер Георг Хейниш. Бой закончился без потерь, и группа лейтенанта Зубарева, вместе с пленным, вернулась в расположение своей части.

По итогам операции по захвату военного комиссара Мелитопольского округа лейтенант Зубарев был награжден орденом Красного Знамени, младший лейтенант Бобров – орденом Отечественной войны ІІ степени, рядовые Онищенко и Пилипенко – медалями «За отвагу».

В частности, в наградном листе, составленном на лейтенанта, говорится следующее: «…группа автоматчиков под командованием лейтенанта Зубарева захватила в плен полковника немецкой армии – комиссара Мелитопольского округа с важными документами». Все тут верно, за исключением двух неточностей: оберштурмбаннфюрер СА Хейниш, как я уже говорил, не служил в немецкой армии: отряды СА не входили в состав Вермахта. И был он таки подполковником. Что, в общем-то, ничуть не умаляет заслугу разведчиков.

 

Навсегда остался запорожцем

В архиве военно-медицинских документов хранится копия ответа на запрос начальника отдела по персональному учету потерь Советской армии: «Сообщаю, что красноармеец 671-го стрелк. полка Пилипенко Николай Николаевич 18 октября 1943 года получил слепое пулевое ранение правого глаза и правого надплечья, по поводу чего 29 октября поступил на лечение в ЭГ-4195 [эвакогоспиталь, - прим. авт.], где 8 ноября 1943 года умер». Как уточнил дотошный учитель географии Евгений Гайдай, ведущий с учениками Приазовской средней школы №2 широкомасштабную поисковую работу, ЭГ-4195 находился в селе Гамовка Приазовского района - в здании церкви. На местном кладбище и был похоронен храбрый разведчик.

Сегодня его прах покоится в братской могиле в центре села Гамовка.

 

Возмездие

С 17 по 28 января 1946 года проходил очередной судебный процесс над нацистскими преступниками – в Киеве. На скамье подсудимых их оказалось 15. По приговору трибунала 12 из них, в том числе и оберштурмбаннфюрер СА Георг Хейниш, были повышены в центре Киева на площади Калинина [ныне Майдан Незалежности].

 

 



Обновлен 13 июл 2016. Создан 25 апр 2015