Сайт журналиста Владимира Шака

Краматорск после оккупации: июль 2014 года - апрель 2015-го




Просматривая апрельскую - 2015 года, сводку новостей, с удовольствием прочитал о том, что молодежь Краматорска на центральной площади города нарисовала огромный герб Украины. Теперь, мол, у краматорцев появится фишка: назначить встречи будут не у памятника Ленину, который пока еще истуканит площадь [в смысле, поганит], а у герба.

Молодцы, здорово придумали.

Ну а я, читая новость эту, вспомнил нашу поездку в Крамоторск в июле 2014 года. Сразу после освобождения города от путлеровской банды, с помощью которой кремлевский оберфашист, который уже во многом превзошел фашиста Гитлера, попытался устроить государственный переворот на Востоке Украины. Впрочем, чего пересказывать увиденное в ту поездку в городе [мы тогда, кстати, и в Славянск заезжали – город-спутник Крамоторска, из которого была выбита банда террориста российского Грикина]. Вот тот июльский материал.

                         ***

На въезде в Донецкую область, крупным городом которой как раз и является Краматорск, я обратил внимание на автобусную остановку с привычным для сегодняшнего дня шестибуквием: ПТН ПНХ.

Что зашифрованное под этим шестибуквием послание [точнее, посылание] адресовано президенту соседней, категорически не дружественной к нам, агрессивной державы, пожалуй, уже не нужно объяснять даже школяру.

И что этот президент-агрессор [и неудачник по жизни, от которого, как сообщала пресса, не так давно ушла жена], был инициатором государственного переворота в Донецкой и Луганской областях – тоже.

Чем сегодня живут освобожденные от путинских оккупантов города Востока Украины и решила выяснить наша газета. А заодно и навестить милиционеров из запорожского добровольческого отряда [под началом полковника милиции Андрея Долинного], направленных в Краматорск и Славянск – сразу после освобождения этих городов, для поддержания там общественного порядка. И защиты местных жителей, естественно. Города ведь по-прежнему остаются в прифронтовой полосе и никто не может дать гарантии, что выбитые из них бандиты не вернутся вновь, чтобы попытаться восстановить свои бандитские порядки. А что они были в полном смысле слова бандитскими, я расскажу чуть позже.

Наши ребята, кстати, несут также службу на одном из блокпостов на въезде в Краматорск. Так что именно земляки-запорожцы были первыми, кого мы встретили в городе, название которого обозначает – по одной из версий, разумеется, изгиб реки Тор [Крама Торская].

 

Краматорск обстреливали только сепаратисты

Чтобы нас в городе долго не искали бойцы из отряда полковника Андрея Долинного, которые по его распоряжению должны были сопровождать миговцев в Краматорске, наипервейшую остановку мы сделали [если не считать паруминутной задержки на блокпосту] наискосок от горсовета. Прямо перед нами лежала центральная городская площадь. С памятником Ленину, естественно. Между прочим, после освобождения города от путинских оккупантов-сепаратистов [гори до скончания века земля у них под ногами!], памятник Ленину на главной площади Краматорска уцелел только благодаря бойцам Национальной гвардии: они не позволили свергнуть Ильича настроенным на решительные действия горожанам. Не следует, объяснили гвардейцы, принимать сгоряча решение о судьбе вождя: решение такое будет однозначно незаконным. Сами краматорцы говорили, что гвардейцы тогда ввели в ступор местных сторонников сепаратистов: те ведь ожидали, что именно силовики и будут сносить «их Ленина».

Осматривая расположившийся у кромки площади элегантный пятиэтажный дом с башенкой, один из балконов которого был снесен, как я понял, орудийным снарядом, я обнаружил мемориальную доску на парадной, - выходящей на площадь, стене дома. Здесь, мол, с 1970 по 1989 год проживал полный кавалер ордена Славы Кременчугский Владимир Григорьевич. Пока к нам едут бойцы полковника Долинного, я коротко расскажу, в честь кого на раненом доме установлена мемориальная доска.

В честь запорожца! Уроженец  города Токмака [это, пожалуй, самый серединный, если можно так выразиться город Запорожской области – в центре области находится] Владимир Кременчугский на фронт ушел в шестнадцать лет в ноябре 1941-го, приписав себе недостающие для мобилизации два года. Воевал в воздушно-десантных войсках, принимал участие в высадке морского десанта, войну закончил командиром отделения армейской разведки. К девятнадцати годам был трижды ранен и трижды награжден – орденами Отечественной войны и Славы третьей и второй степеней. В мае 1946 года, когда вчерашний разведчик отметил свой 21-й день рождения, вышел указ о награждении его - за фронтовые заслуги, естественно, орденом Славы первой степени. В послевоенные годы Владимир Григорьевич закончил в Славянске мехтехникум и до выхода на пенсию работал в Краматорске на местном машзаводе.

Как бы мой тезка и полный кавалер самой почетной солдатской награды отреагировал на происходившее в его городе? Думаю, крайне негативно. Бил бы сепаратистов точно так же, как когда-то бил фашистов.

К слову заметить, дом Владимира Григорьевича не разрушился потому, что был надежно построен – из кирпича. Будь он, заметили мне знающие люди, панельным, до первого этажа сложился бы от угодившего в него артснаряда. И еще одно важное замечание. Со временем жители Краматорска разобрались, кто обстреливает жилые кварталы города: сепаратисты, а не украинские военные.

 

Вся информация тщательно проверяется

– Когда мы появились в городе, – рассказывает командир взвода специальной роты милиции Запорожского милицейского главка Николай Кульчитский, – он был почти пустым. За полдня, скажем, можно было на его улицах увидеть только одну машину. Сейчас людей намного больше – они стали массово возвращаться. Это особенно заметно на блокпосту.

– Как к вам краматорцы относятся?

– Очень доброжелательно и уважительно. Особенно, когда узнают, что мы запорожцы. Своих милиционеров игнорируют – потому что не верят им, а к нам подходят и делятся важной, по их мнению, информацией. Конечно же, мы ее проверяем. Тщательнейшим образом!

По секрету мне рассказывали, что местный народ из всех спецназовцев [а из Запорожья в Краматорск и Славянск приехали только спецназовцы] выделяет бывших беркутовцев. Как раз таких, как капитан милиции Николай Кульчитский, который со своим коллегой из спецподразделения «Грифон» капитаном милиции Олегом Судорженко и сопровождал нас по Краматорску.

Что мы узнали от горожан и наших провожатых? Спешу поделиться.

Оказывается, кроме местных, беспорядок в городе помогали чинить кубанские казаки. Их аж триста душ было. Захватив офис в центре города, они устроили в нем свою базу, окружив ее окопами, которые, для надежности, были перекрыты бетонными плитами. Для рытья окопов привлекали местных жителей. Суть привлечения этого заключалось в следующем: например, кому-то из кубанцев понравилась машина кого-то из местных. Если на добровольное предложение расстаться с ней хозяин не соглашался, его били и забирали в рабство – на рытье окопов. Или на другие тяжелые работы. И такие случаи [не обязательно связанные с машиной] попадания в рабство были массовыми, как и случаи захвата [отжатия] фирм и имущества краматорцев.

И это происходило не только в Краматорске. В Славянске была аналогичная картина.

В боевых действиях казаки-кубанцы, если вернуться [чтоб они пропали], вновь к ним, участия не принимали. В основном жарили баранину, пили водку и горланили свои казачьи песни. Базу свою бросили, как только к Краматорску подошли украинские войска. После них на базе осталось множество ящиков из-под мин и патронов. Кубанцы, похоже, обеспечивали боеприпасами бандитов-сепаратистов, которые и обстреливали Краматорск. Найден был на казацкой базе и цинковый ящик из-под патронов для крупнокалиберной снайперской винтовки [калибра 12,7 мм]. Такие винтовки находятся на вооружении только у российской армии. Силу пробивную выпущенная из этой винтовки пуля имеет невероятную. Не просто любой бронежилет – стену бетонную пробивает…

 

Огневая позиция – на крыше многоэтажного дома

Теперь что касается минометов. Часть их сепаратисты устанавливали в детских садах, среди жилых домов, на территории церквей и кладбищ. Затем производили несколько выстрелов по позициям украинских войск, грузили минометы и увозили их. А потом, оборудовав позицию в другом микрорайоне города – возле школы, допустим, били туда, откуда только что уехали. И объявляли, что по городу ведут минометный огонь украинские военные. Кстати, в Славянске нам показывали дом, который пробил артснаряд, выпущенный из города, где как раз и находились сепаратисты, а не из-за его околиц, к которым только-только подходили наши гвардейцы. Это очевидно даже неспециалисту.

Но и это еще не все. Минометные позиции бандиты умудрялись оборудовать даже... на крышах многоэтажных домов. Оттуда же, с крыш многоэтажек, снайперы и вели огонь из своих всепробивающих винтовок.

“Обо всем Краматорске не скажу, но то, что в соседнем с нашим двором реактивная установка «Град» вела огонь по городу, сам видел, – сообщил нам один из местных жителей. – А чтобы украинские бойцы по городу орудийный огонь открывали, такого не наблюдал за все дни оккупации Краматорска”.

Ну, а в целом если говорить, то в первую очередь я бы отметил вот что: Краматорск и Славянск таки отживают, возвращаются к мирной жизни после долгой оккупации. Люди, и это главное, все чаще улыбаются: друг другу, приезжим, своим освободителям, наконец. И защитникам, в числе которых – запорожские спецназовцы.

Удачи вам, ребята!

ПТН ПНХ!

 

Отсюда начинается Крама Торская

 

Службу на блокпосту на въезде в Краматорск несут запорожские спецназовцы. Ну и мы с фотокорреспондентом Сергеем Томко тоже чуть-чуть послужили



Обновлен 13 июн 2016. Создан 17 апр 2015