Сайт журналиста Владимира Шака

Вацлав Дворжецкий в Запорожье




Родоначальник известной актерской династии оставит в своих воспоминаниях такую запись о произошедшем с ним в городе за днепровскими порогам: “Шок! От него ни в жизнь не отойти, не избавиться, не вылечиться!”

В Запорожье Дворжецкий-старший, которого в будущем зрители запомнят по характерной роли в фильме «Щит и меч», окажется в 1929 году. Что в это время в городе происходило? А он готовил к выпуску первый отечественный зерноуборочный комбайн «Коммунар». На завод «Коммунар», специализировавшийся на производстве сельскохозяйственной техники, как раз и прибыл по направлению киевской биржи труда  Вацлав Дворжецкий. В шестидесятые годы, напомню, когда на экран выйдет первая картина с участием Вацлава Яновича – тот самый «Щит и меч», завод прославится запуском в серию горбатого «Запорожца». А на излете двадцатых «Коммунар» ударно работал над тем, чтобы, как говаривали в ту пору, стальной конь быстрее пришел на смену крестьянский лошадке.

Накануне очередной – двенадцатой – годовщины Октября на заводе царило предпраздничное оживление. Кузнечный цех, где работал вчерашний учащийся киевской польской трудовой школы Вацлав Дворжецкий, исключением не был. Буквально перед самым праздником смышленый киевлянин получил ответственное поручение: изготовить цеховую стенгазету.

 

Вацлав поручение выполнил, но вывесить газету не успел: его арестовали. И на следующий день отконвоировали в Киев – в Лукьяновскую тюрьму. “Знают ли родители, где я? – сокрушался в камере Вацлав [это я его книгу «Пути больших этапов» цитирую. К ней и далее буду периодически обращаться, – авт.]. – В Запорожье ведь задержали, на улице, и в квартиру не пустили за вещами. В подвале каком-то на соломе ночевал. На работе ничего не знают… Сволочи! Я им говорил: буду жаловаться! Молчат. И ремень брючной забрали. Три рубля остались в кармане. Эх! Пожалел! Надо было халвы купить! Ведь хотелось! Не купил… а теперь куда их, три рубля?”

Эх, повторю и я вслед за девятнадцатилетним арестантом. Мог ли ты тогда, брат, предположить, что халву на воле увидишь только через долгих десять лет? Наверное, такое и в голову тебе не могло прийти. Думал, разберутся. Думал, поймут, что допустили ошибку, и отпустят.

– Органам известно все! В ваших интересах ничего не скрывать, признаться во всем, – озадачит Вацлава на первом  допросе суровый следователь.

– Я ничего не знаю! Я ни в чем не виновен, – последует ответ.

– Органы ГПУ, – возвысит голос следователь, – никого зря не арестовывают.

И, помолчав для убедительности, укажет на листки бумаги: пиши, мол.

“Что писать?” – лихорадочно соображает Вацлав. И в мыслях вновь возвращается в Запорожье: “Может, на заводе что случилось? Там, кажется, лозунг какой-то сор­вали недавно. Кто-то портрет Троцкого на демонстрацию вынес”...

Ого! Портрет Троцкого на демонстрации – это уже серьезно. Не все, выходит, в тогдашнем Запорожье поддерживали господствовавшую в стране политическую линию. Кому-то она удавкой на шее виделась. Впрочем, не будем отвлекаться. Вернемся в кабинет следователя всевидящего и всеслышащего ГПУ.

 

Ни в чем ему не признался Вацлав! И на месяц его оставили в покое. А когда вновь вызвали на допрос, предупредили: если будете продолжать ТАК себя вести, придется ужесточить условия содержания.

“И я начал, – пометит многие годы спустя в своих воспоминаниях Вацлав Янович, – вести хитрое наступление: стал говорить что-то о заводе... говорил долго и невразумительно”.

Утомившись, следователь перебил раздраженно:

– Что вы мне голову морочите! Рассказывайте, где вы собирались и как сговаривались свергнуть советскую власть!

Подследственный, наконец, понял, что ему шьют – участие в киевской молодежной контрреволюционной «Группе освобождения личности».

– Дайте бумагу, – попросил он. И, получив просимое, исписал четыре листа.

Вот что там было изложено: “Да – личность! Масса безлика. Человек! Его талант, способность, призвание, его ум, красота, все – индивидуально! Нельзя всех стричь под «одну гребенку». Долой «прокрустово ложе»! Только свобода личности – путь к максимальному раскрытию человеческих способностей с наибольшей пользой для общества! Вот идея «Группы освобождения личности». Интеллигенция – передовая часть общества! И не следует «разрушать до основанья» веками созданные культуру и искусство. Несправедливо ограничивать личность человека и навязывать ей «твердые установки поведения», запрещать анализировать события, запрещать думать. Это против природы Человека”. А еще декабристов вспомнил, и французскую революцию, и революционеров-демократов, и победу Октября. И добавил в конце, что никто не собирался низвергать советскую власть, “но пытаться совершенствовать ее – долг каждого честного человека”.

– То, что ты тут нацарапал, – подытожит следователь, – уже на десять лет хватит. Но если честно расскажешь все о вашей контрреволюционной организации, будет тебе облегчение. Сколько народу было? Где собирались? С кем связаны?

– Свои показания больше ничем дополнить не могу, – молвил твердо Вацлав. – Я за все отвечаю. А товарищей своих называть не буду.

И получил десять лет тюремного заключения.

Почему так строго с ним обошлись? Наверное, потому, что товарищи Дворжецкого к тому времени были… агентами ГПУ. И в подробностях рассказали не только о «Группе освобождения личности», но и о том, как и где члены группы пересекались с польской контрразведкой.

Можно предположить, что именно за связь с чужими спецслужбами дело, по которому Вацлав Янович был арестован в Запорожье [что стало для него шоком, от которого, как он сам заявит, “ни в жизнь не отойти, не избавиться, не вылечиться”], висело на нем всю жизнь. Реабилитировали актера только за год до смерти: 17 июля 1992 года военный трибунал Киевского военного округа отменит шестидесятидвухлетней давности постановление судебной тройки при коллегии ГПУ УССР, отметив при этом, что от действий Дворжецкого “никаких последствий не поступило”.

 

***В тему

Вацлав Дворжецкий [фильмография]:

1968 — Щит и меч — Лансдорф

1968 — Далеко на западе — Юргенс

1968 — Любовь Серафима Фролова — крестьянин

1968 — Угрюм-река — рабочий Яшка

1970 — Риск

1971 — Возвращение катера

1971 — Конец Любавиных

1971 — Рудобельская республика — Николай Николаевич

1971 — Человек в проходном дворе — Кыргемаа

1972 — Вера, надежда, любовь

1972 — Моя жизнь — Полознев

1973 — До последней минуты

1973 — Открытая книга — Заозёрский

1974 — Свадьба — Релич

1975 — Время-не-ждёт — Чарльз

1975 — Обретёшь в бою

1975 — Квартет Гварнери — Буторин

1976 — Красное и чёрное — аббат Шелан

1977 — Право первой подписи

1977 — Улан

1977 — Юлия Вревская — Министр

1978 — Емельян Пугачев

1978 — Отец Сергий

1978 — Подпольный обком действует — учитель Хороводов

1979 — Акванавты

1979 — Этот фантастический мир (телеспектакль, выпуск № 2) — профессор Маракот

1980 — Петровка, 38 — Лев Иванович

1980 — Тегеран-43 — историк Брунер

1980 — Через тернии к звёздам — Пётр Петрович Лебедев

1981 — Немухинские музыканты

1981 — Чёрный треугольник — Архиерей

1981 — Ярослав Мудрый

1982 — 4:0 в пользу Танечки — Иван Михайлович

1982 — Вы чьё, старичьё? — Касьян

1982 — Где-то плачет Иволга…

1982 — Казнить не представляется возможным

1982 — Мать Мария — Николаевский

1982 — Надежда и опора

1983 — Две главы из семейной хроники

1983 — Эхо дальнего взрыва

1984 — Нам не дано предугадать…

1984 — Приходи свободным

1984 — ТАСС уполномочен заявить… — Виктор Винтер

1984 — Успех

1984 — Я за тебя отвечаю

1984 — Этот фантастический мир (телеспектакль, выпуск № 10) — Греджер

1985 — Не имеющий чина — отец Софьи

1985 — Иван Бабушкин — ссыльный Петр Михайлович

1985 — Кармелюк — Ольшевский-отец

1985 — Пароль знали двое

1986 — Голова Горгоны — Акулов

1986 — Конец операции «Резидент» — Захаров

1986 — На острие меча

1986 — Письма мёртвого человека — Пастор

1986 — Полёт в страну чудовищ — учитель

1987 — Выбор — Щеглов

1987 — Забытая мелодия для флейты — отец Филимонова

1987 — Сын — Павел Кондратьевич

1988 — Диссидент

1988 — Защитник Седов (среднеметражный) — Осмоловский

1988 — Будни и праздники Серафимы Глюкиной — Юрий Иванович

1989 — В городе Сочи тёмные ночи — Фёдор Фёдорович Стрельников

1990 — Отче наш

1989 — Светик — отец Василий

1990 — Женский день

1991 — Житие Александра Невского — митрополит Кирилл

1992 — Белые одежды — профессор Хейфец

1992 — Гроза над Русью

1992 — Исполнитель приговора

1992 — Отшельник — Отшельник

1992 — Официант с золотым подносом — доктор

1993 — Мечты идиота — нищий

1993 — Раскол

 

***Династия киноактеров-Дворжецких

Вацлав Янович родился в 1910 году, занимался в театральной студии при Киевском Польском драматическом театре. За участие в кружке «Группа освобождения личности» с 1930 по 1937 год  находился в заключении в концлагерях на Соловках, Беломорканале, в Сибири. После освобождения  жил и работал в Омске, где женился на балерине Таисье Владимировне и где у них родился сын Владислав. С 1941 по 1945 год снова  находился в заключении. А с 50-х годов работал в Саратовском драматическом театре, где женился (в третий раз) на  режиссере театра Риве Яковлевне и где родился сын Евгений. Два года работал в «Современнике». За свою жизнь (умер в 83 года) сыграл  122 роли в 111 театральных спектаклях и 92 роли  в кино и на телевидении. Незадолго до смерти, в 1991  году,был удостоен звания народного артиста РСФСР.

Владислав Двржецкий закончил в Омске военно-медицинское училище, служил на Курилах. После демобилизации вернулся к матери в Омск  и по ее совету поступил     в студию при Омском детском театре.  С  1965 года работал в  этом театре на вторых ролях и даже подумывал об уходе из театра.  Все изменил случай: в 1968 году в театр приехала ассистент режиссера  Самсона Самсонова из киностудии «Мосфильм» в поисках актера для фильма  «Каждый вечер в 11».  Она взяла фото Владислава, но  на роль  он не был утвержден. Случайно его фото увидели режиссеры Алов и Наумов, снимавшие булгаковский «Бег», и Владислава утвердили на  роль генерала Хлудова.  Затем сыграл  роль вора-рецидивиста в фильме «Возвращение Святого Луки». Оба фильма вышли на всесоюзный экран в 1971 году – и с этих пор его имя стало известно миллионам зрителей. Потом Андрей Тарковский пригласил его на эпизодическую, но функционально важную роль в «Солярисе» и затем  были запоминающиеся роли в «Земле Санникова»  и «Капитане Немо».  Работая в театре киноактера, должен был разъезжать по стране с выступлениями перед зрителями. Во время одной такой поездки в Гомель, в 1978 году, он попал в автомобильную катастрофу, не пострадал, но умер от повторного инфаркта. Ему было 39 лет.

Евгений Дворжецкий в школе особых актерских способностей не проявлял. Но поступил в театральное училище имени Щукина (правда, со второго захода – в первый раз сделал в сочинении 28 ошибок). После окончания, с 1982 года, работал в Российском молодежном театре (бывший Центральный детский театр) и быстро стал одним из ведущих артистов. Еще студентом дебютировал в кино – эпизодическая роль в  фильме «26 дней из жизни Достоевского».   В 1983 году исполнил главную роль  в героической киноповести «Нежный возраст» - о поколении мальчишек, чье взросление пришлось на военные годы. Всенародную известность ему принес в 1988 году фильм Юнгвальд-Хилькевича «Узник замка Иф». В нем Евгений  замечательно сыграл две роли – молодого Эдмона Дантеса и сына Мерседес. В 90-х годах мастерски сыграл роль короля Франции Генриха III в телесериале «Графиня де Монсоро». Незадолго до смерти снимался у Михалкова в «Сибирском цирюльнике». Всего сыграл в 26 фильмах.  Кроме того, вел занимательные телепередачи «Бесконечное путешествие и «Про Фото», снимался в клипах.  В 37 лет ему было присвоено  звание заслуженного артиста России. Погиб, как и брат, в 39 лет – в автомобильной катастрофе.



Создан 13 апр 2015