Сайт журналиста Владимира Шака

Жители Донбасса спасли самое украинское село Запорожской области




Вообще-то, такие села, как Украинка [ну, чем не самое украинское село региона?], которая находится в Михайловском районе, называют обычно вымирающими. Ведь, если в 2001 году в Украинке проживало 90 человек [данные Всеукраинской переписи населения], то нынче здесь насчитывается 28 дворов и 69 сельчан. И разруха, медленно, но неотвратимо вползающая в села запорожской [и не только] глубинки присутствует в Украинке – бывшая ферма, например, груду строительного мусора из себя представляет нынче.

Тем не менее, очень не хочется, чтобы у нас все время пополнялся список вымирающих сел, чтобы вползала в них разруха разрушительная. Мне доводилось наблюдать, как в селах исчезают с лица земли не то, что фермы – животноводческие комплексы, на которых задействованы были многие и многие сельчане. И ведь что характерно: вместо исчезнувшего ничего нового не появляется. Только бурьян-трава остается.

Вот такое несколько грустное у меня сегодня вступление к рассказу о селе с необычно красивым названием получилось.

 

Балка, которую можно разглядеть даже из космоса

А знаете, что меня больше всего поразило в Украинке, находящейся на стыке сразу трех районов – Михайловского, Токмакского и Васильевского? Ее размах, если хотите. Представьте себе: в селе всего-то две улицы, но, если, стоя на одной, крикнуть громко [«Слава Україні», например] на улице, которая напротив находится, вряд ли кто крик тот услышит. Дело в том, что расположена Украина вдоль не глубокой, но достаточно широкой и достаточно протяженной балки. Даже из космоса балка эта очень даже заметна. Ну а улицы украинские по обеим сторонам балки тянутся. Естественно, чтобы с одной на другую попасть, нужно, естественно, балку перейти – миновав старинный колодец в виде журавля со столиком дряхлым возле него, заросли сухого камыша и лужайку с первыми весенними желтыми цветами, удивленно приподнявшимися над темно-зелеными листиками. Цветы эти, кстати, так и называются: весенники.

Объясняю, зачем мне понадобилось балку с весенними весенниками переходить. Мне, пока моя коллега Светлана Шкарупа расспрашивала директора фонда «Счастливый ребенок» Альберта Павлова, строящего в Украинке детский дом семейного типа, нужно было на соседней улице отыскать самого старшего – из мужского населения, жителя  Украинки.

Свой возраст Николай Степанович Токман так обозначил: "Полгода семьдесят девятого года". Не сразу, но до меня таки дошло, что моему собеседнику… семьдесят восемь с половиной лет.

 

Выбили фашистов и задружили с рашистами

Непосредственно в Украинке Николай Степанович, отработавший колхозным трактористом 36 лет, живет с 1940 года.

– Получается, освобождение села от немцев при вас происходило, – рассуждаю я вслух, вспомнив, какие подробности нам о той поре сообщили в местном сельсовете [Украинка административно подчинена, к слову, Любимовскому сельсовету].

А узнали мы вот что. Оказывается, при освобождении и Любимовки, и ближайших к ней сел, включая Украинку, погибло очень много наших бойцов: места-то там степные, просматриваемые – и простреливаемые, на километры. При этом больше всего на подступах к Украинке погибло жителей Донбасса. Получается, именно они спасли от гитлеровских фашистов самое украинское село Запорожской области. Безо всякой иронии говорю об этом.

А теперь напомните мне, что сегодня на Донбассе происходит? Не внуки ли тех самых освободителей пытаются через Донбасс на нашу землю запустить фашистов путлеровских [или рашистов, как их называют в Украине], которые столь же подлы и мерзки, сколь были подлы и мерзки их предшественники.

Конечно же, Николай Степанович хорошо помнит события, предшествовавшие освобождению Украинки в октябре 43-го. По его словам, перед решительным штурмом подошедшими из Донбасса [и пополненными там живой силой] частями Красной Армии немецкого т.н. Восточного вала, под которым и находилась скромная Украинка, фашисты отконвоировали местное население – с пожитками и с домашней живностью, в безопасное место: туда, куда еще не нагрянула война. А как в подобном случае кремлевский Путлер намеревался действовать в Украине: наши доблестные воины, мол, будут за женщинами и детьми находиться,  а  они [т.е., мы] пусть попробуют стрелять в своих.

И на Донбассе путлеровские вояки без опознавательных знаков так и поступают. В связи с чем мне совершенно непонятно, в чем доблесть этих мерзавцев проявляется? В том, что они  убивают мирных людей, прячась… за спинами мирных людей?

 

"За родину! За Сталино!"

Пусть не спешит внимательный читатель уличать меня в неточности: в заголовке этой главки нет ошибки. Объясняю, что я имел в виду.

Побывав в Украинке возле воинского мемориала, созданного в память о погибших при освобождении села воинов Красной Армии, я списал в блокнот несколько фамилий с него – чтобы через архив документально подтвердить, что из Украинки фашистов действительно выбивали в основном уроженцы Донбасса.

Первая фамилия из моего блокнота – Бакаев Петр Иванович. Боец 4-й гвардейской ордена Красного Знамени дивизии погиб 17 октября 1943 года, когда ему было от роду... 17 лет. В именно списке безвозвратных потерь дивизии, где я и отыскал данные на Петра, помечено, что призван на службу он был Сталинским горвоенкоматом. Город Сталино, напомню тем, кто забыл, это нынешний Донецк.

Еще фамилии с обелиска: Асеев Алексей Дмитриевич [1924-го г.р.] и Бурхан Иван Евдокимович [1906-го г.р.]. Один родом из Авдеевки, другой – из Снежного [никому, думаю, уточнять не нужно, что города эти находятся в Донецкой области]. Оба погибли в бою. А служили они в 50-й гвардейской стрелковой дивизии, которая так и называлась – Сталинская. Имя себе [присвоено приказом Верховного главнокомандующего 9 сентября 43-го] гвардейцы добыли в боях за город Сталино-Донецк.

Понимая сердцем в октябре 43-го года, что родной им город Сталино начинается... с околиц крохотной Украинки, из которой, как ранее из Сталино, тоже нужно выбить фашистов, могли гвардейцы идти в бой со словами, вынесенными в заголовок этой главки? Вполне.

Отыскал я в архиве данные и на запорожца, похороненного в Украинке, фамилия которого тоже значится на сельском обелиске. Это уроженец Пологовского района Глушко Сергей Сидорович [1903-го г.р.]. Служил он тоже в 50-й Сталинской гвардейской стрелковой дивизии и погиб в бою 26 октября 1943 года. Вместе с ним погибли еще семь бойцов, четверо из которых – уроженцы Донбасса. На мемориале они почему-то не учтены. Не берусь судить, почему.

Вечная им слава!

Вечная слава героям, отдавшим жизни за Украину!

 

Украинка из космоса выглядит так

 

Дорога домой

 

Впереди - Украинка 

 

Сельская улица 

 

И еще одна улица

 

Серьезные разговоры

 

Поле за селом - почти до самого горизонта



Обновлен 23 апр 2016. Создан 09 апр 2015