Сайт журналиста Владимира Шака

Горе в степи: неподалеку от поселка Степногорска, что в 30 километрах от Запорожья, находится... вход в ад




Именно так – горем в степи, лет уже, пожалуй, пятнадцать сами себя называют жители этого некогда перспективного промышленного поселка, находящегося в тридцати километрах от Запорожья [административно относится к Васильевскому району]. С той поры они стали так величать себя, когда в поселке закрылся дававший им работу и уверенность в будущем Таврический горнообогатительный комбинат. Во второй половине 90-х его остановили, а единственную шахту не только вывели из эксплуатации, но и затопили. Вода залила все три ствола – два вертикальных и горизонтальный.

Вход в горизонтальный ствол, из которого некогда на поверхность земли вывозили вагонетками марганцевую руду, сегодня напоминает... вход в ад.

Безо всяких преувеличений! Из адской черноты, если спуститься по наклонному коридору чуть-чуть под землю, даже гул доносится адский, очень похожий на завывания ветра, мечущегося над волнами подземного озера. Такое ощущение лично у меня возникло. Хотя я понимал, что ветра под землей, вроде бы, не должно быть. Если он, конечно, не перебегает от одного ствола шахты к другому.

А вот с подземным озером я, похоже, попал в точку.

Подземное озеро бывшего ГОКА [как мне объяснили знающие люди, оно  напрямую связано с водоносным горизонтом всей Запорожской области] и может стать причиной масштабной экологической катастрофы, о которой сами степногорцы стараются говорить вполголоса.

Эти "вполголоса" я обязательно озвучу. Чтоб дошло до каждого, как мы хозяйничаем на матушке-земле. Но предварить озвучку свою я решил коротким рассказом о том, каким образом Степногорск превратился в горе в степи и как он утратил – надеюсь, временно, перспективу на расцвет.

 

Лишний ГОК

Строительство горно-обогатиительного комбината в Степногорске началось в начале 80-х годов минувшего столетия на базе Великотокмакского месторождения марганцевых руд [некоторые источники называют его Большетокмакским], которое является составной частью крупнейшего в мире – по запасам марганцевых руд, Никопольского марганцеворудного бассейна со средним содержанием марганца в руде в 23,9 процента.

Насколько я знаю, Великотокмакское месторождение должны были разрабатывать не менее девяти горнорудных предприятий. А построили только  Таврический ГОК.

В 1995 году он был признан убыточным и закрылся, а в 1997-м его имущество передали на баланс специально созданного государственного предприятия [ГП] "Стептехсервис" [в 2000 году преобразовано в ЗАО].

Сегодня уже нет особого смысла в деталях разбираться, кто конкретно влиял на политику "Стептехсервиса". Точнее, не влиял, коль ГОК так и не возобновил работу. Хотя в середине двухтысячных годов был близок к этому: даже вода тогда из шахты была откачана. И нам с фотокорреспондетом Сергеем Томко позволили спуститься под землю по горизонтальному стволу шахты, предварительно открыв вход в нее – мощные металлические двери.

Нет нынче смысла, как я сказал, разбираться с хозяевами "Стептехсервиса", которым Таврический ГОК оказался совершенно не нужным [один из этих хозяев, замечу, владел и владеет двумя[!] ГОКами, добывающими марганцевую руду] вот по какой причине. По словам степногорского поселкового головы Ирины Кондратюк, за долги перед налоговой и пенсионным фондом [и, наверное, какими-то другими госструктурами] – на основании решения суда, естественно, имущество предприятия, включая здания и сооружения ГОКа,  описали исполнители, а затем продали на торгах. Как стройматериалы. А еще в 2008 году, добавлю от себя, Министерство охраны окружающей среды отняло – по причине бездеятельности, как я понимаю, у "Стептехсервиса" лицензию на разработку руды.

Имущество бывшего ГОКа на торгах приобрел, как подчеркнула поселковый голова, простой сельчанин[!] из Полтавской области, развернувший – с привлечением мощной инженерной техники, бурную деятельность по уничтожению всего, что на тот момент оставалось от горнообогатительного комбината.

Я не оговорился: в Степногорске уничтожат ГОК, а не разбирают его на стройматериалы [см. фото слева]. Помните фотографии из Донецкого аэропорта, который от путлеровских вояк разных мастей и национальностей наши герои защищали 242 дня? То, что сегодня можно увидеть за околицей Степногорска – на месте бывшего ГОКа, впечатление оставляет не менее сильное.

Знаете, как происходит разбор зданий ГОКа? А вот как: стены разбиваются кувалдами, затем из разбитого хлама вырезается сваркой арматура, которая идет... на продажу, разумеется. По рассказу работяг, занятых на кувалдно-резательных работах, за день там можно тонку добыть. Тонка – это тонна арматуры. Представляете масштабы творимого? "Спасибо дедам, – безо всякой иронии говорили тамошние старатели, – оставили нам на ГОКе кое-что на халву".

А один из старателей отвел нас к горизонтальному стволу шахты. Никаких ворот, которые мы когда-то видели, там нет: вход в шахту открыт всем и каждому. А ведь под землей находится водоносный горизонт Запорожской области.  Догадываетесь, что будет, если в шахту бросит смертоносную отраву какой-нибудь отмороженный диверсант-путлеровец?

– Вы правильно рассуждаете, – согласилась со мной поселковый голова. – Входы в шахту бывшего нашего ГОКа в самом деле открыты и никем не охраняются. Два вертикальных только строительным мусором присыпаны, а горизонтальный вообще свободен. Невероятных масштабов катастрофа может в любой момент произойти. Включая ту, о которой вы сказали, рассуждая о возможной диверсии.

– Вы по этому поводу, Ирина Анатольевна, куда-нибудь обращались?

– С декабря, с первого дня, как начали уничтожать, буквально стирать с лица земли ГОК, я бью тревогу. Во все инстанции обращалась: в милицию, в СБУ, в прокуратуру, в службу горного надзора – папка обращений набралась. И немногого ведь прошу! Прошу остановить варварские работы в непосредственной близости от поселка. Ну, нельзя же так! Мы ж не со швейной фабрикой дело имеем, а с шахтой – предприятием повышенной опасности. Как можно было без проекта начинать ее ликвидацию? Это даже мне, не специалисту, понятно. А как можно, скажите, оставлять не законсервированными надежно входы в стометровую шахту, которая на шестьдесят метров затоплена водой?

Не было у меня ответа. Зато в памяти всплыла надпись  на одном из еще пока частично сохранившихся ГОКовских зданий: "ГОК 1983".

Именно под ней и крушили кувалдами то, что "от дедов осталось", старатели.

 

Счастье было так близко...

Ничуть не шучу: в этом году – максимум, в следующем, Степногорск начал бы преображаться. Он бы ожил, получил второе дыхание, перестал быть горем в степи, а стал бы... ну, счастливым оазисом. Дело в том, что очень серьезные вложения в разработку Великотокмакского марганцевого месторождения готовы были сделать бизнесмены одной из китайских промышленных групп, которая владеет [цитирую дословно пресс-релиз] "запатентованными передовыми технологиями и является одной из ведущих в мире по добыче марганцевой руды и производству высококачественного металлического марганца". Согласно проекту, разработанному Украинским научно-исследовательским и проектно-изыскательским институтом промышленной технологии, совместное украинско-китайское предприятие по добыче и переработке марганцевых руд Великотокмакского месторождения должно было появиться километрах в тридцати – в сторону Ореховского района, от Степногорска. Годовая производительность его могла составить два миллиона тонн руды [с производством металлического марганца в объеме 50 тысяч тонн].

После начала строительства суммарный объем инвестиций в регион составил бы... 7898 миллионов гривен. По вчерашним курсовым соотношениям – когда и оценивалась программа разработки месторождения, это потянуло бы на миллиард [!] долларов. Только на развитие социальной структуры Васильевского района китайцы предусматривали 518,3 миллиона гривен. Даже с учетом обесценивания гривны эта сумма более чем значительная.

А теперь объясню, почему я назвал эту главку "Счастье было так близко". Вернее, объяснит сведущая в этом вопросе степногорский поселковый голова Ирина Кондратюк. Китайцы приостановили – пока на полгода, сотрудничество с нами потому, что у нас идет война. Вкладывать большие средства в страну, ведущую боевые действия, бизнесмены Поднебесной посчитали неразумным.

– Ну да, – говорю я, – от нас ведь до фронта не более двухсот километров.

– Вот именно! – Соглашается моя собеседница.

 

Под этим строительным хламом находится... стометровой глубины вертикальная шахта

 

Когда-то шахты ГОКа выглядели так

 

Вход в горизонтальную шахту бывшего ГОКа



Обновлен 25 апр 2016. Создан 28 мар 2015