Сайт журналиста Владимира Шака

Сны мертвого человека, или Откровения побывавшего на том свете




Есть ли жизнь после смерти? «Есть!» - утверждает пенсионер из запорожского поселка Михайловка Анатолий Голобородько. По его мнению, душа человеческая, покидая тело, не исчезает, растворяясь в пространстве, а просто переходит в другой мир. Там, за гранью бытия, и побывал недавно Анатолий Сергеевич. И вернулся в наш бренный мир в тот самый момент, когда  на него уже были подготовлены документы – как на умершего.

- Голобородько Анатолий Сергеевич, - представился мой визави, окинув меня внимательным, как бы оценивающим взглядом. Я тоже представился. И несколько замялся тут же - никак не мог сообразить, с чего начать разговор.

Повод ведь, по которому я приехал к Анатолию Сергеевичу, был крайне необычным. Судите сами: немногим более двух месяцев назад 66-летний житель Михайловки Анатолий Голобородько в полубессознательном состоянии попал в больницу, где на третий день умер.

Не верите? Давайте тогда вместе расспросим моего сегодняшнего собеседника.

- Плохо мне стало, - вспоминает он, - после выпитой в компании водки. Скорее всего, некачественной. Кстати, выпил я совсем немного - грамм пятьдесят, не больше. И почувствовал:

что-то не так со мной. Ну и домой засобирался. И ушел. Почти двое суток провалялся с температурой под сорок, а потом на «скорой» меня увезли в больницу. Положили под капельницу... А через какое-то время я перестал воспринимать действительность - словно погрузился в глубокий сон. Ничего не ощущал! Где-то ходил, видел совершенно незнакомых людей. Только однажды встретил друга Петра,

умершего три года назад.

- Люди чем занимались?

- Работали в поле. И я им почему-то стал помогать: вместе с какой-то женщиной картошку собирал. Не вступая с ней в разговор.

- Как там - тепло, сухо?

- Солнца не наблюдалось, но и мрака не замечал. Такое впечатление складывалось, что мы как бы перед рассветом постоянно пребывали.

- Картошка, которую вы собирали, похожа на обычную, земную?

- Вы знаете, не похожа! Да и картошка ли это была - затрудняюсь ответить определенно. Клубни! И выкапывала их женщина не лопатой – другим инструментом она пользовалась.

- А дальше что? Не бесконечно же вы в поле работали!

- После картошки я попал туда, где увиденные мной люди живут. Они сидели за столами - кажется, завтракали. И разговаривали. Смеялись. Обычная жизнь шла.

- С вами по-прежнему не заговаривали?

- Взглянут на меня и уходят. И вдруг слева от меня прозвучал приятный голос: “Даю тебе вот ЭТО, иди к вышке и укрепи ЭТО на ней”. И у меня в руках оказался предмет - вроде коробочки небольшой.

- Да что ж ЭТО было?

- Фонарь, как я понял потом. Им, как откроется со временем мне, я должен был зажечь свою вторую жизнь.

- А вышка откуда взялась?

- Сразу я ее не видел, но когда получил предмет, нашел быстро. И взобрался до того места, которое мне было указано голосом. Там и закрепил фонарь. Слез с вышки, оглянулся на нее... и такой высокой она мне показалась почему-то! И удаленной на большое расстояние. Я попытался снова дойти до нее, но не смог: обрывы открылись впереди страшные и многочисленные. И я решил вернуться в город.

- Он на наши города похож?

- Похож! Двух - трехэтажные дома в нем. Заасфальтированные улицы - с подъемами и спусками.

- Понимали, куда шли?

- К себе домой! Но дома своего в том городе я не нашел. И тут опять людей увидел. Среди них и мой друг Петя находился. В этот раз он спал. Сам я как бы на улице оставался, но, вместе с этим, видел все, что происходит внутри здания, возле которого я остановился.  За людьми наблюдал, разговоры ихние понимал. И в какой-то момент отчетливо услышал, как один из находившихся в помещении произнес вслух: “Голобородько защищен!” - это обо мне он отозвался. А от кого защищен я и, главное, - кем, не осознал сразу. Но чуть позже дошло, что мне рано попадать к этим людям.

- Голос, приказавший вам к вышке идти, больше не проявлялся?

- Он меня постоянно сопровождал. Ну, как бы кто-то невидимый возле меня присутствовал. Невидимый, но ощущаемый и слышимый мной.

- Вышка перед вашим взором больше не появлялась?

- Расстроившись, что она удалилась неведомым мне образом на значительное расстояние, я сказал сам себе: жаль, что не дойду до нее. И все так же слева от меня прозвучало в ответ: “Вам туда больше не нужно ходить. Вы свое дело сделали”. “А что же теперь?” - воскликнул я и, проснувшись, открыл глаза.

-   И увидели...

-   ... что меня жена обмывает, читая надо мной молитву...

[Анатолий Сергеевич запнулся, вновь переживая возвращение к жизни, но через пару мгновений взял себя в руки и продолжил, - авт.]. “Что тебе снилось?” - спрашивает жена. Оказывается, я много разговаривал во сне... пока ни уснул окончательно...

- В смысле, - осторожно уточняю я, - пока ни умерли?

- Да.

- Ваши первые впечатления от мира, в который вы вернулись, с чем были связаны?

- Обратил внимание на документы, полученные женой. История болезни среди них находилась и свидетельство о моей смерти. Не все разобрал в истории, но то, что я – хронический алкоголик, уяснил. А еще на руки внимание обратил – чернее чугуна они были.

- Как вы, Анатолий Сергеевич, происшедшее с вами оцениваете?

- Живу вторую жизнь, вот как!

- В нее, в эту жизнь, сразу вписались?

- Больше двух месяцев отходил. Как бы на грани жизни и смерти оставался.

- Что помогло вам?

- Обращение к Богу. Вы понимаете, я ведь раньше в церковь крайне редко ходил - ну, на Пасху... на Крещение. А побывав на том свете, перво-наперво исповедался в храме, причастился. И возвращался домой другим человеком! Мир мне иначе, чем раньше, открылся.

- Как иначе?

- Я окружающих людей теперь понимаю с первого взгляда. От недобрых меня словно какая-то сила отталкивает.

- Обо мне, например, что можете сказать?

- В вас справедливости много и нет хитрости. А вообще, до меня дошло: не обо всем, узнанном ТАМ, можно рассказывать ТУТ.

- Смерти нужно бояться?

- Смерть - это переход наших душ в другой мир. Чего ж его бояться?

- Таким образом, вы вернулись к жизни...

- ... когда моя душа возвратилась в тело!

 

***В тему

О чем Анатолию Голобородько стало известно на том свете?

О том, что:

молитвы наши слышны далеко-предалеко за пределами храмов. И силой они обладают премогучей;

нельзя нарушать сложившийся с древности порядок и хоронить умерших ранее, чем на третьи сутки. “Некоторых ведь вы живыми в землю закапываете!” - внедрено было в сознание Анатолия Сергеевича.

Фото Серегя Томко

 

 

 

 

 



Обновлен 16 ноя 2017. Создан 24 мар 2015